Пример

Prev Next
.
.

15 января 2016 года исполнится 125 лет со дня рожденья Осипа Мандельштам, великого русского поэта. Между тем эстафета юбилейных событий «Мандельштамовских дней» уже взяла старт, и том, что они происходят и будут происходить – заслуга прежде всего тех энтузиастов, кто, полюбив стихи, не поскупился на усилия и хлопоты в честь их автора.

В Твери такой человек – Татьяна Леонидовна Андреева. И вот 1 сентября там состоялось открытие памятной доски О.Э. Мандельштаму и Н.Я. Мандельштам на здании школы № 29 (пер. Никитина, 12), расположенной поблизости от того места в Калинине, где поэт с женой снимали комнату в семье Травниковых (текст на доске: «В этом районе г. Твери (Калинина) с ноября 1937 г. по март 1938 г. (3-я улица Никитина, дом 43) жил выдающийся поэт XX века Осип Эмильевич Мандельштам)». На открытие собралось около 250 человек – учителя и ученики, их родители, жители окрестных домов, тверская интеллигенция. Доску открыли директор школы О. Нестерова и зам. председателя Мандельштамовского общества Л. Видгоф. Т. Андреева из-за болезни, увы, отсутствовала, но от души радовалась своему и общему свершению.

Такие усилия и хлопоты – неблагодарное дело в современной России, где функционал Министерства культуры более всего напоминает Министерство пропаганды. Прославлению прекрасных поэтов там предпочитают глорификацию персонажей скорее полумифических, но с пропагандистским потенциалом, – таких как князь Владимир, 28 условных панфиловцев или генералиссимус Сталин, почтивший однажды своей ночевкой избушку во Ржеве. Но побьюсь об заклад, что раньше на родине героя Добрыни Никитича (родину ему найдут) бюст возникнет, чем во Ржеве или Вязьме поставят памятник сотням тысяч красноармейцев, погибших там или плененных в сталинско-гитлеровских котлах (пока их памяти единственное утешение стихи – «Я погиб подо Ржевом…»).

Но вернемся к Осипу Эмильевичу.

Когда пишущий эти строки вместе с директором Гослитмузея Д. Баком инициировали группу, призванную взять на свои низовые плечи хлопоты и заботы о событиях юбилея, мы от души радовались живому отклику со стороны музеев, архивов, общественных организаций и отдельных неслучайных лиц. На государство мы не рассчитывали, а только с улыбкой (это теперь – с улыбкой!) вспоминали михалковский гимн СССР и самого Михалкова на открытии доски в Москве 15 января 1991 года.

Но мы недооценили тот резонанс и ту прочность славы, которые по праву приобрел гениальный Мандельштам как один из общепризнанных великих поэтов XX века. Это признало и государство, создав свой Оргкомитет (при председателе М. Сеславинском и Баке и Нерлере как его заместителях), вобравший в себя большинство членов инициативной группы (правда, не всех), а также представителей структур, в Инициативную группу не входивших. И на заседании 7 сентября любо-дорого было слушать коллегу из Минсвязи, с явным удовольствием рассказывавшего о почтовых знаках, которые Министерство выпустит к юбилею поэта, и об ожидающих филателистов спецгашениях.

Мандельштам не Жуков и не Маяковский, - ни на коня его не подсадишь, ни на пьедестал «лучшего и талантливейшего» не возведешь. Он у каждого свой и мой, и хочется думать, что ни мы, ни государство, никто не упустят своего шанса на его достойный юбилей как знак уважения к памяти великого поэта, автора бессмертных стихов, одно из которых - о стране, не чуемой под собою, - стоило ему жизни, и что праздничный императив высокой нормальности и неказенности будет сопровождать все события.

А их намечается немало: выставки, конференции, вечера, презентации книг. И не только в России, но и в Амстердаме, Вашингтоне, Ереване, Риге, Риме и Пизе. Пока же эстафету из рук тверяков переняли жители Амстердама – города, где, как оказалось, уже 15 лет существует улица Надежды Мандельштам (единственная улица Осипа Мандельштама – в Варшаве, но сейчас вновь ставится вопрос об улицах Мандельштама в Москве, Воронеже и Хабаровске). Именно из Амстердама к Надежде Яковлевне приезжали за интервью голландские «киношники» – Фрэнк Диаманд и Кеес Верхейл: снятый ими фильм оказался единственным профессиональным видеодокументом с ее участием и был показан, согласно ее воле, только после ее смерти.

В Лейдене уже несколько лет существует так называемая «Мандельштамовская стенка» - торец дома с нарисованным по-русски стихотворением «Я вернулся в мой город, знакомый до слез…» (воля владельца дома, потомка старых русских эмигрантов).

А в Амстердаме местные энтузиасты, скульптор Ханнеке де Мунк и художник Ситце Беккер, влюбившиеся в мандельштамовские стихи и потрясенные как судьбой их автора, так и их, усилиями любви, спасением, предложили свой «Памятник любви». Это двойной памятник – Осипу и Надежде Мандельштамам – их работы (цоколь со стихами – вклад российского скульптора Хачатура Белого) отныне стал двукратной реальностью. 25 мая 2010 года он был поставлен в Санкт-Петербурге на Васильевском острове, в университетском дворе, в Саду скульптур, (смотрите видео о памятнике о его создателях), а 25 сентября 2015 года и в Амстердаме – напротив дома № 16 по улице Надежды Мандельштам (Nadezjda Mandelstamstraat). Это шестой по счету памятник Мандельштаму в мире и первый вне России (остальные – в порядке установки – во Владивостоке, Питере, Воронеже, Москве и еще раз в Питере).

Авторы памятника: Хачатур Белый, Ситце Беккер, Ханнеке де Мунк

24-го сентября в Амстердамском Центре поэзии «Perdu» («Потерянные») состоялся Мандельштамовский поэтический вечер с подведением итогов анонимного Конкурса переводчиков стихов Мандельштама на нидерландский язык (в нем принял участие 31 человек!) и презентацией специального буклета, выпущенного к этому дню издательством «Pegasus». Вечер завершился выступлением Нины Тархан-Моурави – лучшей на сегодняшний день переводчицы Мандельштама на нидерландский (феноменально и то, что это не родной для нее, а выученный язык!).

Назавтра, 25-го сентября, – торжественное и многолюдное открытие самого «Памятника любви». Он расположен в центре большого, 80-тысячного, городского района с весьма пестрым и небогатым населением, главным образом – выходцами из Суринама.

На открытие – в теплый, солнечный день – собралось около 150 человек. Ученики местной школы читали и слушали стихи Мандельштама, они же – вместе с профессором Виллемом Вестхейном – снимали с памятника покрывало. Юная темнокожая актриса представила целый спектакль – композицию из стихов и мемуаров (так и хотелось перефразировать шутку Осипа Эмильеевича: «И может быть в эту минуту / Меня на голландский язык / Антилец какой переводит / И в самую душу проник»). Выступали авторы памятника, голландские и русские филологи, представители местной власти.

Отныне между Санкт-Петербургом и Амстердамом, между Голландией и Россией растянут своеобразный мандельштамовский мост – на вантах энтузиазма и любви к поэзии и поэтам.

Павел Нерлер

 

 

 
купить торговое оборудование в магазин сумок;Купить экскаватор: купить права на экскаватор. Купите экскаватор с доставкой.;ландшафтная съемка