Пример

Prev Next
.
.

  • Главная
    Главная Страница отображения всех блогов сайта
  • Категории
    Категории Страница отображения списка категорий системы блогов сайта.
  • Теги
    Теги Отображает список тегов, которые были использованы в блоге
  • Блоггеры
    Блоггеры Список лучших блоггеров сайта.
  • Авторизация
    Войти Login form


Роберт Мензис, "Новый Министр по Вашингтону" (Перевод - Д.К.)

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
  • Размер шрифта: Больше Меньше
  • Просмотров: 1697
  • Подписаться на обновления поста
  • Печатать

Оригинал: Chapter 13 - The New Minister to Washington

 

Правительство недавно назначило Сера Оуэна Диксона[1], чтобы закрепить успех М-ра[2] Кейси[3] в качестве Австралийского министра в Соединенных Штатах Америки.

Термин «Министр» может запутать людей потому, что мы, как правило, используем его в политическом смысле, однако, в случае с этими зарубежными назначениями:  и звание, и должность дипломатические.

Я буду сильно удивлен, если все здесь ясно понимают себе, в чем обязанность дипломата, а в особенности Австралийского министра, аккредитованного в США. Скептик, много лет назад, сказал, что дипломат, – это человек, который отправлен за рубеж лгать, в интересах своей страны, и хотя мы в серьез никогда не рассматривали эту идею, должно быть еще много людей считают, что в основные обязанности таких лиц входит есть и пить и толкать послеобеденные речи. Это, может быть, не далеко от истины. В новые времена, и, в особенности, в такое время как наше, обязанность дипломатического представителя – самая тяжелая и сложная.

Позвольте, я займу только пару минут, чтобы описать, для примера, характер той работы, которая должна быть сделана в Вашингтоне Австралийский министром по этой столице.  

Во-первых, он является прямым представителем Австралийского правительства Его Величества[4], и как таковой он несет тяжелейшую личную ответственность за достоинство и репутацию своей страны. Это нельзя недооценивать. Представители других стран, находясь постоянно на виду у общественности, и своих соотечественников, подвергаются критике положительной или отрицательной в соответствии с тем эталоном, который они покажут.

Во-вторых, Министр – это канал коммуникации, через который решаются важнейшие и сложнейшие вопросы с президентом Соединенных Штатов, с его наиболее ответственными министрами, и так далее. Это не значит, что наш министр, что-то вроде почтальона, который просто передает, например, М-р Корделлу Халлу[5], что думает Австралийское правительство, а затем передает Австралийскому правительству, каков может быть ответ М-ра Корделла Халла. Важные дискуссии не проходят таким образом. Они строятся на обмене идеями, аргументами, объяснениями, предложениями, и они не могут быть плодотворными, если в них не принимают участия люди такого калибра, чтобы встречи происходили на равных условиях, и с равной интеллектуальной подготовленностью. Из этого следует, что от Австралийского Министра по Вашингтону требуется гораздо большее, чем способность быть легким в общении. От него требуют образования, знания, навыка, гибкости ума, конструктивных способностей и заметного положения.

В-третьих, он обязан держать наше Правительство в Австралии информированным в том, что касается мнения и политики Соединенных Штатов. Он должен накапливать и передавать, не какие-то общие сведения, но идеи, имеющие силу. Это требует от него проницательного взгляда и ясного ума.

В-четвертых, он получит редкую возможность сформировать впечатление, сильное и достойное, об Австралии в американском сознании – то есть, в общественном сознании американцев. Своими регулярными появлениями на публике и комментариями он будет прямо влиять на мнение, возможно, миллионов американских граждан об Австралии, и ее проблемах, не как о чем-то из области географии, но как о реальном деле международной важности и имеющем огромное значение для победы в войне.

И наконец, у него есть много экономических и финансовых вопросов, требующих решения, детали которых мы можем знать, но слабо. Возьмем, для примера, обширнейшую сеть проблем, вокруг той помощи, которую Соединенные Штаты Америки оказывают Союзникам по договору о Ленд-лизе[6].

