Пример

Prev Next
.
.

  • Главная
    Главная Страница отображения всех блогов сайта
  • Категории
    Категории Страница отображения списка категорий системы блогов сайта.
  • Теги
    Теги Отображает список тегов, которые были использованы в блоге
  • Блоггеры
    Блоггеры Список лучших блоггеров сайта.
  • Авторизация
    Войти Login form

Ещё нет

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
  • Размер шрифта: Больше Меньше
  • Просмотров: 1300
  • Подписаться на обновления поста
  • Печатать

Редко хожу в театр, но вчера обнаружил себя на модном ныне спектакле «Бунтари» в МХТ им. Чехова. О модности свидетельствовала блистающая в зале фигура Федора Бондарчука и раскинувшаяся неподалеку борода Данилы Козловского. Впрочем, на сцене было по-настоящему интересно, поэтому о них зрители быстро забыли.

Дальше случилось нечто среднее между театром, кабаре и рок-концертом, сложившееся в панораму русского бунтарства – от декабристов с Пушкиным до народовольцев с Бакуниным, Софьей Перовской и Нечаевым. Уровень исполнения – высокий, энергетика – самая что ни на есть рок-н-ролльная. И все имена недавних героев русско-советского рока вписались идеально. Бунтари распевали БГ, Цоя, Мамонова, Фёдора Чистякова, Кинчева, а там, где их песен не хватало, звучали оригинальные, но в том же самом духе. Было в этом что-то курехинское, поэтому сразу вспомнились «Два капитана два» и бессмертная телега про Ленина, который гриб.

a1sx2_Original2_Buntari-02_20160213-191123_1.jpg

 

В целом художественное решение спектакля выглядит убедительно – исторический коллаж с высокой долей жестко срежессированного хаоса. Смешно, остроумно. Бакунин в обнимку с Марксом и Энгельсом поют «Где та молодая шпана, что сотрет нас с лица земли» (её нет нет нет), а Нечаев соблазняет боевую подругу под мамоновское «Досуги-буги». И периодически на сцене творится какое-то совершенно обаятельное безумие, захватывающее зрителя скорее через музыку, ритм и пластику, нежели через повествование.

a1sx2_Thumbnail1_Buntari-03.jpg

 

Вопрос в общем-то в одном. А что за этим безумием? Ведь в отличие от того чистого гребенщиковско-курехинскового абсурда, режиссер этого спектакля в конечном итоге делает ставку на социально-историческое высказывание. Мозаика, которая складывается из вполне реальных эпизодов русской истории, несет попытку художественного осмысления русского бунта. Но не столько каких-то реальных исторических событий (они даны узнаваемо, но очень вольно и намеренно гротескно), сколько той ментальности (или даже сцепления разнородных ментальностей), которая по мысли автора и стоит за традицией противостояния между обществом и абсолютной властью российского государства. Это своего рода метафизическая оптика, она совершенно не схватывает общество в движении, не включает собственно социальный контекст. Александр Молочников берет русский бунт как статичную идею и в различных исторических ситуациях пытается продемонстрировать её самотождественность, найти, к примеру, то общее, что связывает восстание декабристов и с народовольцами, и с феноменом «русского рока». Бунт возникает как состояние круговой поруки - неизбежной, возможно, даже необходимой, но всегда трагичной и бесполезной. Декабристы против царского произвола, террористы против самой фигуры царя, рокеры против утверждаемого силой тотальной государственной пропаганды конформизма. Но в этой игре нет победителей - сплошь проигравшие. 

Именно с этим связано и самое слабое место спектакля – совершенное игнорирование пафоса социальной борьбы и его замещение пафосом идеи бунта как неразрывного трагического круга русской истории. Молочников не столько смеется над «бунтарями» (а временами может показаться именно так, благо смешного в спектакле достаточно), он констатирует трагическую бессмысленность борьбы за свободу и социальную справедливость. И, стоит еще раз отметить, констатирует весьма талантливо. Но понятно, почему в такую схему не вписывается, к примеру, революция 1905 года, ведь она в известной мере круг прорвала, не говоря уже о событиях 1917 года – когда круг был разорван в клочья, или событиях начала 90-х. Можно спорить о последствиях этих революций, но они являют динамику социальной системы. Этой-то динамики и лишены представления о бунте, транслируемые спектаклем. Молочников фиксирует бунт как порыв, трагедия которого даже не в количестве жертв, но в бессилии. Всё будет так, исхода нет. И гидра государственной тирании будет каждый раз возрождаться – взорвут одного Александра, появится третий, поубивают царей, на пост заступит очередной Сталин и далее. Революция невозможна, только бунт – бессмысленность которого удручает даже больше его беспощадности.

К сожалению, в подобном взгляде есть много верного. Ни одна революция в России не привела к рождению общества как такового, общества как способности и традиции со-общения между свободными гражданами. Проблема тотальной зависимости русского человека от бюрократического аппарата до сих пор стоит перед нами, и рождение подлинной гражданственности – задача нашего времени. Спектакль «Бунтари» и указывает на эту задачу, и тут же скрывает её под толщей непролазного социально-исторического пессимизма.

Но как пелось в одной старинной песне – рок-н-ролл мертв, а мы ещё нет.

Привязка к тегам бунтари театр

Комментарии

Звуковые ландшафты
Все чего-то ждут. В темноте. Ничего не происходит. В шелест вмешиваются позвякивания, посвистывания. Подготовленный зритель, который в данном случае исключительно слушатель, погружается в ауру предрас...
Б/Б — Бертольд Брехт в постановке Бутусова.
Фигуры распределены. Христос-педик. Окровавленный отец. В спектакле нет того, кто «входит». На сцене с открытием занавеса все действующие лица, по парам: Мать-Отец, журналист-проститутка, мальчик-солд...
Наш класс
Опасно для искусства чрезмерное увлечение темой, более того, преклонение перед темой, когда она исчерпывает собой все прочие составляющие. Истребление одного народа другим столь серьёзный аргумент, чт...
Печаль неузнанной жизни («Евгений Онегин» Римаса Туминаса, зрительский всполох)
Человек живет метафизически – сказал философ, человек живет поэтически – сказал поэт, человек живет эсхатологически – сказал богослов. Или не живет никак. Постановочный силуэт спектакля, искушающий и...