Пример

Prev Next
.
.

  • Главная
    Главная Страница отображения всех блогов сайта
  • Категории
    Категории Страница отображения списка категорий системы блогов сайта.
  • Теги
    Теги Отображает список тегов, которые были использованы в блоге
  • Блоггеры
    Блоггеры Список лучших блоггеров сайта.
  • Авторизация
    Войти Login form


Взорвать Чехова

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
  • Размер шрифта: Больше Меньше
  • Просмотров: 2688
  • Подписаться на обновления поста
  • Печатать

Пьеса - канва, ожидающая, кто возьмётся насытить её содержанием, и что при этом выйдет. Обычно выходит традиционное, лишь иначе декорированное. Если же видишь форму новую, поражаешься и творческой изобретательности режиссёра, и пластичности драматической основы. Режиссёр и драматург сшибаются лбами и высекают искру, поджигающую пыль шаблонных представлений.

"Чайка" была поставлена Юрием Бутусовым в театре "Сатирикон" в 2011 году, в 2012 получила "Золотую маску". Работа режиссёра заслуживает награды, но это не отменяет мучительных сомнений: за какой чертой творческого освоения пьесы окончательно исчезает голос драматурга, его мир? И нужно ли их беречь? Бутусов так сильно показал Чехова, что оказался сильнее его.

Два драматурга первенствуют в мире театра - Шекспир и Чехов. Два принципиально разные начала. У одного изощрённый ум. У другого души порывы. В пьесах Чехова обязательна душа. В сочинениях Шекспира царят поступки. Шекспир - политика. Чехов - поэзия. Политика и поэзия антиподы. У русских драматургов почти ничего нет о политике, всё, что о политике, в итоге скатывается к отношениям. Политика лишь фон для отношений. А у Шекспира отношения - лишь инструмент, посредством которого раскрывается политическая интрига.

С Шекспиром Бутусов на равных, как ни тарань, канва выдержит, сути вещей не расколешь. Афористичность и однозначность сохранятся при любых ухищрениях режиссуры. Но Чехов катастрофически неоднозначен. Смятение душ его героев смазывает суть их поступков, которые не поддаются классификации на плохие и хорошие, всё зыбко. Эта духота безысходности много сложнее и хуже страха смерти, созидаемого Шекспиром. 

В "Вишнёвом саду", поставленном Эймунтасом Някрошюсом в начале 2000-х, при форме прочтения, весьма отличной от традиционной, Чехов сохранён. Изящество режиссёрского замысла - в манипулировании приоритетами, до такой степени, что меняются знаки героев, - положительные оказываются отрицательными, отрицательные - положительными. Някрошюс перелицевал пьесу, и обнаружилось, что диалоги и поступки по-прежнему сохраняют актуальность, в них нет несостыковок, хотя акценты проставлены режиссёром с точностью до наоборот.

Някрошюс показал универсальность Чехова, а Бутусов - несостоятельность. Он ничего не меняет в акцентах, оставляет их традиционными. Он сильно урезает текст, чувствуя его недостаточную напряжённость по сравнению с Шекспиром. Но и то, что от Чехова оставлено, ощущается в контексте происходящего недостаточно сильным. Поэтическое провёрнуто через динамичную мясорубку зрелищности. В течение четырёх часов масштабно и ярко рассказывается о странно мелком и неброском. 

В постановке множество замечательных находок, например, по несколько раз возвращается одна и та же сцена, каждый раз иначе, и так последовательно рассматривается с разных сторон, обретает пространственность. Или, когда героиня что-либо делает "с удвоенной силой", - участвуют две актрисы. Великолепно и просто показан пожар: с обтянутого бумагой огромного подрамника обдирают полосы с характерным треском.

Спектакль доставляет эстетическое наслаждение. Но Чехов разбит наголову. Бутусов подошёл к "Чайке", как к трагедиям Шекспира, невзирая на отсутствие в ней того лютого контраста, того оголённого провода жизнь-смерть. Чеховская канва необычайно гибка, но её нити не из стальных канатов логики и поддаются разрушению. 

 

 

 

Комментарии

Пять сонетов Шекспира: перевод и оригинал
1. Мы жаждем приращения щедрот, Для лучших роз – бессмертной красоты, Но все, что расцветает, – отомрет, Потомству завещав свои черты. А ты своих питаешь пламя глаз, Как топливом, субстанцией своей. ...
Еще три сонета Шекспира
Продолжаю выкладывать эти переводы. Но сначала некоторая предыстория. Был некогда синий двухтомник Маршака с переводами из английской поэзии во втором томе, и там я много-много лет назад попытался про...
Продолжение: еще пять сонетов Шекспира
Продолжаем...   9. Неуж, о вдовьих сетуя слезах, Ты в одиночку век изгложешь свой? Коль так, оплачет твой бездетный прах Жизнь, как вдова, не бывшая женой. Когда ж ты канешь, без следа, ув...
Еще 5 сонетов Шекспира: 14 - 18
14. Нет, не у звезд я вырвал приговор; И пусть я с астрономией в ладу, Но не затем, чтобы пророчить мор, Сулить удачу, предвещать беду. Нет, мне не вызнать в пять минут ничьей Судьбы, ни пальцем...
Еще четыре сонета Шекспира: 19 - 22
19. Льву, Время, вырви когти; дай смолоть Земле ее родных детей; спили Клыки у тигра; Фениксову плоть В его живой крови испепели! Любую прихоть выведи на свет, В какой угодно изойди гульбе; Одн...
Продолжение. Сонеты Шекспира 23 - 26
23. Как на подмостках жалкий лицедей, Кто тщится переплюнуть естество, Кто, страх тая, неистовством страстей Бессилит силу сердца своего, Так я, страшась открыться, позабыл Речей любви затвержен...
Продолжение. Сонеты Шекспира 27 - 30
          27. Усталость тянет рухнуть и уснуть, Натруженные кости распрямить, Но мысль уже пустилась в новый путь, И путеводная ее уводит нить. Мечта не устает меня манит...
Продолжение. Сонеты Шекспира 31 - 34
31.  В твоей груди сонм сердцу дорогих  Сердец, казалось, сгинувших давно;  Там пир любви, там круг друзей былых,  Всё, что во мне навек погребено.  Как много непорочных ...
Продолжение. Сонеты Шекспира 35 - 38
35. Что толку ворошить вчерашний стыд: У роз - шипы, в ручьях сребристых – ил, Червь гадкий в сладком яблоке сидит, Затменья искажают лик светил. Грешат все люди, даже я, когда Тебя стихами силю...
Продолжение. Сонеты Шекспира 39 - 42
39. Как мне достойным образом воспеть Часть лучшую меня же самого? Что толку самохвальством прогреметь, Хваля в тебе себя лишь одного? Что ж, если так, давай разъединим И врозь отныне предадим с...
индивидуалки