Пример

Prev Next
.
.

  • Главная
    Главная Страница отображения всех блогов сайта
  • Категории
    Категории Страница отображения списка категорий системы блогов сайта.
  • Теги
    Теги Отображает список тегов, которые были использованы в блоге
  • Блоггеры
    Блоггеры Список лучших блоггеров сайта.
  • Авторизация
    Войти Login form


Роберт Мензис. «Наши Американские Союзники» (Перевод Д.К.)

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
  • Размер шрифта: Больше Меньше
  • Просмотров: 1241
  • Подписаться на обновления поста
  • Печатать

Оригинал: Chapter 14 — Our American Allies

Это вполне естественно, что, находясь в союзе с великой державой, такой как Соединенные Штаты Америки, мы должны хоть что-то знать о ее народе.

Если учесть современную скорость передвижения и информационного обмена, свободное хождение литературы, почти вездесущий характер кинематографа, это удивительно, как мало мы знаем в действительности о людях, которые живут всего-то в тысячи миль от нас.

Мы знаем совсем немного об американцах, и, если я попытаюсь стать ирландцем на мгновение, я с удивлением обнаружу, что все, что мы о них знаем - это ничтожно мало. Очень немногие австралийцы бывали когда-либо в Америке, и закономерно, что представления большинства из нас, как живописные полотна, чаще всего далеки от реальности.

Не удивительны ли, если мне будет позволено в течение нескольких минут порассуждать, и если получится развеять, эти наиболее живучие представления? 

Во-первых, то что Америка, англо-саксонская страна, полна наших двоюродных братьев, и поэтому, сохраняя наш узкий семейный круг, американцы должны почти автоматически быть с нами в любых международных переговорах или это покажется немного странным и будет выглядеть не по-родственному. Это в корне неверно. Подсчитано, если Мэйфлауер [1] перевез больше первых поселенцев в Америку чем кто-либо, он должен быть больше Квин Мерри и Квин Элизабет.

Правда, вплоть до последней четверти девятнадцатого века можно было со всей определенностью сказать, что Соединенные Штаты окончательно и бесповоротно Британская колония. Но последовавшие за этим обширные миграционные потоки все изменили. Многие миллионы граждан Соединенных Штатов свои семейные корни находят в Германии, Италии, России, Польше, Скандинавских странах. Мы не можем больше по инерции думать о Соединенных Штатах как об англо-саксонском сообществе, но мы можем и будем думать о нем с гордостью и с удовольствием, как о сообществе, в котором язык, литература, институты и идеалы британской нации прижились и расцвели.

Второе обстоятельство мы находим в старом утверждении, что Америка стремится заработать, и каждое их действие подчинено "всемогущему доллару". Когда я слышу, как люди в Австралии говорят это, я всегда хочу сказать: "кто из вас без греха, пусть первым бросит камень" [2]. Можем ли мы честно сказать о себе, что мы выше того, чтобы гоняться за долларом? В нас австралийцах есть абсурдный денежный аристократизм. Мы еще не в полной мере осознали, что делать деньги, некоторые люди называют это наукой, обыкновенно, самое низкое из всех искусств.

Осознаем ли мы, что  в Америке с учетом разницы в численности пропорционально большее число людей начитанных, глубоко мыслящих и нацеленных на высшее образование, чем в Австралии? Обычный честный гражданин с женой и семьей ради которых он выкладывается и ради которых готов идти на жертвы не будет растиражирован в художественных образах сценаристом-писателем и не станет сенсацией для газет, и хотя он американец, мы ничего не услышим о нем в Австралии. Но я уверяю вас, таких как он миллионы.

Сама атмосфера Соединенных Штатов прекрасно стимулирует любого, кто всерьез верит, что в жизни есть нечто большее, чем доллары и что развитие ума один из фундаментальных столпов прогресса.

