Пример

Prev Next
.
.

Аркадий Штыпель

  • Главная
    Главная Страница отображения всех блогов сайта
  • Категории
    Категории Страница отображения списка категорий системы блогов сайта.
  • Теги
    Теги Отображает список тегов, которые были использованы в блоге
  • Блоггеры
    Блоггеры Список лучших блоггеров сайта.
  • Авторизация
    Войти Login form

Продолжение. Сонеты Шекспира 117 - 121

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
  • Размер шрифта: Больше Меньше
  • Просмотров: 180
  • Подписаться на обновления поста
  • Печатать

117.

Вмени мне то, что я презрел твои

Достоинства, что задолжал кругом,

Что забывал взывать к твоей любви,

Бессрочный мне представившей заем,

И что твои бесспорные права

Я часто чужакам передавал,

И паруса мои не раз, не два

Любой случайный ветер надувал,

Мой каждый промах и каприз впиши,

Представь улики, домыслы затронь,

Возьми на мушку, только не спеши

Открыть на поражение огонь.

     Все мои вины отпустив сполна,

     Докажешь, что любовь твоя верна.

 

     Accuse me thus: that I have scanted all

     Wherein I should your great deserts repay,

     Forgot upon your dearest love to call,

     Whereto all bonds do tie me day by day;

     That I have frequent been with unknown minds

     And given to time your own dear-purchased right;

     That I have hoisted sail to all the winds

     Which should transport me farthest from your sight.

     Book both my wilfulness and errors down,

     And on just proof surmise accumulate;

     Bring me within the level of your frown,

     But shoot not at me in your wakened hate;

          Since my appeal says I did strive to prove

          The constancy and virtue of your love.

 

118.

Как аппетит желая раздразнить,

Приправы составляют повара,

Как с тем чтобы болезнь предупредить,

Нутро нам прочищают доктора,

Вот так, твоей не пресыщаясь сластью,

Впрок горькие употреблял я травы,

И своему не доверяя счастью,

Пил загодя лечебные отравы.

Добра избыток ревностно храня,

Я защищал его посредством зла,

Любовная политика меня

И вправду до болезни довела.

     Тобой я болен; верно говорят:

     Лекарство от любви – все тот же яд.

 

     Like as to make our appetites more keen

     With eager compounds we our palate urge,

     As to prevent our maladies unseen

     We sicken to shun sickness when we purge:

     Even so, being full of your ne'er-cloying sweetness,

     To bitter sauces did I frame my feeding,

     And, sick of welfare, found a kind of meetness

     To be diseased ere that there was true needing.

     Thus policy in love, t'anticipate

     The ills that were not, grew to faults assured,

     And brought to medicine a healthful state

     Which, rank of goodness, would by ill be cured.

          But thence I learn, and find the lesson true,

          Drugs poison him that so fell sick of you.

 

119.

Как я глотал питье из слез сирен,

Алембик адским жаром клокотал,

Надежд и страхов переменный плен –

Я выиграл? Я снова проиграл!

О, как я забывался в лихорадке,

Когда, казалось, счастье улыбалось,

Глаза пылали,  грезы были сладки,

Как горько мое сердце  ошибалось!

Вот польза зла! порок тем и хорош 

Что чрез него добро сияет ярче,

Когда любовь разбитую вернешь,

Она еще прекрасней, крепче, жарче.

     Стыди, кори, но хворь моя ушла,

     Я втрое приобрел посредством зла.

 

     What potions have I drunk of Siren tears,

     Distilled from limbecks foul as hell within,

     Applying fears to hopes, and hopes to fears,

     Still losing when I saw myself to win!

     What wretched errors hath my heart committed,

     Whilst it hath thought itself so blessd never!

     How have mine eyes out of their spheres been fitted

     In the distraction of this madding fever!

     O benefit of ill! now I find true

     That better is by evil still made better,

     And ruined love when it is built anew

     Grows fairer than at first, more strong, far greater.

          So I return rebuked to my content,

          And gain by ill thrice more than I have spent. 

 

120.

Чтоб я согнулся под своей виной,

Мне в помощь твоя давняя вина,

Ведь и не медный я, и не стальной,

И помню, как тяжка была она.

Теперь тебя моя провинность мучит,

И ты переживаешь тот же ад,

А я тиран – страдание не учит,

И я, как ты когда-то, виноват.

О, если бы, хоть память скуповата,

Припомнить, как я был несчастлив сам,

И поскорей пролить, как ты когда-то,

Тебе на грудь раскаянья бальзам!

     Что ж, грех за грех, сочтемся и простим:

     Твой возмещен моим, а мой твоим.

 

     That you were once unkind befriends me now,

     And for that sorrow which I then did feel

     Needs must I under my transgression bow,

     Unless my nerves were brass or hammerd steel.

     For if you were by my unkindness shaken

     As I by yours, y'have passed a hell of time,

     And I, a tyrant, have no leisure taken

     To weigh how once I suffered in your crime.

     O that our night of woe might have rememb'red

     My deepest sense, how hard true sorrow hits,

     And soon to you, as you to me then, tend'red

     The humble salve, which wounded bosoms fits!

          But that your trespass now becomes a fee;

          Mine ransoms yours, and yours must ransom me.

 

121.

Порочным все же лучше быть, чем слыть,

Чем без вины остаться виноватым,

Не смев тех самых радостей вкусить,

Которые молва зовет развратом.

Зачем фальшивый привечает глаз

Игру моих страстей? Что за печаль

Тому шпионить, кто и сам не раз

Грешил в мечтах, читая мне мораль?

Нет, я есть я, я прям, а те, кто лезет

В мои дела, кривят кривой душой,

Их мысль гнусна, они грехами грезят,

И грязь свою на счет относят мой.

    Как с миром этим им не повезло:

    Для них всяк плох и всюду правит зло.

 

     'Tis better to be vile than vile esteemed,

     When not to be receives reproach of being,

     And the just pleasure lost, which is so deemed

     Not by our feeling but by others' seeing.

     For why should others' false adulterate eyes

     Give salutation to my sportive blood?

     Or on my frailties why are frailer spies,

     Which in their wills count bad what I think good?

     No, I am that I am, and they that level

     At my abuses reckon up their own;

     I may be straight though they themselves be bevel;

     By their rank thoughts my deeds must not be shown,

          Unless this general evil they maintain:

          All men are bad and in their badness reign.

Комментарии

No post has been created yet.