Пример

Prev Next
.
.

  • Главная
    Главная Страница отображения всех блогов сайта
  • Категории
    Категории Страница отображения списка категорий системы блогов сайта.
  • Теги
    Теги Отображает список тегов, которые были использованы в блоге
  • Блоггеры
    Блоггеры Список лучших блоггеров сайта.
  • Авторизация
    Войти Login form

Почему так важно изучать историю своего рода

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
  • Размер шрифта: Больше Меньше
  • Просмотров: 202
  • Подписаться на обновления поста
  • Печатать

   А.С. Пушкин писал, что «неуважение к предкам есть первый признак дикости и безнравственности… Гордиться славою своих предков не только можно, но и должно, не уважать оной есть постыдное малодушие». Но иногда волосы становятся дыбом, когда узнаёшь, какие взгляды и мотивы поступков приписывают нам, людям, интересующимся своими корнями, наши оппоненты. У них возникли устойчивые стереотипы относительно наших взглядов.

Таких стереотипов, заслуживающих внимания, два. Имеется стереотип, что люди, изучая прошлое своего рода, делая ДНК-тесты, мечтают найти родство с каким-нибудь царём, принцем, на худой конец просто с известным человеком, исторической личностью, и таким образом возвыситься в собственных глазах и глазах окружающих. То есть, у людей, решивших сделать тест, якобы наблюдается комплекс неполноценности.

   Ещё имеется стереотип, что те же самые люди, те, кто собрался сделать тест на у-хромосому, мечтают о какой-то особенной, правильной, самой лучшей гаплогруппе, чтобы ощутить самому и доказать всем окружающим своё превосходство перед другими людьми или даже другими народами. В общем, интерес к своим корням, по мнению скептиков, это прямая дорога к шовинизму, национализму и фашизму. В одном из произведений немецкого писателя, ярого антифашиста, Эриха Мария Ремарка, его герои, немецкие солдаты, спорят, какой народ относится к «ублюдкам», а какой к «истинным арийцам». Точно такие же взгляды не понимающие сути скептики приписывают нам, тем, кто интересуется собственной историей и собственными корнями. Что же на самом деле нами движет? Приведу несколько примеров, чтобы найти ответ на этот вопрос.
 
   Я меньше года назад сделал тест в московской Лаборатории ДНК-генеалогии и получил хороший и интересный результат. Иного быть не могло. Любой результат был бы для меня хорошим и интересным. Около трёх лет я следил за публикациями Переформата перед тем как сделал тест. И мне было чрезвычайно интересно читать и о прошлом своего народа, и об открывшихся тайнах тысячелетней давности. Но одно дело читать о народах и этносах, другое дело, когда результат теста у тебя на руках и ты знаешь какого ты рода-племени. И вот тут-то я с пристрастием начал перечитывать некоторые переформатские статьи, рассматривать карты субкладов и изучать другие данные. Ведь статья А.А. Клёсова, в которой обсуждается книга В.В. Седова «Происхождение и ранняя история славян» – это ведь статья и о моих предках тоже. Так же и статьи о венетах и венедах напрямую меня касаются, вернее моих корней. И множество книг А.А. Клёсова о том же.
 

   Вот что Анатолий Алексеевич Клёсов пишет о моей ветви моего родного субклада R1a-M458 в своей книге «Происхождение славян. ДНК-генеалогия против «норманнской теории»: «В нее определенно вошли и белорусские славяне, и польские. Время образования этой ветви – 2900 лет назад, начало 1 тыс. до н.э. Есть серьезные основания полагать, что эта ветвь R1a привела к образованию археологической культуры кельтов в Центральной Европе в первой половине 1 тыс. до н.э., и она же принесла индоевропейские языки в Европу».
 
   В настоящее время полученные результаты теста позволили мне узнать, что мои стоюродные родственники из субклада R1a-L1029 восходят к одному предку, жившему примерно 3000 лет назад. Эти «родственники» проживают в настоящее время в основном на территории современной Польши, Беларуси, на востоке Германии, а также многие – в Центральной России на берегах Оки, Дона и Средней Волги. Как тут не вспомнить летописца Нестора и Повесть Временных Лет: «радимичи же и вятичи – от рода ляхов. Были ведь два брата у ляхов – Радим, а другой – Вятко; и пришли и сели: Радим на Соже, и от него прозвались радимичи, а Вятко сел с родом своим по Оке, от него получили свое название вятичи.» До появления ДНК-генеалогии эти слова звучали как нечто легендарное, мифическое, как слова о Симе, Xaме и Иaфeте, как слова о кресте, поставленном апостолом Андреем на месте Киева. А сегодня слова летописца о том, что вятичи произошли от ляха по имени Вятко, это уже повод для проведения серьёзного научного исследования.
 
