Пример

Prev Next
.
.

  • Главная
    Главная Страница отображения всех блогов сайта
  • Категории
    Категории Страница отображения списка категорий системы блогов сайта.
  • Теги
    Теги Отображает список тегов, которые были использованы в блоге
  • Блоггеры
    Блоггеры Список лучших блоггеров сайта.
  • Авторизация
    Войти Login form


Роберт Мензис, "Что Британия делает в этой войне" (Перевод - Д.К.)

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
  • Размер шрифта: Больше Меньше
  • Просмотров: 3135
  • Подписаться на обновления поста
  • Печатать

Что Британия делает в этой войне

Оригинал: Chapter 9 - What the British are doing in this War

Было бы нелепо делать вид, что Австралия не в большей опасности сегодня, чем когда-либо до того. Это станет вполне очевидным, если принять во внимание стремительное развитие Японии на Дальнем Востоке и ее значительное превосходство в воздухе и на воде, а наша собственная беспомощность в обороне совсем не то, чего бы мы хотели. 

Вкратце, мы достигли той точки, когда мы должны требоваться от себя напряжения всех сил до последнего дееспособного мужчины и материального предмета, и мы используем свое право искать, у Великой Британии и Соединенных Штатов, наибольшей и скорейшей помощи, в пределах своих полномочий. 

Сегодня вечером, я хочу попытаться развеять всякие недоразумения, которые могут возникнуть по вине обстоятельств, сопутствующих нашему обращению к Великой Британии.          

Того факта, что мы делаем такое обращение от Австралии, уже вполне достаточно, чтобы убедить некоторых людей, что мы, косвенно, критикуем Британию за непредставление нам большей помощи в прошлом. Это правда, что маленькая группка людей, некоторые из них, к сожалению, очень горласты, предпочитает убеждать нас, что Великая Британия, подкачала. Правда и то, в чем я глубоко убежден, что подавляющее большинство – превосходящее большинство – австралийцев во всем и безоговорочно англичане, и они далеки от того, чтобы даже помыслить о предъявлении претензий правительству или народу в такое тревожное время, как это.    

Но, возможно, это от недостатка знаний о том, что делает Великая Британия и от простого соблазна думать, что чьи-то еще интересы оказались предпочтительнее наших собственных. Именно в попытке исправить это, я и собираюсь сказать вам кое-что о том, что же англичане уже делают в этой войне. 

Когда я говорю это, пожалуйста, не думайте, что я забываю, что австралийцы делают в этой войне. Я знаком с тем, как великолепно Австралия проявляет себя в этой войне с самого начала и ничего, из того, что я хочу сказать, не нарушит гордости и благодарности, которые мы все испытываем от мужества и самопожертвования и смелой предприимчивости многих тысяч родных нам людей.          

Но что там англичане? Это не моя цель – произносить общие речи об их усилиях. Все что я хочу сделать, это закрепить, почти отрывисто и на грубую нить, определенные вещи, которые нам следует помнить, в то время, когда мы обращаемся к ним. Великая Британия имела смелость вступить в войну и рискнуть всем во имя справедливости, в то время, когда она была еще тяжело больна подготовкой, а враг был великолепно подготовлен, и когда она знала, что этот враг был в часе полёта от ее берегов.

Война развертывалась почти неспешным образом, но до середины сороковых Франция была захвачена, и впала в совершеннейший коллапс, так получилось и с полудюжиной других стран, и каждый европейский порт от Бордо до Бергена[1] был в руках Германии. Италия бросилась убивать[2]. Британская империя оказалась, практически, одна в борьбе, которая, с падением Франции, приняла характер никогда невиданного абсолютного мрака.    

В тот страшный час – который те из нас, на ком лежала ответственность за правительство этой страны, едва ли смогут забыть – мужество Великой Британии и пламенный дух ее лидера, Уинстона Черчилля, были защитниками всего мира и его будущего. Там не было и намека на коллапс. Там было одно – возрождение священного долга.

Если бы Германия, в это время, бросила свои самолеты и свои войска через канал, кто скажет, какие потери понесли бы его защитники – защитники, большинство которых современными техническими средствами было опрокинуто под Дюнкерком?[3] Еще до конца 1940 года, воздушное вторжение в Великую Британию началось. В течение восемнадцати месяцев мужчины, женщины, дети этой страны подвергаются ударам, беспрецедентным в истории человечества. С их вечным достоинством, они «не дрогнули и не издали даже стон»[4]

Но давайте пойдем дальше. Что вооруженные силы Великой Британии делают, и где они это делают? 

Возьмем флот. Он больше двух лет ведет борьбу за Атлантику, выдерживая ужасающие трудности. Против каждого европейского порта были противопоставлены временные базы. Эти обустроенные базы в южной Ирландии погибли, и флот столкнулся с новой и очень действенной комбинацией форм атаки: авиацией и подводными лодками, и с постоянными радиоперехватами. 

