Пример

Prev Next
.
.

От переводчика. Роман «Мерсье и Камье» в творческой биографии Сэмюэла Беккета располагается точно на линии раздела между двумя этапами прозаического творчества писателя: ранней англоязычной прозы «More Pricks Than Kiсks», «Мерфи», «Уотта», и франкоязычной, которую сам Беккет называл зрелой -- это прежде всего знаменитая Трилогия: романы «Моллой», «Мэллон умирает» и «Неназываемый». Без сомнения, в «Мерсье и Камье» Беккет разрабатывает некоторые приемы ведения драматического диалога, которые использует впоследствии в «Годо».

Подробнее: Михаил Бутов. Перевод С. Беккета. Мерсье и Камье

Вл. НОВИКОВ

МОЙ ЛЮБИМЫЙ ПИСАТЕЛЬ – РУССКИЙ ЯЗЫК.

Как был я критиком, так им и остаюсь. Начиная с новомировской статьи «Ноблесс оближ. О нашем речевом поведении» (1998, № 1) все больше перехожу с критики текущей литературы на критику языка. Оцениваю его «произведения», то есть новые слова которые он производит. Какие-то одобряю, какие-то вышучиваю, а главное - стремлюсь уловить динамику языкового развития. Она ценна сама по себе и у талантливых поэтов и прозаиков становится одним из источников эстетической динамики, внутреннего «драйва»…

Подробнее: Вл. Новиков. Мой любимый писатель – русский язык

От переводчика. В августе 1977 года актер Дэвид Уэриллоу, с успехом выступивший в постановке по одному из беккетовых рассказов, написал Беккету письмо, где интересовался, не согласился бы тот сочинить пьесу для моноспектакля – пьесу о смерти. Беккет, которому исполнился 71 год, ответил отказом. «Мое рождение было моей смертью, - написал он актеру- но я не способен соорудить 40 минут (5000 слов) на эту избитую тему». Тем не менее в ближайшие несколько дней он занимался монологом, который так и начинался «Рождение было его смертью». Но в конце концов отправил его в стол.

Подробнее: М. Бутов. Перевод С. Беккета. Монолог

Охват «Слова» в чём-то соприкасается с «Божественной комедией» – в нём есть и своя Беатриче, и блуждания героя в сумрачном лесу событий и мыслей, и счастливая развязка с движением к божественной ипостаси (святой богородице Пирогощей). И при этом необыкновенная метафоричность и многоплановость ракурсов, включающих, помимо исторического, духовный, культурный, литературный, психологический, политический и религиозный. Отдавая дань многочисленным исследованиям исторического, географического и лингвистического толка, мы сосредоточимся на другом – на месседже, который оно несёт.

Подробнее: Вера Зубарева. Певец и правитель в «Слове о полку Игореве»

Сегодня, в эпоху поляризованных политических позиций, кажется само собой разумеющимся, что приступая к разбору любого текста, пусть даже косвенно обсуждающего взаимоотношения России и Украины последних лет, рецензенту не избежать вопроса о том, с каких позиций он проводит свою работу, под чьим флагом стоит, и какую сторону поддерживает. В случае же, если речь идет о таком тексте как «Девять дней в мае» Всеволода Непогодина – провокационном, категоричном и показательно отвергающим возможность рассматривать конфликтную политическую ситуацию не в черно-белых тонах, а во множественности оттенков – кажется, что попытка говорить о литературе за пределами политических высказываний непременно должна увенчаться провалом...

Подробнее: Ольга Брейнингер. Постколониальная литература. Случай Всеволода Непогодина