А еще, например, как нам представляют американскую прессу? Каждый раз, как я вижу какой-нибудь фильм, мне сообщают, что американские газетчики носят злодейские шляпы, с загнутыми вниз передними полями, и не снимают их пока жуют сигары, вторгаются в частную жизнь, в каждой руке у них по телефонной трубке, а честных граждан презирают, как третьесортных. Это очень яркий образ и, возможно, правдивый в отношении криминальных репортеров, с которыми я, как это не странно, знаком крайне мало, но на деле те газетчики, что подвергали меня перекрестным допросам в Соединенных Штатах были заметно лучше информированы, быстрее соображали и были проницательнее тех, с кем я сталкивался в любой другой точке мира. 

Теперь об американской судебной системе. Если верить текущей информации из наших источников, складывается впечатление, что американские суды волнуют только разводы и что разбирательства проходят в странной и кипучей смеси сантиментов, комедии и мелодрамы. Но факт в том, что лучшие судьи и к ним еще адвокаты в Соединенных Штатах, как ни посмотри, это выдающиеся юристы, также абсолютно и американская хирургия, занимающая высокое положение в мировой медицине, и американская архитектура в своих лучших формах: "прекрасное пленяет навсегда" [3], и что не менее пленительно их коммунальные службы состоят из таких же настоящих профессионалов.

Последний пример, я разберу очень живучее убеждение, что американцы не такие реалисты, как мы, что они страдают от идеализма и даже сентиментальности, в отличие от рационального австралийца. Ну что же, я буду последним кто осудит идеализм, потому что это главная движущая сила в развитии человечества. Но когда дело доходит до реализма, нельзя не знать, что это Соединенные Штаты за год до войны ввели обязательный призыв на военную службу, хотя они были нейтральной страной, и были и остаются демократической страной. Когда бы мы помнили как много исключительно сентиментального в нашей обыденной жизни и как это востребовано в политике, тогда бы роль критиков была бы не для нас.

Я, позвольте, отвлекусь от этого беглого наброска наших основных заблуждений, чтобы сказать кое-что хорошее об американцах. Есть такое смутное ощущение, что величие страны в долгосрочной перспективе проверяется величием людей, ею рожденных. Если мы применим этот тест к Соединенным Штатам, сегодня же они пройдут его великолепно. Возьмем только публичные фигуры, я говорю "только", потому что это заблуждение думать, что великие люди есть только среди тех, кто контролирует большую политику.

Но возьмем публичные фигуры. Среди американцев сегодня мы найдем Франклина Делано Рузвельта [4], Корделла Халла [5], Джона Гилберта Уайнанта [6].

Президент Рузвельт вступил на третий срок исполнения своих полномочий. Он первый президент в истории Соединенных Штатов, кто избран на этот пост трижды. Когда люди проголосовали за него, они сломали традицию, восходящую еще к Вашингтону. Никогда обычный человек не мог быть удостоен такой чести. В самом деле, Рузвельт не обычный человек. На него будто снизошла благодать. Он человек с необычайной личной харизмой и притягательностью. У него есть тот тихий и вызывающий улыбку юмор, который мы так легко принимаем. Его умение говорить публично не знает себе равных. Он, пожалуй, самый живой и деятельный политик. Его чувствительная рука всегда на пульсе общественного мнения.

Каждая из этих характеристик, неотъемлемая черта выдающегося человека, но ни одна из них, сама по себе, не делает человека великим.

Величие Рузвельта происходит из сочетания двух качеств: Во-первых, его непобедимый дух. Человеку во взрослом возрасте страдающему от детского паралича, буквально поднявшемуся с постели, чтобы трижды стать президентом Соединенных Штатов не может быть отказано в этом качестве. Человеку, чья политическая программа [7] вошла в противоречие со всем, что делается в его кругу, а он продавил ее, не может быть отказано в восхищении. И Второе, его дальновидность и тонкое чутье того, что действительно важно всему человечеству.