Он щедро кормит и одевает, и вооружает народ Великой Британии и обеспечивает снабжение, перемещая корабли дни и ночи. Он контролирует огромные пространства Средиземноморья, выдерживая пугающе тяжелые испытания. Он транспортировал войска – стотысячные войска, включая многие тысячи наших же австралийцев – и выполнил эту жизненно важную работу, я верю, без единого срыва. Значительно потерявший, в соотношении мощностей, с последней войны, он был вынужден рассеять свои корабли по всем семи морям – нужно быть здесь, нужно быть там, всегда на дежурстве – каждый корабль неделями и месяцами на воде, его экипаж устал, но не пал духом. 

Это такая штука, когда британские моряки набивают цену британской жизни – многим тысячам жизней – и цена эта дорого обходится британскому налогоплательщику. 

В воздухе королевские ВВС, против чудовищно превосходящих сил, не только спасают Великую Британию и предотвращают гибель Британской империи в этой войне, но подсчитывая очки, проводят в акциях каждый день. 

Многие тысячи цветущих молодых людей Великой Британии, в самом рассвете, сгорели в небе[5]

Правда, на разных театрах войны наши армии получали ограниченную авиа-поддержку, но можем мы честно сказать, что кто-то другой виновен в этом, кроме нас самих, которые при всем своем разнообразном вкладе в Британский мир, позволяли себе тратить средства на комфортную жизнь, в то время, когда Германия, отказалась от комфорта и строила величайшую военную мощь, какую только видел мир? 

Я повторю, что сказал вам раньше – что нет нации, даже такой великой нации, как наша собственная, которая могла бы дать Германии четыре или пять лет на раскачивание и Японии еще больше лет на раскачивание, а потом лелеять надежду разделаться с ними обоими, где бы они ни были, фактически за пару лет.  

Теперь возьмем Британскую армию. Ее солдаты в Соединенном Королевстве; некоторые люди думают, что их там много. Но никто, из тех, кто был там недавно, никогда не подумает, что их там много, с врагом буквально в нескольких милях[6] и Германской армией, которая после Польши и Франции и Балкан и русских кампаний состоит из миллионов человек – ветеранов современной войны.     

Британские солдаты не только в Соединенном королевстве. Они в Гибралтаре, на Мальте, в Адене, Египте, Ливии, Палестине, Сирии, Бирме, Сингапуре. Это значительно распыление для войск такой маленькой страны, и это не было бы возможно, но только тот факт, что до начала войны Британский народ принял всеобщую воинскую повинность, в то время, когда общественное мнение в Австралии, давайте не забывать это, желало видеть даже милицию добровольной. 

А что насчет усилий Британской экономики? Мы сегодня остро сознаем наши собственные, и они велики. Но народ Великой Британии уже принял на себя огромные обязательства по налогам и сборам, большего налогообложения не знает ни одна страна в мировой истории.

Их иностранные инвестиции, которые сделали маленькие островки Великой Британией богатейшей страной и позволили сорока миллионам людей делать свою работу в двойном объеме, обеспечивают поставки в Соединенные штаты, и действительно позволяют вести военные операции в других странах.

Народ Великой Британии изменил всю свою жизнь. Они получают еду и одежду по талонам. Они живут очень скудно. Но там не слышно стонов – нет мрачных мыслей о потерянном будущем – но только свыше вдохновенная решимость держать оборону.   

Это невозможно, за несколько минут, дать вам больше, чем этот высветленный контур, но если вы можете слушать это и думать об этом без глубочайшего потрясения, то я, признаюсь, не могу.

Когда Австралия просит Британию о помощи сегодня, она не просит о помощи страну, не выполнившую своих обязательств, она просит этого у страны, исполнившей свой долг, и продолжающей делать даже больше, чем можно ожидать от людей какой бы то ни было нации. 

Это правда, что нам тяжело пришлось на Дальнем Востоке, и нам еще не то предстоит пройти до коренного перелома. Но мы должны помнить ужас трагедии Перл-Харбор и горчайший удар от несчастья в Сиамском заливе[7], когда два наших броненосца были потоплены, всего через несколько дней после вступления Японии в эту войну[8], что изменило весь баланс сил на Тихом океане; и мы должны также помнить, что, скажем так, весь монолит, на котором основывалась тихоокеанская стратегия, был развеян. 

От таких катастроф нельзя оправиться в два дня или в две недели. Это нелегко, собрать так быстро, со всех концов света, громадный боевой флот, с авианосцами. 

Между тем, командование на море обеспечило японцам плавность движений, бросив в атаку всю мощь авианосцев, у которых были весомые причины для своих эффектных успехов.    