На первый взгляд, этот закон санкционирует увеличение и расходование огромных сумм в Америке на материальное обеспечение воюющих Союзников, не за наличные или какой-то набор долговых обязательств в будущем, но на условиях, которые остаются по-прежнему гибкими, а в действительности  неопределенными. В атмосфере единого порыва, в которой мы сейчас живем, условия помощи по ленд-лизу принято союзниками охотно, но без должного внимания. Но ведь это вполне понятно, что когда война будет выиграна Союзными государствами, в том числе и нашим собственным, потребуется долгий период взаимных согласований в экономическом отношении, тогда дружеские и тесные связи должны будут стать мощной и надежной опорой в мирное время.

В продолжение этой войны, мы все были вынуждены, волей-неволей, столкнуться с крайне резким развитием самодостаточности или, как это еще называют, «экономическим национализмом». Все это когда-нибудь потребует от нас значительных изменений в мировоззрении, не в том, конечно, мировоззрении, что определяет наше собственное развитие, которому мы, справедливо, придаем важное значение, но с точки зрения используемых ресурсов, например, Британской Империи и Соединенных Штатов Америки с тем, чтобы выгода была взаимной.  

Даже когда идет война, в таких делах необходимо проявить особую мудрость, и то, как сыграет свою роль Австралийский Министр в Вашингтоне, будет иметь решающее значение.

Итак, продемонстрировав, как я надеюсь, первоочередную важность работы Сера Оуэна Диксона в занимаемой должности, я хотел бы добавить несколько слов о самом Сере Оуэне. Я, возможно, не вполне подготовлен для этого; когда я впервые вошел в зал суда[7], я был учеником в его палате, его первым учеником, – я счастлив так говорить о себе, и много лет я знаком с ним довольно близко, как профессионально, так и личностно. Я говорю о нем, ни как один из присяжных заседателей, но как его глубочайший поклонник.

Он оставался ученым, в высшем смысле, даже во времена низких стипендий, когда мы были несколько стеснены и односторонне были расположены к тому, что называется «более насущными проблемами». Он, адвокат первой инстанции, даст фору любому адвокату в англоязычном мире. Он человек удивительно целостный и умеющий видеть далеко вперед, в личной жизни ему привычнее спартанская простота, которая напоминает о старом правиле: живи просто, мысли возвышенно.

Он наделен потрясающей работоспособностью. Часто, когда я был его учеником, и мы работали в его палате до полуночи, я был потрясен, когда встречал его наследующий день бодрым после тяжелой правовой работы, выполненной им, по-видимому, между нашей учебой и наступившим утром.

Когда вмешалась война, его успехи, на этапе подъема в академических и юридических кругах, превосходили всякие ожидания, но он берется за совершенно незнакомое ему дело. И теперь наша промежуточная оценка должна быть пересмотрена. В последние два-три года, как председатель Центрального Комитета по шерсти[8] и как глава совета судоходства[9], он, с учетом всех интересов, - и, если угодно, моих собственных, как Премьер Министра, на протяжении заметного времени, - показал себя выдающимся администратором; во всем, где он проявил себя, сам Сер Оуэн, сверх ожидаемого, делом доказал, что для человека его способностей и широкого ума нет ничего невозможного ни в делах политических, ни в другой области знания, где ему только может быть найдено применение.

Как я уже говорил, я стал его учеником, как начинающий адвокат. Я еще должен добавить, что я научился у него большему, в самых разных областях, чем когда-либо.

Он окажет нам честь, представляя нас за границей. Вашингтон примет его и оценит, как наиболее выдающегося представителя того лучшего, что есть в нашей австралийской культуре и цивилизации.

 

15 мая, 1942   

 



[1] Sir Owen Dixon (1886 - 1972) -  австралийский судья и дипломат, почетный доктор Гарвардского, Оксфордского и Мельбурнского университетов, посол Австралии в США (1942-1944).

[2] Здесь и далее сокр. от «Мистер».

[3] Richard Casey (1890 – 1976) – австралийский политик и дипломат, в 1940 году был назначен Робертом Мензисом (занимавшим в то время пост Премьер-министра) первым посолом в США\.

[4] В годы войны главой Великобритании и Содружества Наций был Георг VI (отец Елизаветы II).

[5] Cordell Hull (1881 – 1955) – американский политик, Государственный секретарь США от демократической партии, занимал этот пост в течение 11 лет, лауреат Нобелевской Премии Мира.