В 1935-ом, когда я проезжал через Соединенные Штаты, каждая газеты нападала на Рузвельта, все консервативно и инертно мыслящие люди набрасывались на него, казалось, он не имеет никаких "влиятельных" друзей. Тем не менее, он переходил от триумфа к триумфу.

Оценки современников часто ошибочны, потому что поверхностны и сами нередко балансируют на весах общественного мнения. Но, принимая все это, мы можем с уверенностью назвать Франклина Делано Рузвельта среди величайших президентов Соединенных Штатов.

Теперь о Корделле Халле. Если он когда-нибудь прочтет мои слова, я надеюсь он простит меня за это описание его наружности, во-первых, как крайне чопорного, надменного, напыщенного нового англичанина. Но при личной встрече эти впечатления ослабевают. У него огонь в глазах, при всей медлительности речи острый язык и цепкий ум, что отражает его живость и энергичность. Его личный авторитет в Соединенных Штатах огромен. Его голос имеет вес. Он вызывает доверие. Он не парохиалист [8], чтобы проявлять заботу только о своей стране. Многие годы он боролся с вызывающими раздражение проблемами мировой торговли. Изоляционизм не входит в его убеждения, потому что он не только видит людей, как социальных существ, но и нации, как социальные единицы в мировом сообществе.

За это десятилетие, так отличившееся во всем мире грубейшей политикой национальной самодостаточности, существование в Государственном департаменте в Вашингтоне либерала и гуманиста, такого как Корделл Халл, это принципиально важно.

И, наконец, Джон Гилберт Уайнант, американский посол в Лондоне. Я имею честь видеть его среди моих друзей. Высокий, хорошо сложенный, с прядью цвета вороного крыла спадающей на лоб, с выступающими бровями глубоко посаженные глаза, широкие волевые скулы, он напоминает гладко выбритого Авраама Линкольна. Он богатый человек, который посвятил свою жизнь служению бедным. Он застенчивый человек - застенчивый иногда до робкого молчания, но он заставил себя принять активное участие в ведении государственных дел в Соединенных Штатах, в работе Международного бюро труда, а в настоящее время в работе американского посольства в Великобритании. В разговоре он совсем не то, что мы называем "типичный американец". Он не плюется в вас словами. Напротив, они как-будто неохотно выплывают из какого-то отдаленного уголка его рта. Вы должны быть очень внимательны, чтобы расслышать их все. Но слова, главным образом, ценны тем, что они передают, а в случае с Уайнантом они передают работу крепкого и ясного ума, отличающегося редкой широтой и гибкостью.

Он бывший солдат, с желанием мира и с великой мечтой о социальном и индустриальном развитии, но в то же время с твердой как камень решимостью искоренить нацистский дух - определение, которое было не так очевидно, но существовало за долго до того, как Америка фактически вступила в войну.

Вот три человека, которых мы можем позволить себе считать великими людьми. Страна, которая имеет возможность утвердить их в период величайшего кризиса на трех ключевых государственных постах по-истине счастливая страна, которая вносит большой вклад в дело мира.

Ныне я - как и вы - закоренелый британец, твердо убежден, что мужество, юмор, воля и изобретательность нашей расы никогда не сияли ярче, чем сейчас. Судьба и будущее Австралии тесно связаны с интересами Великобритании "в болезни и в здравии, в богатстве и в бедности, пока смерть не разлучит нас". Но это большое дело для нас, иметь таких союзников, как эти американцы.

Сегодня мы объединились ради общей безопасности и сохранения мира. Когда эта задача будет решена, я надеюсь мы так и останемся вместе, чтобы сохранить мир на все времена.                                                         

                     

23 января, 1942

 

--------------------

[1] Мэйфлауер (the Mayflower) - английское торговое судно, галеон, трехпарусное с высокой кормой, названное именем "майского цветка" или боярышника. В 1620-м году первые переселенцы, пилигримы, пересекли на нем Атлантический океан.   

[2] Евангелие от Иоанна 8:7.

