Пример

Prev Next
.
.

  • Главная
    Главная Страница отображения всех блогов сайта
  • Категории
    Категории Страница отображения списка категорий системы блогов сайта.
  • Теги
    Теги Отображает список тегов, которые были использованы в блоге
  • Блоггеры
    Блоггеры Список лучших блоггеров сайта.
  • Авторизация
    Войти Login form

Пробуждение

Добавлено : Дата: в разделе: Кино
  • Размер шрифта: Больше Меньше
  • Просмотров: 1106
  • Подписаться на обновления поста
  • Печатать

Фильм «Весна, лето, осень, зима и снова весна» (2003), пожалуй, самое светлое произведение южнокорейского режиссёра Кима Ки Дука, в котором он рассказывает буддийскую притчу об этапах становления человеческой души. Времена года во всех культурах традиционно ассоциируются с последовательными фазами жизни человека, которые являются ступенями духовного пути. Каждому этапу человеческой жизни присущи свои законы, и дорога к истинному пониманию лежит через ошибки и заблуждения. 

Мы не знаем имени главного героя фильма, поэтому он представляется нам обобщённым образом человека. В детстве и юности любого из нас подстерегают соблазны, которых невозможно избежать. Каждому доводилось, хотя бы невольно, обидеть кого-то или причинить боль живому существу, будь то приятель по песочнице или бессловесная тварь. Игра маленького мальчика, развлекающегося привязыванием камней к рыбе, лягушке и змее служит в фильме отражением тех вольных или неосознанных огорчений, которые мы неизбежно наносим окружающим. Может показаться странным, что ребёнок, воспитанный отшельником в молитвах и идиллическом уединении, проявляет жестокость по отношению к безобидным, не могущим оказать ему сопротивления существам. Ким Ки Дук проводит своего героя через достаточно экстремальные испытания, не утверждая, что каждому свойственно подобное бессердечие, но подталкивая нас к мысли, что любая ошибка или провинность способна стать этапом формирования личности.  

В каждом возрасте героя играют разные актёры – тем самым режиссёр подчёркивает своеобразие духовных испытаний, которым подвергается человек в разные периоды своего жизненного пути. В молодости, соответствующей лету человеческой жизни, подверженность страстям и стремлению обладать приводит героя не только к бегству от наставника, но и к убийству. Гнев и ярость от того, что мир не соответствует нашим желаниям, в той или иной степени присущи каждому человеку. Ким Ки Дук снова предлагает крайний пример – ведь нет ничего ужаснее лишения жизни себе подобного. Но даже такой страшный опыт, будучи осознан, может привести к духовному возрождению. 

Мы ничего не знаем о судьбе старого отшельника, но, видя его бесконечное смирение и сострадание, можем предположить, что и он в своё время прошёл нелёгкие испытания. Он не судит и не наказывает своего воспитанника за проступки, терпеливо и бесстрастно наблюдая за неизбежным и лишь слегка подталкивая на путь понимания истинной природы мира. 

Осень жизни – зрелость – становится для героя временем искупления своей вины и осознания неискоренимости зла в мире. Зима сковывает озеро льдом, по которому он возвращается в опустевший домик отшельника, замыкая жизненный круг. Теперь он сам оказывается в положении воспитателя маленького мальчика, которому ещё только предстоит войти в очередной поворот колеса сансары. 

Образ плавучего домика, где сменяются отшельники, символизирует буддийское стремление не привязываться к явлениям материального мира, неизбежно приносящим страдание. Метафоричны все детали этого странного существования посреди озера в пустынной горной долине, вдали от человеческого жилья. В домике нет перегородок между комнатами, однако полагается ходить через двери. Прохождение сквозь эту невидимую стену означает нарушение фундаментальных правил бытия. Такие же условные ворота ведут на озеро из мира суши – в них упирается единственная тропинка, по которой приходят и уходят все персонажи этой истории. 