   Итак, результат тестирования поместил меня на многомиллионную ветку субклада R1a-L1029. Я получил промежуточный ответ на вопросы о моём роде, о моём происхождении. Изучая результаты тестирования, похожие на мой результат, я обнаружил, что всего лишь в двух мутациях на 18-ти маркерах находятся от меня потомки древнего боярского рода Аксаковых. К этому роду принадлежит писатель Сергей Тимофеевич Аксаков, автор «Аленького цветочка», его сыновья, идеологи славянофильства. Окончательно и безапелляционно заключить, что жил мой с Аксаковыми общий предок менее тысячи лет назад, что следует из расчётов на калькуляторе Килина-Клёсова, на мой взгляд, пока не представляется возможным. Чтобы сделать окончательный вывод, нужны дополнительные тесты на снипы, или же более полный анализ маркеров. В моём случае не следует исключать вариант с мнимой близостью. Тем не менее, есть большая вероятность того, что проведение дополнительных тестов покажет, что род моих предков и боярский род Аксаковых имеет общего предка, жившего уже в нашей эре.
 
   Читая эти строки, наши оппоненты должны оживиться – ну вот же, пожалуйста, у автора нашлись «родственники» голубых кровей! Во-первых, жизнь показывает, что практически любой человек, сделавший тест и получивший какой-то свой результат, обязательно выясняет, что, по крайней мере, в пределах 2000 лет или чуть больше, жил общий предок его и какого-то известного, выдающегося человека. Во-вторых, для меня данное открытие в первую очередь возможность провести новое интересное исследование, а не повод для торжества. К тому же, не сам факт возможного родства с древним аристократическим родом привлекает меня, а скорее возможные дальние родственные связи с конкретными людьми, замечательным писателем и с его детьми – общественными деятелями, славянофилами.
 
   Кроме того, обратите внимание, что ДНК-генеалогия незаметно разрушает ещё один миф помимо норманнского мифа, мифа о финно-угорских насельниках на Русской Равнине и мифа об относительно недавнем происхождении славянства и других мифов. ДНК-генеалогия показывает, что наша аристократия – это плоть от плоти наши люди, наши братья. Это не отдельная закрытая каста. И Толстые, и Пушкины, к примеру, оказывается, имеют те же самые субклады и гаплотипы, что и миллионы других людей в России. И что они, эти потомки славных аристократических родов, имеют зачастую общего предка, жившего пять-семь столетий назад с множеством простых, не родовитых и безызвестных людей.
 
   Дмитрий Пучков в передаче «Чай с Захаром» в гостях у замечательного писателя и общественного деятеля Захара Прилепина сказал, что талантливейший человек, прекрасный режиссер, актёр и писатель Василий Шукшин не был родовит, однако, это ему не помешало стать тем, кем он стал. Ещё Дмитрий Пучков добавил, что люди не кони и не собаки, и не нужно у них определять породу. А ДНК-генеалогия и ДНК-тесты показывают, что у людей и нет никаких пород, и что среди людей нет беспородных дворняг. Что и потомки аристократов, и потомки крестьян во многих случаях имеют относительно недавнего общего предка. В полной мере это касается и Аксаковых, рядом с которыми на 67-маркерном тесте «сидят» простые люди с польскими, белорусскими и русскими малоизвестными фамилиями.
 