Это Великая Британия и Соединенные Штаты соберут в этой части света все силы, которые могут быть стянуты, я в этом не сомневаюсь. Это они могут быть в состоянии на такую оперативность, я искреннейшее молюсь. Но мы лучше преисполнимся собственного достоинства, не за счет предполагаемых недостатков других, но определив для себя, что все, сделанное британским народом в любой точке мира, мы можем и должны сделать в Австралии. Мы военнообязанные люди, и все до одного. 

Чтобы ни происходило до окончательной победы, настоящие австралийцы не опозорят кровь, что течет в них и того примера, что стоит перед ними.  

 

Дополнительный комментарий:

Некоторые замечания в этой радио-записи могли бы быть изменены в свете последних, более счастливых, событий, но я включил это, как отчет о том, как все выглядело в феврале 1942-го

 

6 февраля, 1942.

 



[1] Бордо – крупный портовый город на юго-западе Франции, известный своими успехами в виноделии. Берген – крупный портовый город Западной Норвегии, второй по величине в стране. Между ними расстояние более 2,5 тыс. километров, таким образом, граница гитлеровской Германии подошла вплотную к берегам Англии, оставался только тонкий рукав Ла-Манша (здесь и далее – прим. переводчика).

[2] В оригинале: «Italyrushedtothekill». – Этой короткой фразой, С-р Роберт Мензис, надо полагать, обозначил заключение союза с Германией и вступление Италии в войну.

[3] Дюнкерк – крупный портовый город Франции, на берегу Ла-Манша. 20 мая 1940 года войска вермахта своими танковыми частями, согласно плану Манштейна, перейдя Арденны и форсировав Маас, одним ударом рассекли группировку союзников, и вышли к Ла-Маншу. Все корабли военно-морского и торгового флота союзников были мобилизованы по приказу Военного Кабинета – первый морской конвой – и только чудом, и напряжением всех сил (о причинах задержки гитлеровских войск продолжают спорить), остаткам союзных войск и королевскому экспедиционному корпусу удалось эвакуироваться на Британские острова. Моряки стали героями.

[4] В оригинале: «havenotwincedorcriedaloud» - здесь С-р Роберт Мензис цитирует английского поэта Уильяма Эрнста Хенли (William Ernest Henley, 1849 – 1903), его «Invictus» («Непокоренный»). В оригинале эта строфа звучит так: «In the fell clutch of circumstance / I have not winced nor cried aloud / Under the bludgeonings of chance / My head is bloody, but unbowed». В переводе американского переводчика русского происхождения Михаила Шенгаута, строфа звучит так: «Жестокие тиски беды / Не выдавили даже стон. / Ответом на удар судьбы / Была лишь кровь, но не поклон» (перевод опубликован в журнале «Самиздат»). Есть и другие переводы Хенли, но перевод Михаила Шенгаута наиболее близок, на наш взгляд, к тексту оригинала. Единственно, из конкретно этой строфы ушла личностная интонация – Я не поморщился, не издал даже стон, Моя голова в крови, но [Я] не покорен (!). В целом, перевод Шенгаута во всем следует оригиналу и начинается с «Я» и ей кончается. 

[5] Этой трагической истории сопротивления летчиков Королевских ВВС во Второй Мировой посвящен прекрасный фильм 1981-го года «Chariots of Fire» («Горящие колесницы»), английского режиссера Хью Хадсона и выдающегося английского продюсера С-ра Дэвида Путтнема, использовавшего в этой картине военный опыт своего отца (военного корреспондента). По значимости и силе картину можно сравнить с «Торпедоносцами» Арановича.

[6] Две мили – это чуть больше трех километров.

