Пример

Prev Next
.
.

  • Главная
    Главная Страница отображения всех блогов сайта
  • Категории
    Категории Страница отображения списка категорий системы блогов сайта.
  • Теги
    Теги Отображает список тегов, которые были использованы в блоге
  • Блоггеры
    Блоггеры Список лучших блоггеров сайта.
  • Авторизация
    Войти Login form

Письма в российскую тюрьму о путешествии по Австралии - 2

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
  • Размер шрифта: Больше Меньше
  • Просмотров: 173
  • Подписаться на обновления поста
  • Печатать

Дорогой … !

Я продолжаю рассказ о путешествии по Австралии. Надеюсь, вам интересно читать про нашу жизнь.

В прошлом письме я остановилась на ночевке в городке Хей, где во время Второй мировой войны был самый необычный лагерь среди стран-союзников антигитлеровской коалиции: в 1941 году сюда привезли «нежелательных иностранцев», большинство из которых были евреями, пытавшимися найти приют в Англии после бегства из Германии и Бельгии. Прошло два года, прежде чем власти разобрались в ошибке и разрешили им вернуться в Европу или остаться в Австралии. А пока они находились в Хее, узники, среди которых было много людей выдающихся, устраивали театральные представления и спортивные состязания, и даже выпускали собственные деньги.

А мы, посмотрев музей в старом товарном вагоне и пройдя по заросшему травой полю, где раньше был лагерь, поехали дальше. Городок Хей, если вы посмотрите на карте нашего маршрута, лежит примерно на середине «горизонтального», с востока на запад, участка пути. Мы продолжили двигаться на запад и к вечеру добрались до городка Порт Пири. Дорога стала узкой – в одну полосу в каждую сторону, с маленькими обочинами, с редкими расширениями до двух полос в одну сторону для обгона. На пути нам встречались огромные трейлеры, перевозящие товары из одного австралийского города в другой, из Сиднея и Бризбена в Аделаиду и в Перт. Если в автопоездах перевозили овец или овечью шерсть, из них падал пушистый снег, застревающий хлопьями на колючках у обочины. Всего за второй день мы преодолели еще 750 км.

bonch-pismo2-hay.jpg

Мы ехали по австралийской глубинке, аутбэку – сухим засоленным землям, где свободно пасутся овцы и коровы. Такой выпас называется «пасторалис» – фермеры огораживают свои земли и пускают скот гулять и съедать все, что те разыщут. Временами вдоль дороги шли изгороди, а иногда и нет, и тогда один из дорожных знаков предупреждал, что коровы свободно переходят через дорогу. Но это в пределах одного фермерского хозяйства. А чтобы коровы не забредали на чужую землю, ограды все же ставят, а на самих дорогах устанавливают металлические решетки, о которых тоже предупреждает дорожный знак – машина может медленно проехать поверх них, а коровы перейти не могут. Так фермеры ставят пределы передвижения своим животным.

Кроме домашних животных, в степи полно диких, о них тоже предупреждают знаки – «следующие двадцать километров коалы» или «следующие десять километров вомбаты». Кенгуру и страусы эму встречаются почти всю дорогу, птицы – днем, кенгуру – к вечеру. Причем у кенгуру есть привычка стоять столбиком при приближении машины, а затем резко прыгать навстречу! Когда крупное животное выскакивает на машину , мчащуюся на скорости восемьдесят-сто километров в час, это опасно для людей и смертельно для животных. Очень жаль их – по обочинам и на асфальте полно тел. На тушки слетаются птицы-падальщики, самые разные, от ворон до орлов, причем если вороны при приближении машины сразу поднимаются в воздух, то орлам требуется разбег, чтобы расправить крылья. Поэтому орлов тоже часто сбивают. Зато в Австралии есть служба по спасению раненых животных, и если водитель сбил или увидел, что на дороге лежит сбитое животное, он обязан позвонить в эту службу и они приедут, чтобы забрать животное в ветеринарную клинику. Впрочем, не в аутбэке, не в глубинке – здесь до ветеринарных клиник слишком далеко, сотни и тысячи километров нужно было бы ехать спасателем за пораненным животным. Но мы, скажу с радостью, ехали очень осторожно и за все время пути не сбили ни одно кенгуру и ни одно эму, как они ни караулили нас вдоль дороги и как ни бросались под колеса!