Миросозерцание буддизма отличается от христианского взгляда на мир, и нам эта притча может показаться безысходной констатацией неотвратимости и беспричинности зла в мире. Новый воспитанник отшельника снова мучает рыбу, лягушку и змею, на этот раз запихивая камни им в рот. Очередной цикл жизни начинается с той же точки, что и предыдущий – передать собственный опыт осознания так же невозможно, как остановить испарение воды, которой отшельник пишет слова молитвы. 

Камень, становящийся инструментом мучения и самонаказания, воплощает собой груз тела, который душа вынуждена на себе тащить на протяжении всей жизни. Четвёртую, финальную ипостась героя играет сам Ким Ки Дук, очевидно, идентифицируя себя со своим персонажем на высшей точке его духовного пути. Повзрослевший герой, занявший место своего учителя, снова оказывается невольной причиной гибели человека – женщины, которая принесла ему на воспитание своего маленького ребёнка. За эту смерть он наказывает себя, поднимая на самую вершину горы статую Будды, привязав к себе огромный жернов. Тем самым, он словно экстериоризирует своё тело, осознавая его как нечто внешнее по отношению к своей душе. 

Персонажи фильма на редкость немногословны, осознавая тщетность вербализации мира. Первое слово, которое мы слышим из уст старого отшельника, обращённое к его маленькому воспитаннику: "Просыпайся!" Вся последующая жизнь героя – это нелёгкий путь духовного пробуждения, который необходимо пройти самому.  

Комментарии

Земля Санникова
16 ноября 1874 года родился военно-политический деятель, учёный-океанограф, полярный исследователь, Верховный правитель Белого движения А.В. Колчак. Без данного похода не было бы Колчака, во всяком с...
«Кто выйдет эту роль сыграть всерьёз, того ещё не зная»
В истории каждой страны есть такие периоды, к которым бесконечно возвращается национальное сознание в поисках самоидентификации: это события, расколовшие народ и отрезавшие пути к прежнему. Для нас та...
Привидение в кресле
Есть фильмы, которые обсуждают все. Они могут нравиться или раздражать, но никогда не будут пропущены. И есть другие произведения, не находящиеся на пике общественного внимания, но вызывающие на глубо...
Ноль должен быть равен ста процентам! Гиллиам и Пелевин
Идеи путешествуют по человеческим мозгам совершенно непостижимым образом. Нередко бывает, что никак не связанные друг с другом произведения начинают резонировать в нашем сознании с такой силой, что ка...
Приквел «Властелина колец»
Почти сорок лет назад в новозеландском поезде ехал мальчик. Портативных гаджетов тогда ещё не изобрели, и мальчик читал толстую книгу. Описанный там мир совершенно заворожил его, и он решил – когда вы...
«Полголовы – яд, полголовы – свет»
Последние произведения больших мастеров окружены особой аурой. Фильм Алексея Балабанова «Я тоже хочу» не отпускает меня, заставляя снова и снова размышлять над прощальным посланием режиссёра – миру, б...
«Антонина, ты проснулась на неведомой планете».
В качестве самостоятельной дисциплины психология молода, однако имплицитно в религии и искусстве она существовала испокон века. И по-прежнему нередко фильм или книга способны легче пробиться к нашему ...
Время жить
Жизнь фильмов, как правило, эфемерна. Сильно привязанные к моменту создания не только культурным контекстом, но и техническим уровнем, произведения десятой музы быстро устаревают, безумно ускоряющееся...
«И на дне, и на поверхности сна»
В одном из интервью Ивана Вырыпаева упрекнули в том, что его фильмы проваливаются в прокате. Режиссёр хладнокровно парировал, что продюсеры, может быть, и несут убытки, но ведь есть ещё и Интернет. До...
Элегантная красавица Смерть
Некоторые писатели всю жизнь пишут одну и ту же книгу, режиссёры – снимают один и тот же фильм. С Ренатой Литвиновой, мне кажется, именно это и происходит. «Последняя сказка Риты» отражается в «Богине...