   Аксаковы на протяжении столетий вели свою родословную от славного варяга Шимона Африкановича. На одном из ДНК-проектов потомок рода Аксаковых приписал себя к скандинавам, и Швецию указал как страну происхождения предка. И хотя сегодня уже стало очевидным, что нет у Аксаковых никакого шведского происхождения, их желания быть скандинавами вполне естественны. Ведь может быть ещё с допетровских времён и по сегодняшний день для Аксаковых было неоспоримой истиной то, что они – Шимоновичи и Африкановичи. У Александра Сергеевича Пушкина есть такие строки:
 

Начнем ab ovo мой Езерский
Происходил от тех вождей,
Чей дух воинственный и зверский
Был древле ужасом морей.
Одульф, его начальник рода,
Вельми бе грозен воевода…

 
   Для Аксаковых на протяжении веков скандинавское происхождение их предков было так же неоспоримо, как то, что после лета наступает осень, и что утром обязательно восходит солнце. И для меня лично сейчас «примазаться» к Шимоновичам и Африкановичам выглядит чем-то как раз противоестественным и даже фальшивым. Но открою секрет, у меня есть свой Шимон или Африкан. Я узнал о нём совсем недавно, лет пять назад. Это было ещё до того, как я узнал о ДНК-генеалогии. Знакомство моё с собственным Африканом произошло тогда, когда я заказал генеалогическое исследование и получил информацию о моих пращурах и их родной слободе. Неожиданно обнаружился факт, что в честь моего предка и в честь таких же отчаянных людей как он, рядом с родной слободой моих предков существовала наша «фамильная» долина. Из дореволюционного справочника, повествующего о населённых пунктах Саратовской губернии, я узнал, что рядом со слободой Рудней на берегах рек Терсы и Щелкана располагались два десятка курганов, будто бы возведённых ещё Мамаем и ещё кем-то до него. А рядом располагалась Рыльщикова долина, и на просторах этой долины под огромными камнями и в середине ХIХ века, и задолго до этого, находили истлевшие человеческие останки, зачем-то посыпанные просом, останки разорителей курганов.
 
   Вот это да! Потрясающе! Мои предки были бесстрашными авантюристами, расхитителями гробниц, не боявшимися смерти и погребения под огромным камнем на Рыльщиковой долине. Я согласен, что сегодня разорителей археологических памятников нужно сурово наказывать. И тогда тоже сурово и справедливо наказывали. Но когда я пытаюсь представить себе этого человека, прихожу в полный восторг. Мне ясно представляется, как этот неведомый мой пращур с лопатой и киркой в руках бесшумно крадётся в ночной тишине в сторону старинных курганов, с тем, чтобы откопать Мамаево золото. Стараясь остаться незамеченным, он ежеминутно оглядывается – нет ли слежки или погони. Он пробирается в темноте. Иногда его посещает мысль: «а не последняя ли это ночь в моей жизни?» Этот неведомый человек, скорее всего, подарил мне мою фамилию. Он и есть мой легендарный Африкан.
 
   А ещё не стоит забывать, что именно в тех краях между Саратовом и Камышином разбивали свои станы казаки Емельян Пугачёв и Степан Разин. И неминуемо мои, если не прямые предки, то кузены совершенно точно, в тех станах варили ночью на кострах кулеш и уху, и потом отправлялись на свой опасный промысел. Вот потому-то мне чужого Африкана или Шимона не надо, у меня есть свои. А Рыльщикова долина для меня – это что-то вроде моего родового замка.
 
   Есть у меня ещё кое-какие сведения о моих дальних сородичах. Дело в том, что кроме Аксаковых меня окружают люди с очень похожими результатами тестов, чьи предки были казаками и жили на Дону, на Волге и её притоках ещё в начале XVII-го века. С двумя потомками казаков у меня разница на три мутации, с одним на четыре, но с последним у нас разница на две мутации в быстром маркере DYS449. Кроме того, я абсолютно от всех и ближних и дальних своих соседей отличаюсь на одну мутацию в маркере DYS439. Может быть, это совсем недавняя мутация, которая свойственна моим самым близким родственникам? Если так, то эту мутацию можно считать родимым пятном, отличительной чертой моего рода.
 