Мы специально выбрали время для поездки по центральной Австралии, когда здесь не слишком жарко: июль, середина зимы, температура днем плюс пятнадцать-двадцать градусов по Цельсию. Ночью – пять-десять, тоже плюс. Это равнина, огромная плоская равнина во все стороны, до горизонта простирается плотная, сухая, иногда даже просоленная земля. Солнце вечно сияет в небе, колючие кусты серо-зелеными лоскутьями прорастают на сухой серо-желтой глине. Иногда, когда мы проезжаем реку или озеро, заметны деревья и вьющиеся около них птицы. Также воду можно заметить по скоплениям облаков, а где воды нет – небо огромное, высокое и пустое, словно едешь внутри хрупкого стеклянного шарика, знаете, есть такие новогодние игрушки с домиком внутри. В самом деле было такое ощущение – невероятной огромной новогодней игрушки, и мы попали внутрь нее. Рождество и Новый год в Австралии отмечают, как везде – в декабре-январе, но в южном полушарии они приходятся на середину лета, поэтому некоторые люди отмечают еще и «зимнее рождество», середину зимы, когда день действительно переваливает самую короткую отметку и начинает прирастать минутами. Мы чуть разминулись с этой датой в нашей поездке, но новогоднее настроение, это чувство, что мы попали в волшебную игрушку, звенящую в небе, временами приходило ко мне.

bonch-pismo2-steppe.jpg

В тот день мы сделали небольшую остановку, свернув с трассы к озеру Йанге. К сожалению, на озере почти не было заметно обещанных путеводителем птиц – то ли улетели, то ли приключились какие-то неблагоприятные природные явления, но мы увидели только пару пеликанов, плавающих посреди озера, и небольших уточек у берега. Впрочем, мы взглянули на превращенную в музей старинную хижину – старинную, разумеется, по австралийским понятиям, ей всего около ста лет. А также на древнюю бензозаправку Шелл, просто цистерну со шлангом. Она выглядела забавно по сравнению с современными станциями, но так было, так продавали бензин местным фермерам в недавнем прошлом, сто и пятьдесят лет назад. Здесь, где раньше росли только колючки, фермеры разводили овец и коров, выращивали виноград и мандарины. Мы проезжали множество садов и даже купили мандаринов по дороге. А вино из винограда этих садов продается не только в австралийской глубинке, но по всему миру.

Незадолго до границы с Южной Австралией мы остановились на обед в городке Милдура. Это западная оконечность региона, насыщаемого водой реки Мюррей. Здесь выращивают виноград, мандарины, апельсины и миндаль. В парке мы заметили памятник – статую Уильяму Бенджамину Чаффи, который вместе с братьями приехал в Австралию из Канады в 80х годах XIX века. В то время Милдура была, после большой засухи, просто заброшенной овечьей фермой, или станцией, как их здесь называют. Братья Чаффи разработали проект орошения этих земель, добились поддержки от правительства штата Виктория, и за следующие двадцать лет превратили эти земли в те плодородные сады, которыми они являются и по сей день. А Уильям Бенджамин Чаффи в 1920 году стал мэром города и удостоился статуи.

В конце XIX века земли Милдуры были одними из тех, что пострадали от распространения кроликов. Вы, возможно, слышали эту историю – европейцы привезли кроликов в Австралию уже вместе с первыми каторжниками и поселенцами и продолжали привозить до середины XIX века. Казалось бы, прекрасная мысль, первые поселенцы были рады получить к столу кроличье рагу. Кроликов держали и в домашних хозяйствах, и выпускали на свободу в степи и леса. А приехавшие позже зажиточные британцы любили охотиться, они с радостью продолжили любимое занятие на южном континенте. Однако кроликам здесь тоже понравилось. Скромные травоядные обнаружили, что климат на новом месте прекрасный, размножаться можно круглый год, а хищников, которые обычно ограничивают их численность, здесь практически нет – только человек. Почувствовав себя в безопасности, кролики размножились так, что стали угрожать диким растениям, садам и фермам. Они съедали кору и молодые побеги, в результате деревья погибали, а на месте полей образовывалась пустошь. Вымирали местные животные, которые питались этими растениями, истончалась почва, возникали овраги и пустыни. В общем, полная экологическая катастрофа.

