Пример

Prev Next
.
.

Юрий Жуковский

  • Главная
    Главная Страница отображения всех блогов сайта
  • Категории
    Категории Страница отображения списка категорий системы блогов сайта.
  • Теги
    Теги Отображает список тегов, которые были использованы в блоге
  • Блоггеры
    Блоггеры Список лучших блоггеров сайта.
  • Авторизация
    Войти Login form

Разноуровневая пирамида «Аритмии»

Добавлено : Дата: в разделе: Кино
  • Размер шрифта: Больше Меньше
  • Просмотров: 260
  • Подписаться на обновления поста
  • Печатать

Фильм «Аритмия»

Режиссёр – Борис Хлебников. Россия/Финляндия/Германия. 2017 год

Борис Хлебников традиционно ассоциировался у меня с социалистическим реализмом. Его новая работа, при всей кажущейся дани производственной драме и социальности, совершенно другая.

Можно условно назвать картину полотном трёх измерений. Третье измерение даётся Борису Хлебникову с лёгкостью необычайной – за гранью жизни и смерти невинное дитя качается волнами океана доброты, в колыбели безмятежности. Современному человеку трудно встретиться с беспощадным лезвием между жизнью и смертью, где каждый взмах отправляет человека либо в жизнь, либо в смерть, без оттенков, третьего, четвёртого и пятого не дано. Возможность перманентных встреч с голой сутью мира щедро предоставлена врачу «Скорой помощи» Олегу – человеку из другой Галактики, как говорит о нём жена Катя.

Фильм Бориса Хлебникова филигранно точен, безукоризненно выполняя собственную художественную задачу. Это картина о человеке из другой Галактики, до которой Кате не долететь, а если долетит, то не сможет обозначить своё присутствие. При традиционном отсутствии у российского кино интереса и любви к человеку, Хлебников неосязаемыми пассами волхва, с аскетичной точностью сразу окунает зрителя в волны человечности, легко, играючи. Спивающийся «ангел» Олег беспомощен в попытках что-то выстроить, он не умеет жить в мире, который не предоставляет возможности балансировать на грани, когда от твоего решения зависит судьба. Жизнь с Катей – лирическая линия – это пауза, это зал ожидания выезда «Скорой помощи», за выбором, адреналином и полнокровностью бытия. Без дозы адреналина спасателя мир становится хрупким расползающимся крошевом, пальцы цепляются за края, края тверды и холодны, как бетон, уцепиться не за что, кроме мягкой, неустойчивой, зависимой любви и алкоголя.

Псевдодокументальные выезды «Скорой» тоже непостижимо точны. Магией искусства режиссёр точно и уверенно, небрежными на поверхностный взгляд штрихами, погружает зрителя в третье измерение, руша мостик между земным миром и весами жизнеспособности судеб. Никакой документальной достоверности работы врача – только голая суть профессии, голая суть добра и зла. На выездах врач Олег становится жёстким и авторитарным, эдакий недодиктатор, мягкий, безвольный в мире без выездов человек, со всей растерянностью угадываемой детской травмы недолюбленности, тычущийся тёплым пьяным телячьим носом в пахнущие молоком соски матери-жены. 

Если условно назвать вторым и первым измерением жизнь человеческого духа и собственно реализм социальной драмы, то их нет. В Галактике Олега их не существует. Они излишни – побочная  линия в драматургической конструкции. Диалоги на выездах «Скорой», общение коллег по медицине на кухне предельно условны, обобщённы, они не плакатны, они наполнены живым духом и добротой, создаваемыми актёрами. Но жизни человеческого, слишком человеческого в них нет, есть общие схемы всеобщих отношений. Мягкий муж обретает свою твёрдость в выборе врачебных решений, от которых зависит жизнь человека, мягкая жена – в общении коллег и друзей. Апофеоз условности, отсутствия живых деталей отношений именно этих людей – попсовый саундтрек, доведённый почти до пародийности. Катя движется под музыку про Крым как в «КВН», как в фильме «Шапито-шоу». Режиссёр подчёркивает условность персонажей, поскольку фильм – про жизнь и смерть, про инъекции врачей «Скорой» в весло Харона, но это не расчислено, а  с безбрежностью мирового разума качается в безбрежной доброте.

Публицистическая критика медицинской реформы, намеренно современная, просторечная, почти жаргонная речь персонажей не убеждают. В этом нет производственной драмы, это просто фон. Олег, находящийся в третьем  измерении, существует в ипостаси «врач», пробуя её наощупь, условно говоря, подобно ангелу с просторечной пеной на губах, которая ему не к лицу. Но он и не плакатный ангел, он мягкий, сентиментальный человек, обретающий силу на выездах «Скорой» на предельную грань, куда её часто не пускают дорожные пробки.

Если в картине «Нелюбовь» Андрей Звягинцев намекал на свою способность активизировать дыхание третьего измерения, но не делал этого, то для Бориса Хлебникова это самая не сложная из художественных задач. И условность у них разная – это разница между намеренной выхолощенностью и широкими небрежными мазками общепоколенческих черт.

В картине «Аритмия» есть всё, что нужно для решения режиссёром собственной художественной сверхзадачи, и всё это сделано практически без недостатков.

Не исключаю версию того, что режиссёр хотел именно социальности, именно обличения и разоблачения, изображения так называемых «простых людей». И это ему не удалось, поскольку волны таланта увели туда, где всё это несущественно.

Картина «Аритмия» - лирическая сага о человеке, сделанная с той человечностью, которая разлита в воздухе осенних листьев, города, нахохлившихся перелётных птиц-автомобилей в пробках, визуальной  красоты кадра. С человечностью естественной, как воздух. «Аритмия»  методично переключает из одного крайнего состояния в другое, не щадя зрителя, невзирая на его жажду пауз для передышки. А когда переключение становится чуть надоевшим приёмом, фильм завершается, с мерой, вкусом и точностью.

И две мягкие «половинки», шокированные холодной строгостью мира, «инь-инь», поняв, что им «не жить друг без друга», сливаются в отвердевший «инь-янь» беззащитности и растерянности перед обнажённой до предела сутью мира. Вдвоём они выживут и спасут других, если человек из другой Галактики сможет существовать в постигаемом на ощупь бытии. Ему помогут напарник-фельдшер и жена Катя.

Юрий Жуковский, член Гильдии киноведов и кинокритиков России

Комментарии

No post has been created yet.