   Чтобы ответить на вопрос, с одного ли я куста с этими потомками казаков или это мнимая близость, мне обязательно нужно будет делать новый, более подробный тест. Честно скажу, принадлежность к этому казачьему кусту, как и несомненная, доказанная близость к Аксаковым, меня очень обрадовала бы. Мои корни из тех же краёв, из русских степей, что и корни трёх потомков донских и волжских казаков с похожими результатами тестов. Помните, прошлой осенью, какой стоял шум и гвалт по поводу установки памятника царю Ивану Грозному в Орле? Мне это чистоплюйское возмущение не давало покоя. Ведь это не одному Грозному царю установлен был памятник. Это ведь и им памятник, вот этим людям, казакам, стрельцам, однодворцам. Тем, кто пошел вместе с Иваном Грозным и с его дружиной в южные степи, кто отстоял своё право жить там, осел в тех землях, пустил там свои корни, расплодил потомство. Хотя предварительно можно заключить, что наш общий предок жил полторы тысячи лет назад, плюс-минус погрешность, тем не менее, принадлежность к этому кусту роднит меня и моих предков с людьми, освоившими в своё время русское подстепье. Узнать бы, где были мои в это время, открыть бы завесу!
 
   Один пример – это всегда частный случай. Приведу другой пример. Расскажу историю моего нового знакомого. Хочу подчеркнуть, что благодаря ДНК-генеалогии я приобрёл множество друзей. Встречаемся мы не часто, в июне прошлого года встречались, и в мае нынешнего встречались. А в интернете общаемся постоянно. Почему? Потому что у нас общие интересы, потому что нас объединила ДНК-генеалогия. У одного из моих новых друзей, это Сергец, админ группы «ДНК-генеалогия как историческая наука. А. Клёсов» ВКонтакте, результат теста показал, что его субклад – N1c1-L550, и что он имеет общего предка с Рюриковичами, жившего в середине первого тысячелетия до нашей эры плюс-минус погрешность. Людей, имеющих такой субклад, миллионы. И всего лишь десятки или сотни из великого множества несведущих уже знают об этом. Думаю, для тех, кто знает о своём далёком родстве с Рюриковичами, это родство имеет важное значение. Примеряют ли на себя эти люди заслуги Рюриковичей? Скорее всего, нет. У этих людей были свои предки, близкие и известные им, которых эти люди почитают, чувствуют неразрывную связь с ними. Но с Рюриковичами у носителей субклада N1c1-L550, думаю, тоже существует какая-то смутная связь, сопричастность что ли.
 
   Что такое два с половиной тысячелетия? Это всего лишь какие-то сто человек. Шеренга, в которой рядом стоят сын, его отец, отец отца и так дальше. Двух-трёх из ста самых близких к тебе ты знаешь в лицо. Ещё о пяти или о десяти, у тебя есть какие-то сведения, очень часто совсем скудные, не больше двух строк на каждого. Эти сведения ты получил совсем недавно, благодаря генеалогическому исследованию. И ты уже не знаешь, какими были лица этих людей, характеры, таланты и умения. Ничего не знаешь об их бедах и радостях. Знаешь их имена, знаешь, к какому сословию они принадлежали, знаешь годы их рождения, бракосочетания, годы рождения их детей, годы смерти. А о следующих восьмидесяти пяти ты не знаешь совсем ничего. Как их звали, где они жили? Но зато о том, кто стоит на дальнем краю шеренги, ты знаешь, что он прародитель твой и Владимира Крестителя, твой и Дмитрия Донского, твой и Ивана Грозного. Можно ли не ощущать сопричастность к Рюриковичам, и вместе с тем, к долгой и славной истории родной страны, коли думаешь обо всём этом? Сразу же возникает множество вопросов. Где территориально жил этот прародитель? На каком языке он разговаривал? Отличался ли знатностью и авторитетом в среде соплеменников? На большинство вопросов ответов найти невозможно, как ни старайся. О месте проживания осторожно предположу, что это были городецкая или дьяковская культура, то есть Поочье или земли к северу от Оки. Проверка этого предположения, кстати, может стать очень интересной и серьёзной темой для научной работы.
 
   А ведь можно пофантазировать, и представить себе другого человека, который жил ещё раньше, может быть 3000 лет назад. Он охотник и готовит своё снаряжение для нового похода на охоту. А неподалёку его старший отпрыск играет, и в то же время, тренирует необходимый навык – метает копьё в цель. Этот отрок – будущий прародитель Гедиминовичей и миллиона человек живущих сегодня в России, в Прибалтике, в Беларуси, в Польше. А где-то рядом в жилище мать баюкает младенца. От него пойдут Рюриковичи и миллионы современных жителей России, Прибалтики, Беларуси и так далее. Вблизи жилища играют другие дети. Чья-то линия пресечётся и их потомство не дойдёт до нас, а кто-то тоже оставит многочисленное потомство. Потомки тех детей, они среди нас. Но большинство из этих потомков ничего не знают об этом, и многие даже не хотят знать. Счастливчик тот, кто знает.
 
