Пример

Prev Next
.
.

В «Новом мире» 2017, № 8 опубликован роман Антона Понизовского "Принц инкогнито": В полутьме перья кажутся сплошной массой. Жалкие мятые пёрышки. Плю̀маc. Плебс. Тысячи одинаковых перьев внутри подушки.

Я щёлкаю зажигалкой. Наволочка темнеет, на ткани вспухает пятно, будто я капнул чернилами. По границе разрыва рыскают штрихи пламени, тире — тире — точки...

Подробнее: Антон Понизовский. Принц инкогнито. Роман

 

В середине мая 2017 года состоялась немецкая премьера спектакля «Бродский–Барышников» в зале «Баер-Культур» в Леверкузене. Это уже шестая страна, где латвийский режиссёр Алвис Херманис и знаменитый танцовщик и хореограф, друг Иосифа Бродского Михаил Барышников показывают необычное поэтическое действие. До этого были Латвия, Израиль, Италия, США, Англия и вот теперь Германия.

Подробнее: Марк Яковлев. «Бродский-Барышников» — звенья одной цепи

Последний фильм Алехандро Иньярриту  («Выживший»)  резко отличается от фильма предыдущего («Бердмэн»). Отличается настолько, что можно подумать, что снимал его не Иньярриту, а какой-то другой режиссер. Психология практически  отсутствует, ее место заняли напряженный сюжет и красоты природы. Фильм вполне успешен в плане поставленной задачи: трудности и их преодоление, еще большие трудности и опять таки их преодоление, непреодолимые трудности и еще раз их  преодоление.

Подробнее: Леонид Карасев. Территория выживших

Белкин Виктор Шаевич (р. 1941, Душанбе), доктор медицинских наук, профессор, специалист по организации медико-биологических экспериментов в экстремальных условиях среды (Памирское фирновое плато, Антарктида). С 1973 по 1991 год заведующий лабораторией высокогорных медико-биологических исследований АН Таджикской ССР. С 1991 по 2011 годы старший научный сотрудник Тель-Авивского университета.

Подробнее: Виктор Белкин. Гора и Рэм. (Фортамбек 1977 год).

Прочитав название эссе, не очень искушённый в итальянской географии российский читатель может подумать, что речь в нём пойдёт ещё об одной неизвестной Музе Иосифа Бродского (ИБ) с красивым итальянским именем Иския. И наш читатель окажется не далёк от истины! Но не только красивый остров Иския в Неаполитанском заливе вдохновлял Бродского. На острове была и неизвестная Муза, которая купалась и загорала, а поэт, «Сидя в тени» и глядя на неё, как и положено поэту, писал стихи.

Подробнее: Марк Яковлев. Бродский и неизвестная Иския