Пример

Prev Next
.
.

4 июля 2015 года Алле Николаевне Латыниной, замечательному критику, филологу, постоянному автору "Нового мира" исполнилось 75 лет. Я поздравляю Аллу Николаевну с юбилеем. И уверен, что к этим поздравлениям присоединятся все члены редакции "Нового мира". Без Аллы Латыниной “Новый мир” был бы другим. Он потерял бы очень важную краску.

Пастернак в стихотворении, посвященном Анне Ахматовой, говорит: “Бывает глаз по-разному остер, / По-разному бывает образ точен”.

Глаз должен быть - острым, а образ - точным. И глаз и образ должны быть “разными” у разных поэтов и у разных критиков.

Иначе нет смысла браться за перо. Не за чем оставлять на бумаге прописные (а значит чужие) истины и разводы неопределенной формы, на все намекающие и не говорящие ничего никому.

Мне кажется, что слова Пастернака об Ахматовой, точно подходят для характеристики многодесятилетней работы Аллы Латыниной.

Ее острота и точность - незаемные.

Здесь я скажу несколько слов только об одном проекте (не уверен, что слово “проект” в данном случае - точное, но за неимением лучшего возьму его) реализованном и реализуемом Аллой Латыниной - это существующая в “Новом мире” с 2003 года рубрика “Комментарии”.

В первый же год, когда “Комментарии” выходили в каждом четном номере, Латынина в качестве точек отсчета для своих размышлений взяла книги: Анны Политковской (тогда еще живой), Эдуарда Лимонова, Натальи Ивановой, Бориса Акунина, Владимира Бондаренко, Наума Коржавина… А в 2014 году - Владимира Сорокина и Захара Прилепина.

Одного только перечисление имен достаточно, чтобы сделать вывод: Латынина видит литературу, как некоторое единство. С этой точки зрения литература не делится на фикшен и нон-фикшен, высокое искусство и масс-культ. Политические предпочтения писателей также играют второстепенную роль при выборе объекта высказывания. (В самом высказывании очень даже играют).

Главное, что интересует Латынину - это пересечения эстетического пространства с этическим потоком.

Латынина выбирает книги, как точки кристаллизации, фиксирующие состояние мира. Для нее недостаточно разобрать текст “как прием”, ей нужно выйти за пределы эстетической нейтральности, столкнуть художественный мир с реальностью и посмотреть, что из этого получится.

Есть резонанс? Если резонанса нет, писать о книге нет смысла и непонятно стоило ли писать книгу.

Если резонанс есть, то внутренний камертон критика настраивается на пойманную волну, и вся система взаимодействий приходит в движении. И это движение отливается в завершенное высказывание.

“Комментарии” родились в эпоху Интернета. Кроме разнообразных благ и преимуществ, которые приносит Сеть, у нее есть довольно неприятное свойство - Интернет размывает настоящее. Все что доступно по ссылке - существует как бы здесь и сейчас. А учитывая, что Интернет существует уже больше 20 лет и помирать отнюдь не собирается, это “настоящее” непрерывно растягивается и будет растягиваться дальше.

Огромная работа, которую Алла Латынина проводит всякий раз при написании своего “комментария”, связана в первую очередь с прояснением и выстраиванием контекста, в котором родилась книга, в котором она впервые прозвучала. И таким образом происходит фиксация момента времени. А поскольку сама книга не меняется, мы получает драгоценную возможность сравнить контексты одной и той же книги, разнесенные на десятилетие или больше.

Не все книги, о которых писала Латынина остаются актуальными до сих пор. Но “Комментарии” остаются.

Когда я сегодня открываю “Комментарии”, опубликованные почти полтора десятилетия назад, - на меня дует свежим ветром живого прошедшего. И это удивляет. Ведь в тех же журнальных книжках есть и мои статьи, и я вроде бы должен все хорошо помнить, но оказывается многое смазалось, затерлось, и как вернуться - непонятно. А вернуться необходимо, иначе мое личное время - в прямом смысле застынет, растворится в вечном "настоящем".

Михаил Гаспаров заметил, что наш современник в принципе может прочесть все, что читал Пушкин. Это непросто, но возможно. Но наш современник не может забыть то, что Пушкин не читал, а это часто необходимо для интерпретации пушкинского текста. Когда сегодня я читаю статью Латыниной о Лимонове, я вижу Лимонова таким, каким он был в 2003 году, поскольку я уверен, что Латынина ничего существенного не пропустила. И таким образом я могу “забыть” то, чего в 2003 году еще не было, и увидеть эволюцию Лимонова или другого героя Латыниной.

“Комментарии” сегодня кажутся цепочкой сколов времени. И у нас есть шанс вернуться назад. И увидеть, как менялся мир. И что-то важное понять, не только о литературе, но о времени и о себе.

И это именно то, о чем писал Пастернак, именно то, что “Событья былью заставляет биться”.

Владимир Губайловский

Алла Латынина на сайте "Нового мира"

b2ap3_thumbnail_bennr-nm-1.jpg