   Ещё один пример с новыми друзьями из группы «ДНК-генеалогия как историческая наука. А. Клёсов». Переписываясь с Вероникой, модератором группы, я узнал, что её сын имеет тот же субклад, что и Александр Сергеевич Пушкин, субклад R1a-Z92. Я не спрашивал у Вероники, на сколько мутаций отличается результат теста её сына от теста великого поэта. Субклад R1a-Z92 не очень старый. Вот интересно, тот человек – прародитель, живший, допустим, около двух или двух с половиной тысяч лет назад, пращур и славного рода Пушкиных, и мальчика из российского Черноземья, слышал ли он сказки и заклинания, в которых упоминается Лукоморье или остров Буян? «У Лукоморья дуб зелёный…», «мимо острова Буяна, к царству славного Салтана…». У Ивана Бунина в повести «Суходол» героиня произносит языческое заклинание: «на море, на окияне, на острове Буяне лежит сучнища, на ей серая рунища…». У Забылина, Майкова, Петра Киреевского, в их книгах и сборниках по русскому фольклору и остров Буян, и Лукоморье упоминается. А тот прародитель, он знал эти названия? Скорее всего, знал, и скорее всего, разговаривал на языке, вполне понятном современному русскому человеку. Эх, услышать бы речь на том языке! А мой общий предок с Аксаковыми, интересно, слышал в детстве от мамы или бабушки сказку о девушке и страшном чудище, старинный вариант «Аленького цветочка»? Почему-то, думается, что слышал…
 
   Есть у меня ещё один пример. Мой старый друг недавно тоже сделал тест, и уже получил результат. А подтолкнул его я. Дело было так. Я спросил у своего старого друга по имени Филипп:
 
— Слушай друг, у тебя же в семнадцатых числах марта день рождения?
— Ну да, в восемнадцатых, – ответил Филипп.
— И тебе, как обычно, надарят ненужных безделушек?
— Как всегда. Средства для бритья особенно любят дарить. А я ещё прошлогодние не использовал.
— Скажи своим друзьям, что ты отпускаешь бороду и напиши мне телефоны твоих друзей, – скомандовал я.
 
Филипп ответил, что не собирается отпускать бороду, но телефоны нескольких своих друзей мне сообщил. Я провёл сложные, но успешные переговоры, и мне удалось объяснить друзьям Филиппа, моим старым знакомым, что лучшего подарка, чем тест на у-хромосому, который можно сделать в московской Лаборатории ДНК-генеалогии, придумать невозможно. Но нужно объединить усилия. Тест был сделан. Результат получен. Результат оказался интереснейшим. В ДНК-генеалогии других результатов не бывает. У Филиппа обнаружился субклад E1b-V13. Для России Е – это минорная гаплогруппа, хотя достаточно распространённая. Близкие предки моего друга жили на склонах Карпатских гор на территории нынешней Западной Украины. В том регионе и, в особенности, в соседнем польском Закарпатье, по словам Игоря Львовича Рожанского, E1b-V13 – это весьма распространённый субклад.
 
   Узнав свой результат, Филипп и я вместе с ним, мы начали выискивать какую либо информацию о E1b-V13 и о более ранних, материнских субкладах. И к великому моему удивлению обнаружили, что на глазах у предков Филиппа происходило множество исторических событий Древнего мира. Судите сами, предки Филиппа вышли из Северной Африки ещё во времена палеолита. Отметились на Ближнем Востоке во времена неолита. В начале II-го тысячелетия до нашей эры, возможно, где-то в Европе, субклад E1b-V13 прошёл бутылочное горлышко и начал быстро расти и особенно успешно рос на Балканском полуострове. Войны древнегреческих полисов с Персией, рассвет империи Александра Македонского, завоевания Балкан Римской империей, появление, рассвет и увядание Византии, всё это происходило либо непосредственно на глазах у прямых предков моего друга, либо в какой-нибудь сотне-другой километров от них, и были им знакомы. Его прародители воочию наблюдали половину событий, описанных в учебнике истории за пятый класс. Помните этот учебник в чёрной обложке с воротами Пальмиры? А ещё результат теста Филиппа схож со многими результатами сербского ДНК-проекта. Есть полное совпадение на 12-ти маркерах с одним человеком. С несколькими результатами на 18-ти маркерах имеется расхождение на три мутации. Заказ интерпретации к тесту ответил бы на многие вопросы. Но можно порассуждать и осторожно предположить, что, возможно, турецкое нашествие подтолкнуло балканских жителей искать лучшую долю на севере, на склонах Карпат. Чтобы ответить на этот вопрос, нужно сопоставить все имеющиеся результаты тестов субклада E1b-V13 и у балканских славян и у жителей Карпат из этого же субклада.
 
