Пример

Prev Next
.
.

ДИМА КЕРУСОВ. ГРУСТНАЯ УЛЫБКА ДЕДА МОРОЗА... В роскошной красной шубе… с роскошной белой бородой… Дед Мороз, сверяясь с бумажкой, рассматривает номера квартир. Подходит к нужной… Звонит… Ждёт… Дверь открывается на длину цепочки, в промежуток всовываются два лица - мужское и женское - и дверь захлопывается…

Подробнее: Святочный рассказ. Дима Керусов. Грустная улыбка Деда Мороза...

ЕВГЕНИЙ КАСИМОВ. ВРЕМЯ БЕЛОГО ЧЕЛОВЕКА. Бомж Гуторов кормился у дикой яблоньки, не обращая внимания на двух толстых снегирей, недовольно ворчавших на соседнем деревце, где мелкие плоды были уже ободраны. Примерзший снежок на яблочках холодил воспаленный рот. 

Подробнее: Святочный рассказ. Евгений Касимов. Время белого человека

МАРИЯ ГАЛИНА. "ПРИВЕТ, СТАРИК".  "Ты чего, мужик?" — спросил Сергей Степанович. Он только что вылез из ванны, и потому был красный, распаренный и неловкий. Майку и треники натягивал впопыхах, и ткань неприятно липла к телу. К тому же майка была грязная. Он думал как раз сунуть ее в стирку, но тут раздался звонок. Предпраздничный день выпал на рабочий, что было по-своему хорошо. Тетки из бухгалтерии, хотя и ворчали, что, мол, дома дел невпроворот, втайне радовались возможности похвалиться своими кулинарными талантами и принесли в коробочках оливье и заливное, домашнюю буженину и пирог-лимонник. Лилька, которая ухаживала за вдовым заместителем по АХЧ Мендельсоном так и вообще притащила нарезку осетрины и банку красной икры. Выяснилось, что Мендельсон осетрины принципиально не ест, и Сергею Степановичу достался дополнительный ломтик.

Подробнее: Святочный рассказ. Мария Галина. "Привет, старик"

 Марианна Ионова. По ту сторону рая. О романе Сергея Соловьева "Адамов мост".

Даже если бы словосочетание Адамов мост не бытовало на географической карте , ни разу не появлялось и не объяснялось в романе, читателя, осилившему все 500 с лишним страниц, оно вряд ли заинтриговало бы. Мы говорим «от Адама», подразумевая изначальность; Адам – это и представление о первичном минимуме самого насущного, основного, о некой неразложимой перво-простоте. Сергей Соловьев написал роман, в котором есть он и она. Что может быть проще?  

Подробнее: Марианна Ионова. По ту сторону рая

В 2011 году мне довелось принять участие в литературной мини-конференции в Хельсинки (Финляндия), общая тема которой звучала довольно сложно, но, при внимательном рассмотрении, весьма интересно: "Литературное пространство как средство преодоления межкультурных стереотипов в процессе всемирной экономической, политической и культурной интеграции, или инструмент самоидентификации нации?" Я подготовил небольшой доклад, с которым и выступил.

Подробнее: Григорий Аросев. Литературное пространство