Пример

Prev Next
.
.

Аркадий Штыпель

  • Главная
    Главная Страница отображения всех блогов сайта
  • Категории
    Категории Страница отображения списка категорий системы блогов сайта.
  • Теги
    Теги Отображает список тегов, которые были использованы в блоге
  • Блоггеры
    Блоггеры Список лучших блоггеров сайта.
  • Авторизация
    Войти Login form

Продолжение. Сонеты Шекспира 127 - 130

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
  • Размер шрифта: Больше Меньше
  • Просмотров: 171
  • Подписаться на обновления поста
  • Печатать

127.

Был прежде не в почете черный цвет

И не считался знаком красоты,

А нынче в моде; угомону нет

На детищ незаконной черноты.

Природы власть прибрав к рукам, любая

Рука теперь наводит красоту,

А красота скитается нагая

В позоре, на безжалостном свету.

Любимой брови – ворона крыло,

И в трауре глаза – по тем, видать,

Кто так и тщится естеству назло

Себя в поддельной красоте подать.

     К лицу ей этот погребальный цвет,

     У красоты другого цвета нет.

 

     In the old age black was not counted fair,

     Or if it were it bore not beauty's name;

     But now is black beauty's successive heir,

     And beauty slandered with a bastard shame:

     For since each hand hath put on Nature's power,

     Fairing the foul with art's false borrowed face,

     Sweet beauty hath no name, no holy bower,

     But is profaned, if not lives in disgrace.

     Therefore my mistress' brows are raven black,

     Her eyes so suited, and they mourners seem

     At such who not born fair no beauty lack,

     Sland'ring creation with a false esteem:

          Yet so they mourn, becoming of their woe,

          That every tongue says beauty should look so.

 

128.

Ты, музыка моя, едва лишь ты

Коснешься строя деревянных клавиш

И струнами разбередишь мечты,

И бегло и легко созвучья сладишь,

Меня такая зависть разберет

К отваге дерзких плашек-прыгунов –

Как к  пальцам бы твоим припал мой рот! –

Но губ проворней деревянный клев.

Моим губам бы клавишами стать,

Твои прикосновения ловить ,

Что мертвым деревяшкам благодать?

Живым губам на их бы месте быть.

     Что ж, пальчиками клавиши балуй,

     А губы мне подставь под поцелуй. 

 

    How oft, when thou, my music, music play'st,

     Upon that blessed wood whose motion sounds

     With thy sweet fingers, when thou gently sway'st

     The wiry concord that mine ear confounds,

     Do I envy those jacks that nimble leap

     To kiss the tender inward of thy hand,

     Whilst my poor lips, which should that harvest reap,

     At the wood's boldness by thee blushing stand!

     To be so tickled, they would change their state

     And situation with those dancing chips,

     O'er whom thy fingers walk with gentle gait,

     Making dead wood more blest than living lips.

          Since saucy jacks so happy are in this,

          Give them thy fingers, me thy lips to kiss.

 

129.

Растрата духа на песках стыда –

Вот похоти итог, а перед тем

Она жестока, лжива, зла, горда,

Убийственна, не взнуздана никем;

Оскомина потом, а прежде сласть,

Страсть, пыл, охота, безрассудство, тьма.

Наживки этой ненавистна власть,

Но заглотнется и сведет с ума.

С ума попятит - чаемым, искомым,

Достигнутым, ни в чем не зная мер,

Не зная мер блаженствам и истомам,

Все обещанья – череда химер.

     Все знают всё, и всё же все подряд

     Стремятся к небесам, ведущим в ад.

 

     Th'expense of spirit in a waste of shame

     Is lust in action, and till action, lust

     Is perjured, murd'rous, bloody, full of blame,

     Savage, extreme, rude, cruel, not to trust,

     Enjoyed no sooner but despisd straight,

     Past reason hunted, and no sooner had

     Past reason hated as a swallowed bait

     On purpose laid to make the taker mad:

     Mad in pursuit, and in possession so,

     Had, having, and in quest to have, extreme,

     A bliss in proof, and proved, a very woe,

     Before, a joy proposed, behind, a dream.