   Ещё пару слов хочется добавить касательно Филиппова теста. В той самой шеренге, Филипп, третьего от себя человека, своего прадеда Антона, умершего в Сибири в ссылке, знает только по фотографиям. Между Антоном и Филиппом в этом ряду стоят Лев и Юрий. Дядя Юра, он же Юрий Львович, он же Карабас – это отец Филиппа. Карабасом дядю Юру прозвали из-за бороды, и из-за того, что он был своим парнем в компании друзей сына. Он не подвешивал Буратино на гвоздик. Напротив, он научил и Филиппа, и его друзей и в шашки играть, и в настольный теннис. Шумная компания детей частенько проводила время в гостях у Филиппа. Но с тех славных пор прошло уже много лет. Дети выросли, взрослеют уже и дети детей. А родители Филиппа и его друзей постарели.
 
   Всю зиму 2012-2013 года пенсионер с небольшим стажем, дядя Юра, проболел. Весной самочувствие улучшилось, и дядь Юра с Филиппом решили ещё раз после многолетнего перерыва посетить родину предков, небольшой городок в Прикарпатье. Но и там дядь Юра опять занемог. В один из дней ему стало лучше и они с Филиппом, проснувшись до восхода солнца, совершили восхождение на ближайшую гору. Поднявшись, они долго стояли и любовались дальними горными вершинами, возвышавшимися над ближними, зелёными хребтами, уходящими к горизонту, селениями в долинах, освещаемыми утренним солнцем. Они всё стояли, осматривали окрестности, не спешили с возвращением. Им совсем не хотелось спускаться. Мне об этом сам Филипп как-то рассказывал.
 
   Через полгода на Украине начался Майдан, и стало понятно, что в следующий раз они посетят свою родину нескоро. А ещё через полгода, в июне 2014 года, дяди Юры не стало. Попал ли он в райские кущи? Он сам вообще-то не очень верил в их существование. Он теперь живёт в памяти близких. А ещё он – один из тех, кто стоит в своей длинной шеренге, уходящей через Карпаты и Балканы, через Ближний Восток, через Синайский полуостров в Северную Африку. Филипп когда-то делал интересные литературные опыты. Сейчас, правда, он совсем забросил сочинительство. А зря. У него неплохо получалось. Есть у него один славный рассказик, «Мой Синай» называется. Синай – это метафора. В рассказе речь идёт о родине близких предков, о Карпатах. Но, может быть, не случайно Филипп упомянул Синай? Может быть, он что-то почувствовал, услышал подсказку от пращуров?
 
   Недавно мы общались с Филиппом. И совершенно неожиданно для себя выяснили, что мои Покусаевы и его Долговы, это наши предки по женским линиям, жили на юге Воронежской губернии в двух-трёх десятках километров друг от друга. Решили, что нужно искать там, на месте, нужных людей – дальних родственников, договариваться с ними, и делать тесты. В общем, у нас работы непочатый край. А ещё у нас есть третий друг, Женя. Это мой соавтор по Бутыркам. Он потомок мариупольских греков, тех, кого императрица Екатерина Великая переселила из Крыма в плодородные приазовские степи. Тут полноценный новый этнический проект намечается! Очевидно, я Жене в ближайшие дни позвоню и спрошу, как принято у нас, шутливым тоном:
 
— У тебя в двадцать девятых числах июня день рождения? – Нет, в тридцатых? Ну, тогда сообщай телефоны твоих друзей. Трудные, но успешные переговоры вести буду…
 
   И снова я хочу вернуться к якобы «безродности» писателя Василия Шукшина. Стоит только провести исследование, и выяснится, что он потомок старообрядцев-казаков, пришедших с Хопра или Медведицы, или же потомок переселенцев из Великого Устюга или Великого Новгорода или Костромы. Всё можно выяснить. Было бы желание, нашлись бы охотники. И перестанет тогда наш писатель быть безродным. И встроится его род, как маленький мозаичный камушек, в общую картину, и дополнит её.
 
