Пример

Prev Next
.
.

Блог Андрея Резцова
Обо всём сразу
О ней

  • Главная
    Главная Страница отображения всех блогов сайта
  • Категории
    Категории Страница отображения списка категорий системы блогов сайта.
  • Теги
    Теги Отображает список тегов, которые были использованы в блоге
  • Блоггеры
    Блоггеры Список лучших блоггеров сайта.
  • Авторизация
    Войти Login form

Марципанские войска

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
  • Размер шрифта: Больше Меньше
  • Просмотров: 197
  • Подписаться на обновления поста
  • Печатать

 «Марципанские войска»

 

Те дни, когда они никому не нужны

   

Вентиляторы никогда не бывают так спокойны, как в те дни, когда они никому не нужны.

Просыпается вентилятор в объятиях симпатично округлой решётки, которая и есть его семейные узы.

Не улететь ему в виде пропеллера с лётчиком Толбобобоевым!

Но и не выспаться на сеновале, когда над тобой чёрная от времени

крыша, а на дворе добрый летний дождь.

Вентиляторы крутятся, словно сумасшедшие хомячки, но их тела проткнуты (не расскажу, куда вставлены оси вращения).

Каждый молодой вентилятор сначала верит в своё предназначение, потом перестаёт надеяться, начинает скрипеть или уныло постукивать. 

Вентиляторы не объединены в профсоюзы или писательские организации, их не позовут в школу наставлять второклашек.

В День Выборов вентиляторы дуют отрешённо, им наплевать на будущее, которого у них нет, которое они продуют. 

Старый вентилятор с пожелтевшими лопастями лежит на боку у мусорных баков, рассматривая ножки проходящих женщин, но уже не может он приподнять своим мощным дыханием их юбки.

  

  

  *** 

    

 

Марципанские войска

  

Марципанские войска вошли в город на рассвете,

Когда разбитые вдребезги Помидорки уже покинули его,

Бросив помогавшие им до этого Фасоль и Горох.

Население города никак не реагировало, оно спало и даже улыбалось во сне.

Генерал Марципанов приказал всех согнать на главную площадь,

Но никто из его солдат не знал, где же она.

Главность не бросалась в глаза, а пряталась, словно Фасоль и Горох.

Марципанские солдаты вытащили из тёплой постели старичка-запевалу местного хора Клуба Саботажников,

Он указал на Сквер у Городского Театра, но там всё было перекопано.

Решили считать главной площадью пятачок у автовокзала, но и там всё было перекопано.

Генерал лично расстрелял старичка-запевалу местного хора Клуба Саботажников, но сразу же горько пожалел об этом.

Жители городка от возмущения отказались сотрудничать с Оккупантами-Марципанами.

Они даже послали гонца к Помидоркам с просьбой вернуться, старичка-запевалу местного хора Клуба Саботажников, он оказался жив, стреляли в него марципаном.

Тот осыпался с булочек пистолетов захватчиков, сами крендельки крошились, превращались в сдобную пыль, но становились невкусными.

Помидорки пообещали вернуться, но в виде кетчупа, развернуть гибридную войну, утопить город в кровавом соке. 

Теперь уж без союзнической помощи Фасоли и Гороха.

Старичок-запевала местного хора Клуба Саботажников вернулся в тёплую постель, но никак не мог заснуть.

Его мучили, щекотали марципановые крошки, на душе скребли кошки.

Подлый генерал Марципановых войск знал своё дело не по учебникам, он просчитал все ходы наперёд. 

Назад ему дороги не было, мешали перебежавшие на сторону Марципановых войск Фасоль и Горох.

Не давала покоя и мысль о расстрелянном старичке-запевале местного хора Клуба Саботажников. Как он там? Не обиделся ли на генерала? Было ли при Помидорках лучше?

  

  

  ***  

    

Велосипед гибридного толка

    

У меня велосипед гибридного толка усиленного действия. 

Устанешь крутить педали, потянешь неприметный рычажок сбоку и ... тут же включается электродвигатель, уютно спрятанный вместе с динамо и батареями в раме железного коня. 

Кончатся электроны в недрах машины, потянешь другой неприметный рычажок и ... врубается бензиновый шестицилиндровый двигатель внутреннего сгорания.  

