Пример

Prev Next
.
.

  • Главная
    Главная Страница отображения всех блогов сайта
  • Категории
    Категории Страница отображения списка категорий системы блогов сайта.
  • Теги
    Теги Отображает список тегов, которые были использованы в блоге
  • Блоггеры
    Блоггеры Список лучших блоггеров сайта.
  • Авторизация
    Войти Login form

Роберт Мензис, "Свобода от страха" (перевод - Д.К.)

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
  • Размер шрифта: Больше Меньше
  • Просмотров: 2281
  • Подписаться на обновления поста
  • Печатать

Оригинал: Chapter 6 - Freedom from Fear

Когда Президент выделил свободу от страха, как одну из четырех свобод, за которую сражаются Союзники, он без сомнения имел в виду свободу от международной преступности, тень которой нависала над миром в течение многих лет еще до того, как вспыхнула война.

Как нам завоевать свободу от страха такого рода?

Во-первых, наголову разбить страны «Оси». Преступник должен быть остановлен и побежден с тем, чтобы честные люди могли спать спокойно в своих постелях. И «наголову разбить» означает то, о чем идет речь. Никаких компромиссов, частичной победы не будет. Хотя это может значить для нас и нашего поколения многие годы борьбы, никакого мира не должно быть без полной победы. Половинчатый мир будет не лучше вооруженного нейтралитета. Страх будет сохраняться. Вулкан будет дымить и грохотать, и ни один человек не будет чувствовать себя в безопасности.

Это, пожалуй, легче сказать: «нет мира без полной победы», чем дожить до него. Нами всеми владеет жуткая усталость, и временами тяжело на душе. Мы должны время от времени находить в себе силы оглянуться назад в те ранние дни покоя, которые, в ретроспекции, будут выглядеть солнечно и благостно. Но мы должны победить усталость и смотреть и двигаться только вперед. Ибо в нашей полной победе – будущее нашего народа и, несомненно, всего мира.

Это - жестокая доктрина, но истинная правда, что Германия и Япония, противники всех норм закона, падшие ангелы страха, должны познать всю боль войны и вынести полезные уроки из поражения. Слишком часто в новые времена война была для Германии демонстрацией силы и славы за счет других народов. Она должна испытать это на себе. Она должна пройти через это, чтобы понять, что война не прибыльна; что преступление не останется безнаказанным; что права всего мира важнее германской империи как таковой.

И тоже с Японией. Она, также, развязала свои войны в Манчжурии и Китае, и Восточной Индии, и должна извлечь жесточайший урок, когда война приходит домой.

Во-вторых, когда победа придет, как сохранить мир стабильным? Не удержим его, и страх вернется, и тяжкое бремя вооружения в очередной раз падет на наши головы. Не позволим себе отвечать на этот вопрос догматически, потому что мы еще так далеки от победы в войне, и никто не может знать наперед точную форму или даже смутные очертания послевоенного устройства.

Но в то же время,  некоторые вещи стоят того, чтобы напомнить о них и задуматься. Почему Лига Наций не в состоянии предотвратить войну? Не потому ли, что Соединенные Штаты остались в стороне? Возможно, это была одна из причин. Лига, с Соединенными Штатами в активной связи, была бы больше похожа на Лигу Наций и гораздо в меньшей степени на ограниченную лигу некоторых наций.  

Но это не фундаментальная причина провала Лиги. Я убежден, что она провалилась потому, что никогда не была успешна, как что-то большее, чем союз с некоторыми целями между некоторыми нациями, которые закрепили за собой полный суверенитет, свою собственную политику, свои собственные армии и военно-морские, и военно-воздушные силы, и гордыню, и тщеславие.

Идеей создания Лиги Наций было то, что международное право должно иметь приоритет между народами так же, как внутригосударственное право имеет приоритет внутри наших собственных границ. Но люди живут мирно и, по большей части, законопослушно внутри своих собственных государств по трем причинам: Каждый гражданин уступает свой собственный абсолютный индивидуальный суверенитет в пользу большего суверенитета государства и большей общей безопасности и свободы, что есть результат такой жертвенности. Это только в состоянии анархии люди требуют абсолютного суверенитета для себя. Далее, каждый гражданин отказывается от права защищать свою собственную безопасность с оружием в руках и в свою очередь получает право на использование силы как инструмента государства. Другими словами, личной охраной становится публичная полиция. И, наконец, подавляющее большинство граждан внутри страны имеет инстинкт подчиняться закону, и этот инстинкт, как правило, и, с несомненно-ожидаемыми регрессами, усиливается с течением времени.

В настоящем эта третья причина не будет многие годы иметь отношение к нациям так, как это относится к людям. Но могут ли - первые две?

Могли бы вы, если бы вы были в курсе наших дел в конце войны, согласиться за всех нас вступить в Лигу Наций, которая была бы что-то вроде сверхгосударства и которая могла бы отдавать нам приказы.     

Могли бы вы примириться с национальной программой полного разоружения, допускающей, возможно, малый корпус сопротивления внутригосударственному насилию и отдающей все вооруженные силы  в руки сверхгосударства – Лиги Наций? Королевский флот, Королевский ВВС и так далее исчезнут. Лига Наций, что-то вроде интернациональной федеральной системы, будет хранить мир, пока вошедшие в ее состав нации заняты своими гражданскими делами.

Если вы скажите мне, что это звучит фантастично, я вынужден согласится. Трудности на этом пути огромны. Наши глубоко-укоренившиеся инстинкты, традиции, могут сделать это невозможным. «Что?» скажем мы «Суверенитет народа откажется от своей собственной верховной власти?»