          All this the world well knows, yet none knows well

          To shun the heaven that leads men to this hell.

 

130.

Ни грудь не снег, ни губы не коралл,

Ни взгляд не ярче солнечных лучей,

И ниспадает не шелков обвал,

А проволока черная кудрей.

Ни на ланитах розы не горят,

Ни алые, ни белые, и хоть

Какой ни проливайся аромат,

Лишь запах плоти источает плоть.

Я речи милой слушаю в охотку,

Но музыка звучит куда нежней.

И пусть я не видал богинь походку,

Подруги шаг намного тяжелей.

      Зато она прелестнее стократ

      Всех тех, кому сравненья грубо льстят.  

 

    My mistress' eyes are nothing like the sun;

     Coral is far more red than her lips' red;

     If snow be white, why then her breasts are dun;

     If hairs be wires, black wires grow on her head.

     I have seen roses damasked, red and white,

     But no such roses see I in her cheeks,

     And in some perfumes is there more delight

     Than in the breath that from my mistress reeks.

     I love to hear her speak, yet well I know

     That music hath a far more pleasing sound;

     I grant I never saw a goddess go -

     My mistress when she walks treads on the ground.

          And yet, by heaven, I think my love as rare

          As any she belied with false compare. 

Привязка к тегам Шекспир

Комментарии

Пять сонетов Шекспира: перевод и оригинал
1. Мы жаждем приращения щедрот, Для лучших роз – бессмертной красоты, Но все, что расцветает, – отомрет, Потомству завещав свои черты. А ты своих питаешь пламя глаз, Как топливом, субстанцией своей. ...
Еще три сонета Шекспира
Продолжаю выкладывать эти переводы. Но сначала некоторая предыстория. Был некогда синий двухтомник Маршака с переводами из английской поэзии во втором томе, и там я много-много лет назад попытался про...
Продолжение: еще пять сонетов Шекспира
Продолжаем...   9. Неуж, о вдовьих сетуя слезах, Ты в одиночку век изгложешь свой? Коль так, оплачет твой бездетный прах Жизнь, как вдова, не бывшая женой. Когда ж ты канешь, без следа, ув...
Еще 5 сонетов Шекспира: 14 - 18
14. Нет, не у звезд я вырвал приговор; И пусть я с астрономией в ладу, Но не затем, чтобы пророчить мор, Сулить удачу, предвещать беду. Нет, мне не вызнать в пять минут ничьей Судьбы, ни пальцем...
Еще четыре сонета Шекспира: 19 - 22
19. Льву, Время, вырви когти; дай смолоть Земле ее родных детей; спили Клыки у тигра; Фениксову плоть В его живой крови испепели! Любую прихоть выведи на свет, В какой угодно изойди гульбе; Одн...
Продолжение. Сонеты Шекспира 23 - 26
23. Как на подмостках жалкий лицедей, Кто тщится переплюнуть естество, Кто, страх тая, неистовством страстей Бессилит силу сердца своего, Так я, страшась открыться, позабыл Речей любви затвержен...
Продолжение. Сонеты Шекспира 27 - 30
          27. Усталость тянет рухнуть и уснуть, Натруженные кости распрямить, Но мысль уже пустилась в новый путь, И путеводная ее уводит нить. Мечта не устает меня манит...
Продолжение. Сонеты Шекспира 31 - 34
31.  В твоей груди сонм сердцу дорогих  Сердец, казалось, сгинувших давно;  Там пир любви, там круг друзей былых,  Всё, что во мне навек погребено.  Как много непорочных ...
Продолжение. Сонеты Шекспира 35 - 38
35. Что толку ворошить вчерашний стыд: У роз - шипы, в ручьях сребристых – ил, Червь гадкий в сладком яблоке сидит, Затменья искажают лик светил. Грешат все люди, даже я, когда Тебя стихами силю...
Продолжение. Сонеты Шекспира 39 - 42
39. Как мне достойным образом воспеть Часть лучшую меня же самого? Что толку самохвальством прогреметь, Хваля в тебе себя лишь одного? Что ж, если так, давай разъединим И врозь отныне предадим с...