Как только люди ни пытались бороться с кроликами! И отстреливали, и ставили ловушки, и разрушали норы, и ставили длиннющую, в три тысячи километров, ограду, и привозили на континент лис, хорьков и собак. Ловить и отстреливать удавалось до двух миллионов кроликов в год, но животные размножались быстрее, чем справлялись с ними люди и завезенные в страну хищники. Наконец в 1950х годах с биологической угрозой справились биологическим же способом: среди кроликов распространили вирус, от которого их популяция резко уменьшилась. Впрочем, вымершим растениям и животным это уже не помогло. А к 1990х годам вирус мутировал, уже не убивая, но калеча кроликов, которые стали заражать домашних животных, и люди были вынуждены искать другой вирус на замену старому, и так далее, и тому подобное. В общем, природа показала, что подходить к ней нужно с осторожностью, чтобы не разрушить на долгие годы, если не навсегда.

Теперь австралийцы очень бережно относятся к природе и защищают диких животных и растения, а также сельское хозяйство. Помня историю с кроликами – фермеров можно понять! Во многих местах действует строгий запрет на провоз фруктов, потому что на их кожице может быть фруктовая мошка, которая уничтожает хрупкие посадки. Поэтому на границе Южной Австралии нас встретил карантинный патруль. Карантинный пограничник посмотрел, что мы везем – попросил показать холодильные сумки в багажнике, разрешил такие продукты как сыр и овощи, а несколько яблок забрал – нельзя, строгий запрет. Жаль, конечно, но приносить вред фруктовым деревьям не хотелось, и мы безропотно отдали яблоки. Но порадовались, что успели до границы съесть все мандарины!

Мы довольно много времени потратили на небольшие прогулки туда и сюда, так что после границы штата ехали уже не останавливаясь, чтобы поскорее добраться до сегодняшнего ночлега в городке Порт Пири. Разве что снова выходили полюбоваться на заходящее под облачным ковром солнце, рассылающее веер лучей по полям, поверх одиноких эвкалиптов.

bonch-pismo2-port.jpg

В Порт Пири мы еще прошлись по ночному городу, хоть и немного разглядели в темноте. Название «порт» не обманывает, это в самом деле порт на заливе Спенсера, в двухсот километрах к северу от Аделаиды. Живет здесь всего около четырнадцати тысяч человек. Название городка происходит от имени первого судна, которое прошло здесь вниз по ручью, перевозя овец в ближайший порт. В конце XIX века здесь стали обрабатывать серебряную и свинцово-цинковую руду, которую добывали неподалеку, в городе Брокен Хилл. В середине 1930х годов здешний завод по переработке свинцовой руды стал крупнейшим в мире. Все это мы прочитали на городских стендах. А также узнали, что в городе есть несколько школ и колледжей и историко-фольклорный музей, а в сентябре-октябре греческая и итальянская община города проводит музыкальный фестиваль. Мы прогулялись по набережной, вдохнули морской воздух, увидели памятник в виде пирамиды, посвященный тем самым пастухам-пасторалисам, которые в середине XIX века основали здесь поселение и завели овец, гуляющих самих по себе.

Дальше дорога вела нас на север сначала вдоль залива Спенсера до города Порт Агастус, а потом дальше по аутбэку до городка Супер Педи. Нескольких слов заслуживает сама дорога, шоссе Стюарта. Это одна из главных путевых артерий Австралии, ведущая из самого юга, от города Аделаида в штате Южная Австралия, на север, до города Дарвин в Северных Территориях, через середину континента, где расположен город Алис Спрингс, неподалеку от скалы Улуру. Шоссе получило имя в честь шотландского исследователя Джона Макдуала Стюарта, который проложил этот маршрут в экспедициях по центральной Австралии в 1861-62 годах. Стюарт стал первым европейцем, кому удалось пересечь Австралию с юга на север и севера на юг. Предыдущая экспедиция, Бурка и Виллза, предпринятая в 1860-61 годах, закончилась гибелью почти всех участников.