   Думая о сибиряке, Василии Шукшине, я вспоминаю песню «Ермак» Игоря Растеряева. Ведь и Игоря Растеряева тоже обвиняют в великорусском или казачьем шовинизме и за эту, и за другие его песни. «О предке своём, казаке…» – начинает повествование автор. И заканчивает словами: «Тихий Дон впадал в Тихий океан». Какой шовинизм, друзья мои? Автор изумлён. Как это возможно?! Как эти ватаги в несколько сотен отчаянных смельчаков «до Китая Россию раздвинули»? Почему они это делали? Куда они шли? С какой целью рисковали своей жизнью? Неужто только за мехами и шкурками и дорогими товарами, да за новыми землями? Нет, конечно! Они шли потому, что их удаль, отвага и азарт не давали им покоя. Потому, что для них счастьем было служить под началом своего атамана, Ермака Тимофеевича или Семёна Дежнёва. Они не боялись умереть под стрелами врагов или в пятидесятиградусный мороз. И позже потомки этих смельчаков оседали на новых землях, жили в достатке правильной трудовой христианской жизнью, как им предки завещали. Именно такие корни у Василия Шукшина. Никакой он не безродный.
 
   Кроме Дмитрия Пучкова как-то гостил у Захара Прилепина в его передаче «Чай с Захаром» Никита Сергеевич Михалков. Никита Сергеевич, между прочим, упомянул о двух своих предках – участниках Куликовской битвы. Об этом участии есть документальные свидетельства. Н.С. Михалков призвал зрителей интересоваться прошлым своего рода и своего народа, и гордиться заслугами своих предков. Сам Захар Прилепин вот что пишет в романе «Обитель»: «Артём спал, зажмурившись изо всех сил, и во сне словно бы летел на узкой лодке по стремительной и горячей реке своей собственной крови – и течение этой крови уводило его всё дальше во времена, где на одном повороте реки тянули изо всех сил тетиву, но перетягивали ровно на волосок – и стрела падала за спиной его праотца, а на другом повороте – стреляли из пушек, но во всякое ядро упирался встречный ветер, и оно пролетало на одну ладонь мимо виска его прадеда, а на третьем повороте – его прабабка, ещё когда была в девках, а верней – в детках, скатилась, ей и двух лет не было – с порожка, пока все были на покосе, и уползла ровно настолько, чтоб не сгореть, пока заходился и разгорался огонь в избе…» Иван Алексеевич Бунин, по свидетельству Т.Д. Муравьёвой-Логиновой, говорил: «Чувствую в себе своих предков. Бурлят, шумят они во мне – и дальше чувствую далёкую глубь веков. Все корни мои, ушедшие в русскую почву, до малейшего корешка чувствую». А Дмитрий Пучков на передаче «Чай с Захаром» вопрошает: «мой сын по материнской линии имеет корейские и еврейские корни. И что ему делать?»
 
   Отвечаю Пучкову: И ему, и Вам нужно радоваться. Ваш сын обладатель настоящего богатства. Редкого богатства. Мало кто таким сочетанием может похвастаться. Но радоваться мало. Надо изучать историю рода, пытаться понять, почувствовать далёких незнакомых, но родных своих людей. Если есть повод для гордости, нужно гордиться своими предками. Если прямого повода нет, в любом случае, нужно любить и уважать их.
 
   Изучая свои линии, свой род, человек не может не изучать историю своего народа, историю стран, народов, цивилизаций, археологических культур, к которым имеют отношения его предки. Но такое изучение уже не что-то абстрактное и общее. Это уже история, в которой есть и твоё место тоже – место твоих пращуров. Помни о них, люби их, «чувствуй в себе». Без них не было бы ни тебя, ни твоей страны. Именно эти чувства и мысли нами движут. Именно в этом наш интерес.

 

Комментарии

No post has been created yet.