Пример

Prev Next
.
.

  • Главная
    Главная Страница отображения всех блогов сайта
  • Категории
    Категории Страница отображения списка категорий системы блогов сайта.
  • Теги
    Теги Отображает список тегов, которые были использованы в блоге
  • Блоггеры
    Блоггеры Список лучших блоггеров сайта.
  • Авторизация
    Войти Login form
Подписаться через RSS Просмотр записей с тегом Анненский

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
Среди миров: опыт прочтения сюжета

Виктории Малкиной

Хрестоматийное романсовое стихотворение Иннокентия Анненского меньше всего обделено читательским вниманием, но сюжет его не вполне ясен: должны ли мы читать его как развернутый символ гармонизирующей любви или как некоторую эпизодическую историю со своей логикой.

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
Кленовский и Мантенья

Одно из стихотворений Дмитрия Кленовского, выпускника Царскосельского Лицея и одного из самых преданных последователей Иннокентия Анненского, начинается:

Не сейчас! — в Христово Воскресенье,

Под адриатический прибой,

В померанцевых садах Мантеньи

Было бы нам встретиться с тобой!

На первый взгляд, путаница образов времени, образов пространства, причин и целей. Почему апофеоз любви в Италии -- легко представить, но почему на Пасху? Что мешает нынешней встрече, и почему именно образность Мантеньи является лучшим залогом встречи, чем поэтический слог и поэтическое желание?

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
Черный куст: рябина или шиповник?

Черный куст в сонете Анненского “Конец осенней сказки”

Да из черного куста
Там и сям сочатся грозди
И краснеют... точно гвозди
После снятого Христа.

-- соблазнительно понять как куст рябины: темная кора дерева, ягоды, которые кажутся тем краснее, чем глубже утро, и чем ближе зима, обостряющая чувство ягодного цвета.

Привязка к тегам Анненский роза символизм

“Тоска возврата” Иннокентия Анненского, сонет с нетрадиционной рифмовкой, воспроизводящий значительную часть образности стихотворения “Святая” Стефана Малларме (1865; больше известно по песне Равеля 1896 г.), сначала вызывает недоумение: как Серафимы, высший чин ангелов, сравнивается с пережитым обычным днем.

В стихотворении противопоставлется исповедальная (ночная) и хоровая (дневная) поэзия, что восходит к античному различению сольной (выражающей индивидуальные чувства) и хоровой (выражающей коллективные чувства) лирики. Корифеем хоровой лирики в сонете объявляется Серафим, который смолкает вместе с хором, и он при этом уставший как небо (“лазурь”) и способный замереть ради внимания.