Первое имя этой дороги было даже более определенное – «зе трек» по-английски, или собственно дорога. Там, где прошел Стюарт, уже в 1872 году была проложена линия наземного телеграфа, а к концу 1890х годов – железная и автомобильная дороги. Вначале она была совсем простой – проселочной и песчаной или насыпной грунтовкой. Некоторые участки в сезон дождей заливала вода, в нескольких местах дорога пересекала реки и ручьи, которые тоже разливались в дождливое время года. Но это была дорога сверху донизу всего континента. Для удобства и просто для выживания людей вдоль нее были вырыты колодцы, чтобы можно было добывать воду в засушливых областях. Усилиями дорожных служб всех трех штатов Австралии, по которым она проходит, к 1940 году дорога была обновлена, превратившись из труднопроходимого проселочного трека во всесезонное шоссе. Это пригодилось во время Второй мировой войны – здесь шли машины, перевозившие войска и грузы, отправляющиеся на битвы с Японией.

Современная дорога была построена в 1980е годы, это весьма качественное шоссе. Его участки используются даже для самолетов скорой помощи, которые спасают людей в удаленных районах Австралии. Мы несколько раз замечали разметку, показывающую такие участки, которые могут быть стать аварийной посадочной полосой.

Еще эта дорога знаменита гонками от Дарвина до Аделаиды для автомобилей с двигателями на солнечной энергии. Такие машины выглядят как болиды из фантастических фильмов и движутся только на энергии солнечных батарей, с двигателями, разработанными самими конструкторами. Зрелище впечатляющее, но несмотря на то, что наши мужчины увлекаются гонками и даже участвуют в них, эти ралли мы не застали – они проводятся в октябре. Вот такое шоссе Стюарта, по которому мы поедем дальше, пока не доберемся до мест совсем без дорог.

Я продолжу рассказ о нашей поездке в следующем письме, а пока всего вам доброго!

Ваша,

Татьяна

Привязка к тегам Письма из Австралии

Комментарии

Письма в российскую тюрьму о путешествии по Австралии - 1
Данный текст появился как письма специфическому адресату – российскому политзаключенному, находящемуся в СИЗО, тюрьме, колонии, тюремной больнице. Эта часть проекта «Сказки для политзаключенных», кото...
Письма в российскую тюрьму о путешествии по Австралии - 3
Добрый день, … ! Я продолжаю рассказ о путешествии по австралийской глубинке. В прошлом письме мы добрались до города Порт Пири на заливе Спенсера. На следующее утро мы с друзьями снова разделил...
Письма в российскую тюрьму о путешествии по Австралии - 4
Здравствуйте, …! Пока я не получила от вас ответов на мои письма, продолжаю рассказ о путешествии по Австралии. Итак, в последнем письме я рассказала, как мы остановились на ночлег в городке Кубер П...
Письма в российскую тюрьму о путешествии по Австралии - 5
Дорогой … ! В прошлом письме я рассказала, как мы выехали из последнего городка, всего состоящего из кемпинга, заправки и магазина сувениров, съехали с асфальтовой дороги на проселочную и направились...
Письма в российскую тюрьму о путешествии по Австралии - 6
Дорогой … ! Продолжаю рассказывать вам о путешествии через австралийскую пустыню. Пока я не получила от вас ответа на предыдущие письма, потому продолжаю писать дальше. Надеюсь, вас развлекают эти ис...
Письма в российскую тюрьму о путешествии по Австралии - 7
Дорогой … ! Еще раз хочу развлечь вас рассказом о путешествии по Австралии. В прошлом письме я остановилась на том, что мы выехали из пустыни и заночевали в кемпинге в городке Бердсвилль. После того,...