Кончится горючее, начинаешь откручивать трубки рамы велосипеда и ... бросать их в топку паровоза на двух колёсах. 

Последнюю трубку не палишь, да и сам не палишься. 

У нас пока реактивные двигатели на обычных дорогах не разрешены. 

Не моргнув и глазом, зажигаешь сопло и ... Первая ступень пошла! За нею вторая и третья. Такой велосипедный "Он сказал Поехали" продолжается до тех пор, пока не переходишь на использование ядерной энергии. 

Специально для этого случая фрамуга сиденья велосипеда сделано из свинца. Так что всё безопасно. 

Для инициации цепной реакции используется велосипедная цепь, ранее (при ракетно-космической форме экипажа) незаслуженно забытая. 

Но эта забывчивость была только кажущейся. Нам эта цепь пригодится и на следующей стадии, где используются силы ветра, морских волн, приливов, солнца и ростков лука-пырея (также называемого Жемчужным). 

Являясь двухлетним растением, этот выходец из Передней Азии даёт мне возможность продержаться до момента прибытия нужного мне автобуса. 

Резкий (и такой любимый мною) запах уникального растения позволяет мне не только легко занять удобное место у окна, но и отбиваться в дороге от назойливых старушек без велосипедов. 

Наматываешь Жемчужный лук-пырей на цепь и крутишь над головой, словно ты сам ветряк имени Дона Кихота.

  

  

  *** 

  

  

Одевать одежду на кого нибудь, надевать её на себя

   

Продолжим:

Оливать вина кому-нибудь, наливать его себе.

Озывать кого-нибудь олухом и идиотом, называть себя гением.

Оходить деньги в кошельке кого-нибудь (Не уточняю, почему этот человек не сопротивляется), находить (легко и всегда) тысячные банкноты евро у себя в карманах.

Орожать невоспитанных шумных детей с кем-нибудь, кого ненавидишь (пусть мучается), нарожать себе весёлых ласковых пупсиков с любимым человеком.

Продолжим?

  

  

  ***  

      

Выдающийся математик Давид Гильберт

   

Выдающийся математик Давид Гильберт в дополнение к своим знаменитым 23-м математическим проблемам имел ещё одну, когда учился в школе. 

Происходило это в посёлке Знаменск Калининградской области, который тогда ещё (по разным причинам) считался городком Велау близ Кёнигсберга в Пруссии.  

Директор школы (он же - учитель логистики и блокчейна) невзлюбил мальчонку. 

Как-то раз он даже вызвал к себе на беседу Отто Гильберта - отца будущего математика и заявил дословно следующее: "Ваш сын, Херр Гильберт, не носит на уроки рисования мольберт, плохо относится к Альберту (Эйнштейну) по причине мнимых несостыковок в теории относительности, устроил войну миров с Гербертом (Уэллсом) из-за встреч того с Лениным, обвинил Шуберта кое в чём, никак не освоит работу в мастерских с шуруповёртом." 

Отто Гильберт пообещал повлиять и поорать на Давида Гильберта, собрался было уходить, но дверь оказалась запертой. 

Так мы и не знаем, чем же закончилась эта история касательно мольберта.    

   

  

  ***  

  

  

Мастер-классы

  

Я веду мастер-классы по культурному общению. 

Беру скрипку и играю на ней. Если перебивают, то объясняю, что это не культурно. 

Если слушают, терпят, я играю ещё хуже, ужасно скриплю смычком, рву струны, но продолжаю. 

Жду, когда же слушатели мои сорвутся с цепи и начнут вытекать из зала. 

Вчера все усидели. Одна дама даже всплакнула от умиления, от восхищения моей игрой. 

Подготовленных таким образом учеников неожиданно ошарашиваю историями про культурный диссонанс. 

Например, открываю им тайну, что композитор Шу...т (Шунт! А Вы что подумали?) был увлечён своей горничной ...  увлечён прямо в Самару, где на ней и женился на баркасе осенним вечером. 

Другой композитор Шу...т (Шунт! А Вы что подумали?) (в моих примерах они все на одну эту букву) выкрал у первого Шу...та (Шунт! А Вы что подумали?) его горничную прямо с осеннего баркаса. 