И все же, мы должны подумать об этом всерьез, потому что альтернатива реальной Лиге Наций с реальной властью – а никакая Лига Наций не может иметь реальной власти, если все ее члены сами вооружены до зубов – есть старая система военных альянсов, нации будут группироваться и сохранять баланс сообразно их собственному пониманию их общего интереса. И пока нации A, B и Cсоюзники в одной группе, а нации D, и Fсоюзники в другой, мы никогда не сможем быть свободны от международного страха. Вполне возможно, что это единственная система, которая практически осуществима в этом мире людей, но если это так, то не может быть никаких гарантий покоя.

Еще раз я подчеркиваю, что я ни на что не претендую и не намекаю. Я не могу предвидеть будущее. Мир может выйти из этой борьбы, итак тошнит от разрушений и зверств войны, что наиболее революционные идеи о национальном статусе будут приняты с большой охотой. Но, с другой стороны, мы можем выйти с такой ненавистью ко всему, чем стала Германия, что не согласимся принять ее ни в какое объединение наций, и меньше всего в то, где мы являемся относительно безоружным членом.

Но дело в том, что, каким бы ни было решение, мы должны будем принимать его в нужное время и в нужном месте наиболее взвешенно, если хотите, мы должны будем видеть в наших рассуждениях тот основной факт, что свобода от международного страха потребует от нас большего, чем грубое выражение, большего даже, чем необузданная страстность и убежденность. Это потребует некоторого международного механизма, эскизных чертежей [1], что нуждается в лучших умах каждой нации.

А правительства можно удержать от войны не только внешней силой, но и давлением изнутри. Как сказал Фельдмаршал Смэтс [2]: «Индивидуальность в основе любого миропорядка, а она разумна». Если индивидуальность, как и в прошлом поколении, пренебрегает политикой – за исключением тех, кто в конец эгоистичен – тогда народ во времена кризиса окажется нем и бессилен, и деспотичные правители устроят войну.

Я не могу подробнее развивать эту тему в настоящее время, но если вы задумаетесь, то увидите, что это добавляет третий и жизненно важный элемент для нашего анализа. Мы рассмотрели два из них: страстное желание мира и международный механизм для установления мира. Третьим является движущая сила для этой машины, та разумная гражданственность среди обычных мужчин и женщин, которых правители признают и которые станут величайшими врагами войны.

17 июля, 1942                                                  

 



[1] В оригинале: «theblue-print» во мн.ч. - синька (копия чертежа на синей копировальной бумаге).

[2] Jan Christiaan Smuts (1870 - 1950) - южноафриканский государственный и военный деятель, премьер-министр Южно-Африканского Союза, Фельдмаршал и один из создателей Устава Лиги Наций. Он же ввел в философию термин холизм, как «философию целостности», в основе которой аристотелевское: «целое больше, чем сумма его частей».    

Комментарии

К неитогам
Начитавшися в ФБ упрёков, неявных и явных, тем, кто подводит итоги года и пишет, какой он был прекрасный, вспоминая свои маленькие радости и маленькие достижения на фоне лучше-бы-не-знать-чего, как бу...
Роберт Мензис, "Забытые люди" (перевод - Д.К.)
В честь Дня Австралии (26 января) и актуально для России даю свой перевод радиоэссе Роберта Мензиса, "Забытые люди". Оригинальный текст здесь - Menzies Virtual Museum, Chapter one, "The Forg...
стихи, проза, разное
Пропавшая экспедиция капитана Лаперуза Может прозвучать невероятным, но из истории экспедиции Лаперуза создаётся впечатление, что исполняя долг военного офицера и следуя указаниям короля, Лаперуз про...
До полудня в Париже или встреча с Буниным.
Сегодня, пожалуй, один из важнейших дней в моей жизни, мне предстоит встреча с Иваном Алексеевичем Буниным, именно с этой целью я впервые в Париже. О, Париж – город консервативных либералов и кок...
Та, белая роса или Та, белая раса или Табунный разум или Tabula Rasa.
*** После 32-х часового полудрема в подвешенном состоянии – мягкая посадка наудачу в первое стоящее такси. Только на расстоянии полуметра от земли мерная тряска пробуждает ощущение координатных перем...
Учитель музыки (ко Дню Победы)
Школа эта существует... рядом с городской префектурой, а теперь еще и с прокуратурой. Если верить заявленному – она уникальна. Тогда же, когда учился в ней я, в годы 1994 – 1998, она была по истине, в...
Колодец и маятник
/К 70-летию Победы и к 15-летию "тихой реабилитации" Сталина/, (по мотивам Эдгара Аллана По).  До седин ей снился страшный детский сон: ее отец стоит один над колодцем, на помосте: на нем лиц...
Роберт Мензис, "Четыре свободы" (перевод - Д.К.)
Свобода слова и выражения. Оригинал: Chapter 2 - Freedom of Speech and Expression Выступая в прошлом году, Президент Рузвельт, в дискуссии о ставках на кону в этой войне, использовал выражение ...
Роберт Мензис, "Четыре свободы, часть 2" (перевод - Д.К.)
Свобода слова и выражения (продолжение). Оригинал: Chapter 3 - Freedom of Speech and Expression (continued) На прошлой неделе, когда я говорил с вами о первой из четырех свобод Президента ...
Роберт Мензис, "Свобода вероисповедания" (перевод - Д.К.)
Свобода вероисповедания. Оригинал: Chapter 4 - Freedom of Worship Вторая свобода президента Рузвельта – свобода вероисповедания. Что она означает? Понимаем ли мы ее по-настоящему? По-настоящему...