[6] «Закон о Ленд-лизе» (от 11 марта 1941г.) – известная программа поддержки союзников США, в 1942 году с Великобританией, Австралией и Новой Зеландией был подписан «обратный Ленд-лиз», предусматривающим ответную поддержку. 

[7] В оригинале: thebar (beforethecourt) – место перед судом, отделенное от общего пространства перилами. Сер Роберт Мензис до своей политической карьеры был юристом, адвокатом (в адвокатской палате Сера Оуэна Диксона), с диплом Университета Мельбурна.

[8] Центральный комитет по шерсти (the Central Wool Committee) – институт военного времени, созданный впервые с началом Первой Мировой, в составе торговой и промышленной палаты Содружества Наций. Комитет объединял производителей и дистрибуторов овечьей шерсти.

[9] Совет судоходства (ShippingControlBoard) – контролирующий орган федерального правительства, отвечавший за прибрежную полосу: доставку грузов, обслуживание судов и т.д. Работавший во время этого назначения на посту Премьер-министра Роберт Мензис давал наилучшие рекомендации своему учителю, газеты того времени писали: "объявляя об этом, премьер-министр Роберт Мензис выразил надежду, что Сер Оуэн Диксон будет способен оперативно сотрудничать с другими государственными органами в вопросах гражданских поставок и общей стратегии". Оригинал: The Sydney Morning Herald, Saturday, January 18, 1941. [http://trove.nla.gov.au/newspaper/article/27946561]

Комментарии

К неитогам
Начитавшися в ФБ упрёков, неявных и явных, тем, кто подводит итоги года и пишет, какой он был прекрасный, вспоминая свои маленькие радости и маленькие достижения на фоне лучше-бы-не-знать-чего, как бу...
Роберт Мензис, "Забытые люди" (перевод - Д.К.)
В честь Дня Австралии (26 января) и актуально для России даю свой перевод радиоэссе Роберта Мензиса, "Забытые люди". Оригинальный текст здесь - Menzies Virtual Museum, Chapter one, "The Forg...
стихи, проза, разное
Пропавшая экспедиция капитана Лаперуза Может прозвучать невероятным, но из истории экспедиции Лаперуза создаётся впечатление, что исполняя долг военного офицера и следуя указаниям короля, Лаперуз про...
До полудня в Париже или встреча с Буниным.
Сегодня, пожалуй, один из важнейших дней в моей жизни, мне предстоит встреча с Иваном Алексеевичем Буниным, именно с этой целью я впервые в Париже. О, Париж – город консервативных либералов и кок...
Та, белая роса или Та, белая раса или Табунный разум или Tabula Rasa.
*** После 32-х часового полудрема в подвешенном состоянии – мягкая посадка наудачу в первое стоящее такси. Только на расстоянии полуметра от земли мерная тряска пробуждает ощущение координатных перем...
Учитель музыки (ко Дню Победы)
Школа эта существует... рядом с городской префектурой, а теперь еще и с прокуратурой. Если верить заявленному – она уникальна. Тогда же, когда учился в ней я, в годы 1994 – 1998, она была по истине, в...
Колодец и маятник
/К 70-летию Победы и к 15-летию "тихой реабилитации" Сталина/, (по мотивам Эдгара Аллана По).  До седин ей снился страшный детский сон: ее отец стоит один над колодцем, на помосте: на нем лиц...
Роберт Мензис, "Четыре свободы" (перевод - Д.К.)
Свобода слова и выражения. Оригинал: Chapter 2 - Freedom of Speech and Expression Выступая в прошлом году, Президент Рузвельт, в дискуссии о ставках на кону в этой войне, использовал выражение ...
Роберт Мензис, "Четыре свободы, часть 2" (перевод - Д.К.)
Свобода слова и выражения (продолжение). Оригинал: Chapter 3 - Freedom of Speech and Expression (continued) На прошлой неделе, когда я говорил с вами о первой из четырех свобод Президента ...
Роберт Мензис, "Свобода вероисповедания" (перевод - Д.К.)
Свобода вероисповедания. Оригинал: Chapter 4 - Freedom of Worship Вторая свобода президента Рузвельта – свобода вероисповедания. Что она означает? Понимаем ли мы ее по-настоящему? По-настоящему...