Но в Оренбурге, куда второй Шу...т (Шунт! А Вы что подумали?) увёз горничную первого Шу...та (Шунт! А Вы что подумали?), их поджидал третий композитор Шу...т (Шунт! А Вы что подумали?) с намерением овладеть горничной... не вторым Шу...том (Шунт! А Вы что подумали?) (здесь я делаю паузу и пристально рассматриваю аудиторию). 

План третьего Шу...та (Шунт! А Вы что подумали?) оказался удачным, да таким замечательным, что горничная ничего не заметила. На коне по горным дорогам Кавказа повёз свою избранницу третий композитор Шу...т (Шунт! А Вы что подумали?) Несколько раз конь оступался и падал в пропасть, увлекая своих всадников за собой. Но каждый раз, словно чёрт из табакерки, откуда-то выскакивал очередной композитор Шу...т (Шунт! А Вы что подумали?). 

Новый злодей успевал подхватить горничную, но не стремился даже сделать это же с предыдущим композитором Шу...том (Шунт! А Вы что подумали?).

После трёх лет упорного пути (предлагаю слушателям сами посчитать, сколько сменилось горных композиторов Шу...т) парочка выезжает к морю и видит там весенний баркас (сменились времена года, пока композиторы Шу...ты (Шунт! А Вы что подумали?) тырили друг у друга горничную). 

На ржавом судне обнаружился самый первый композитор Шу...т (Волга впадает в Каспийское мое), но в очень злом состоянии, которое никогда не доводит до добра. 

Горничная постарела, подурнела, поумнела, располнела, похудела, поступила на заочное обучение в консерваторию по классу композиторского искусства. 

Так как её брак с первым композитором Шу...том (Шунт! А Вы что подумали?) состоялся и был официально зафиксирован на барже в Самаре, она тоже носит фамилию Шу...т (Шунт! А Вы что подумали?).

Догадайтесь, какой композитор Шу...т (Шунт! А Вы что подумали?) украл в следующий раз и кого. 

Подскажу, что вот-вот должно было наступить лето, но никто из окружающих, находящихся на барже, этого не заметил.

  

  

  ***  

  

  

Позвонить маме в Слуцк

  

Шоколадкин стоял на широком балконе (скорее, террасе) гостиницы Вилла Бароло в Таормине, опершись на перила. 

Он смотрел на раскинувшийся перед ним залив Адриатического Моря, на большие белые однотипные круизные теплоходы, бросившие свои якоря в бухте, на вулкан Этна, которому нельзя никогда доверять. 

Нельзя.  Никогда.

Раздался стук в дверь, а за ним: "Ваше пиво, Сеньор!" 

Шоколадкин подошёл было открывать, но что-то его насторожило. 

Падая на пол и откатываясь в сторону от двери сыщик успел подумать: "Надо позвонить маме в Слуцк, чтобы она не волновалась!"

  

  

  ***  

    

В качестве лёгкой закуски к пиву 

   

Всем известно, что никакой лист нельзя сложить больше семи раз. 

Или, по крайней мере, одиннадцати («Разрушители легенд» (англ. MythBusters) показывали это на телеканале Discovery Channel). 

Читатель готов бросить всё и даже бросить читать эту правдивую историю. 

Не надо спешить! Если быть предельно точным, сообщение  было не сложено в виде зубчика чеснока, а целиком отпечатано в таком виде на трёхмерном нано-принтере. 

И вместо сложенных слоёв листа там были нано-листики, соединённые нано-петлями (как у каждой двери такие есть ). 

Вроде книжки получилось.

  

  

  ***  

    

Ждать других лохов, неудачно поевших белорусских колбас

  

Вдумчивый читатель уже догадался, что российский полицейский неспроста вдруг поселился в безумно дорогом отеле популярного у миллионеров и знаменитостей города Таормина, что на Сицилии. 

Не может наш работник органов правопорядка позволить себе такую роскошь и шик. 

Разве только если он - оборотень в погонах. 

А Шоколадкин не такой. Он хороший. 

Проживание в люксовом номере Виллы Бароло было частью плана по разоблачению и поимке главаря преступников, известного полиции как Рио-Рита. 

Сначала не было даже известно, где обитает этот гений преступного мира. На поиски Рио-Риты послали опытнейшего следователя Гусь-Венгерского. Самолёт увёз его в Рио-де-Жанейро, где (судя по первой части клички преступника) и обитал мастер преступных планов. 