[3] В оригинале: ""a thing of beauty and a joy for ever" - фраза из поэмы английского поэта-романтика Джона Китса "Эндимион", в тексте эссе представлена в переводе Бориса Пастернака. 

[4] Франклин Делано Рузвельт (Franklin Delano Roosevelt, 1882-1945) - 32-й президент США (1933-1945).

[5] Корделл Халл (Cordell Hull, 1871-1955) - американский политик от демократической партии, конгрессмен, дольше других занимал пост генерального секретаря (1933-1944), возглавлял американскую делегацию на учредительной конференции ООН (1945), за что был удостоен Нобелевской премии мира.  

[6] Джон Гилберт Уайнант (John Gilbert Winant, 1889 - 1947) - американский политик-республиканец, активно поддержавший курс нового президента-демократа Рузвельта, посол США в Великобритании (1941-1946).

[7] Так называемый "Новый курс" ("The new deal") - программа реформ, ставивших целью выход США из полосы кризисов "Великой депрессии".

[8] Парохиализм - стратегия "объединения в группу" на основании агрессии к чужакам и справедливой заботы о своих.

Комментарии

К неитогам
Начитавшися в ФБ упрёков, неявных и явных, тем, кто подводит итоги года и пишет, какой он был прекрасный, вспоминая свои маленькие радости и маленькие достижения на фоне лучше-бы-не-знать-чего, как бу...
Роберт Мензис, "Забытые люди" (перевод - Д.К.)
В честь Дня Австралии (26 января) и актуально для России даю свой перевод радиоэссе Роберта Мензиса, "Забытые люди". Оригинальный текст здесь - Menzies Virtual Museum, Chapter one, "The Forg...
стихи, проза, разное
Пропавшая экспедиция капитана Лаперуза Может прозвучать невероятным, но из истории экспедиции Лаперуза создаётся впечатление, что исполняя долг военного офицера и следуя указаниям короля, Лаперуз про...
До полудня в Париже или встреча с Буниным.
Сегодня, пожалуй, один из важнейших дней в моей жизни, мне предстоит встреча с Иваном Алексеевичем Буниным, именно с этой целью я впервые в Париже. О, Париж – город консервативных либералов и кок...
Та, белая роса или Та, белая раса или Табунный разум или Tabula Rasa.
*** После 32-х часового полудрема в подвешенном состоянии – мягкая посадка наудачу в первое стоящее такси. Только на расстоянии полуметра от земли мерная тряска пробуждает ощущение координатных перем...
Учитель музыки (ко Дню Победы)
Школа эта существует... рядом с городской префектурой, а теперь еще и с прокуратурой. Если верить заявленному – она уникальна. Тогда же, когда учился в ней я, в годы 1994 – 1998, она была по истине, в...
Колодец и маятник
/К 70-летию Победы и к 15-летию "тихой реабилитации" Сталина/, (по мотивам Эдгара Аллана По).  До седин ей снился страшный детский сон: ее отец стоит один над колодцем, на помосте: на нем лиц...
Роберт Мензис, "Четыре свободы" (перевод - Д.К.)
Свобода слова и выражения. Оригинал: Chapter 2 - Freedom of Speech and Expression Выступая в прошлом году, Президент Рузвельт, в дискуссии о ставках на кону в этой войне, использовал выражение ...
Роберт Мензис, "Четыре свободы, часть 2" (перевод - Д.К.)
Свобода слова и выражения (продолжение). Оригинал: Chapter 3 - Freedom of Speech and Expression (continued) На прошлой неделе, когда я говорил с вами о первой из четырех свобод Президента ...
Роберт Мензис, "Свобода вероисповедания" (перевод - Д.К.)
Свобода вероисповедания. Оригинал: Chapter 4 - Freedom of Worship Вторая свобода президента Рузвельта – свобода вероисповедания. Что она означает? Понимаем ли мы ее по-настоящему? По-настоящему...