[7] Дорогой читатель, должно быть, помнит «ужас трагедии» Перл-Харбор, она вошла в мировую историю и теперь на слуху (особенно после выхода одноименной голливудской ленты режиссера Майкла Бея), но «горечь залива» – это национальная память Австралии и Великой Британии. Через три часа, после атаки на Перл-Харбор, Императорский флот Японии атаковал Гуам (остров в Тихом океане), находившийся под защитой союзников (а по существу, одной Британии). 10 декабря 1941 года Гуамская операция (известная как «Битва за Гуам») окончилась полной победой Японии. В этот день силами японской базовой авиации были торпедированы и потоплены два британских корабля: крейсер «Рипалс» («Repulse», в пер. – «дающий отпор») и линкор «Принц Уэльский». Вместе с кораблями погибли некогда самый молодой адмирал Королевского флота, 53-летний главнокомандующий Томас Филлипс, командир линкора Джон Лич (под командованием которого корабль участвовал в бою со знаменитым «Бисмарком», в Датском проливе, в мае того же года) и еще более 800 моряков и офицеров. В историю это морское сражение вошло под названием «Бой у Куантана» или «Бой под Куантаном». Куантан – это городок на востоке Малайзии, сегодня очень приличный, и чем-то похожий на Австралию. Для Японии тогда – это было направлением на Сингапур. Осада которого, через два месяца после «Битвы за Гуам» окончилась разгромом и капитуляцией британских войск, 36 тысячного гарнизона, но это стало уже трагическим концом следующей, Малайской операции, начатой после поражения Великой Британии под Гуамом. Настоящее выступлении С-ра Роберта Мензиса состоялось как раз накануне этих печальных событий, 6 февраля 1942 года, еще очень свежа была «горечь» от неудачи под Гуамом, и уже через два дня, 8 февраля, тяжелая артиллерия Японии начала работать по оборонительным укреплениям Сингапура. В ночь на 9 февраля Япония высадила десант и захватила близлежащий аэродром, обороняющая его австралийская бригада была разбита. 15 февраля гарнизон капитулировал. С-р Роберт Мензис произносил свое обращение между двумя этими событиями, гибелью броненосцев и падением гарнизона, когда австралийское общество переживало пик национального потрясения, было полно надежд и горечи от целой череды поражений. В нашей отечественной истории день 10 декабря 1941 года – один из памятных дней «Битвы за Москву» – силами 20-ой армии ген. Власова был отбит Солнечногорск. С успехом завершилась операция по снятию осады Москвы. 13 декабря вышел знаменитый субботний номер Газеты «Известия», где слева от портрета Жукова, рядом с портретом Рокоссовского, стоит портрет генерал-майора А.А. Власова, командующего армией. Мои рассуждения на эту тему заинтересованный читатель найдет в двух развернутых эссе: Природа патриотизма и природа предательства (часть 1-я) и (часть 2-я).

[8] Ранним утром 8 февраля 1941 года губернатор о-ва Гуам был оповещен о нападении на Перл-Харбор и тогда же бомбардировке подверглись аэродромы Королевских ВВС в Малайзии и Сингапуре. 

Комментарии

К неитогам
Начитавшися в ФБ упрёков, неявных и явных, тем, кто подводит итоги года и пишет, какой он был прекрасный, вспоминая свои маленькие радости и маленькие достижения на фоне лучше-бы-не-знать-чего, как бу...
Роберт Мензис, "Забытые люди" (перевод - Д.К.)
В честь Дня Австралии (26 января) и актуально для России даю свой перевод радиоэссе Роберта Мензиса, "Забытые люди". Оригинальный текст здесь - Menzies Virtual Museum, Chapter one, "The Forg...
стихи, проза, разное
Пропавшая экспедиция капитана Лаперуза Может прозвучать невероятным, но из истории экспедиции Лаперуза создаётся впечатление, что исполняя долг военного офицера и следуя указаниям короля, Лаперуз про...
До полудня в Париже или встреча с Буниным.
Сегодня, пожалуй, один из важнейших дней в моей жизни, мне предстоит встреча с Иваном Алексеевичем Буниным, именно с этой целью я впервые в Париже. О, Париж – город консервативных либералов и кок...
Та, белая роса или Та, белая раса или Табунный разум или Tabula Rasa.
*** После 32-х часового полудрема в подвешенном состоянии – мягкая посадка наудачу в первое стоящее такси. Только на расстоянии полуметра от земли мерная тряска пробуждает ощущение координатных перем...
Учитель музыки (ко Дню Победы)
Школа эта существует... рядом с городской префектурой, а теперь еще и с прокуратурой. Если верить заявленному – она уникальна. Тогда же, когда учился в ней я, в годы 1994 – 1998, она была по истине, в...
Колодец и маятник
/К 70-летию Победы и к 15-летию "тихой реабилитации" Сталина/, (по мотивам Эдгара Аллана По).  До седин ей снился страшный детский сон: ее отец стоит один над колодцем, на помосте: на нем лиц...
Роберт Мензис, "Четыре свободы" (перевод - Д.К.)
Свобода слова и выражения. Оригинал: Chapter 2 - Freedom of Speech and Expression Выступая в прошлом году, Президент Рузвельт, в дискуссии о ставках на кону в этой войне, использовал выражение ...
Роберт Мензис, "Четыре свободы, часть 2" (перевод - Д.К.)
Свобода слова и выражения (продолжение). Оригинал: Chapter 3 - Freedom of Speech and Expression (continued) На прошлой неделе, когда я говорил с вами о первой из четырех свобод Президента ...
Роберт Мензис, "Свобода вероисповедания" (перевод - Д.К.)
Свобода вероисповедания. Оригинал: Chapter 4 - Freedom of Worship Вторая свобода президента Рузвельта – свобода вероисповедания. Что она означает? Понимаем ли мы ее по-настоящему? По-настоящему...