Многие месяцы Гусь-Венгерский ничего не делал, отдыхал, купался, загорал, ел-пил. 

Каждый день он помещал в Одноклассниках фотографии своего загорелого тела и наглую улыбку. 

Но это только казалось, что сыщик переродился в бездельника. 

Фотографии содержали кодированные сообщения, позволившие в конце концов переместить поиск из Бразилии в Италию и сузить его до Риты - неприметного менеджера Виллы Бароло. 

Похоже, Рио-Рита и есть наша Рита.

  

  

  *** 

    

Везут спящего Рината внутри фюзеляжа

  

Усыпить Барабуллина было решено, так как иначе он мог бы отказаться. 

Сложные личные отношения между Ринатом и женевской преступницей, именуемой здесь и в документации Кондуктором (похоже, это у них любовь), могли помешать. 

В качестве снотворного была взята новейшая разработка Российского Военно-Промышленного Комплекса, применяемая для усиления бодрости солдат на посту. 

Вы скажете, что бодрость и сон не согласуются друг с другом, и окажетесь неправы. 

Молодые солдаты, только недавно призванные в армию, вмиг и надолго обретают бодрость от этого секретного порошка, поставляемого ООО Танки Гор. 

Но на опытных военнослужащих, которым вот-вот на дембель, новое вещество оказывает противоположный эффект. 

Они валятся с ног и спят непробудно более суток. На отслуживших в армии, уволенных в запас, порошок действует ещё сильнее, даже дозы требуются меньшие. 

Вот Рината и "нокаутировали" секретным лекарством.

  

  

  *** 

   

Сведения о секретном фармакологическом оружии избирательного действия

  

Ринат Барабуллин знал, что порошок мощного двоякого действия получается простым вдумчивым протиранием через мелкую тёрку брикетов концентрата киселя, 

Которого скопилось слишком много на продовольственных складах ООО Танки Гор в городе Чашки Свердловской области. 

Коррумпированные чиновники из оборонного комплекса утаили от народа и правительства  простоту получения секретного препарата. 

Удивительный побочный эффект кисельного концентрата был известен и в Советское время. 

Но эту тайну тщательно скрывали от населения, чтобы не создавать панику. 

Никто из специалистов по применению ядов в военном деле не хотел отвечать на этот и подобные вопросы:

"А что же жрать тогда, если не кисель из брикетов? 

Какие же тогда вредные свойства имеются у ливерной колбасы, кильки пряного посола и костных суповых наборов? 

Кто виноват? Что делать? 

Кто в данный политико-исторический момент является мужем Аллы Пугачёвой?"

   

  *** 

      

Барабуллин почти ничего не боялся в своей обыкновенной жизни 

   

Разве только совсем немного своей второй тёщи (то есть, когда был женат второй раз) и своей третьей жены. 

Кстати, это была одна и та же женщина. Так вышло. 

И ещё Ринат панически, до животного страха,  не хотел оставлять в раковине на кухне немытую тарелку и ложку в ней. 

Ему казалось, что когда откроют воду, мощная струя ударится о ложку и отразится грязным фонтаном прямо в потолок или в лицо повернувшему кран. 

Больше ничего, по большому Гамбургскому счёту, Барабуллин  не боялся. 

Но всё же ему стало несколько не по себе, когда его лучший друг Марат Мустафин вдруг предложил Ринату в качестве сладкого к чаю 

Странный порошок цвета брикетов концентрата киселя.  

"Et tu, Brute?" - пронеслось в голове Барабуллина: "Я теряю друга! Похоже, что навсегда!"

    

  *** 

     

Я поймал тебя

    

Я поймал тебя крупною сеткою

И удерживал в ней до утра.

Оставайся и будь мне соседкою

Там, где море плескалось вчера. 

  

Я рукою широкою крепкою

Выводил на стене номера.

Помашу тебе красною кепкою,

Той, в которой по краю дыра.

  

Я горчицею острою едкою

Переполнен, прощаться пора.

Лук-порей с чесночиной и редькою

Украшают собой вечера. 

  

     

  *** 

     

Куда впадает Волга

  

я забыл, куда впадает Волга ... думаю, что надолго .. или навсегда ... Волга же - вода!

нордическое шоу в Копенгагене посетив ... не обрёл позитив, Волгу и её впадность забыв ... или впадноватость ... впаднюнистость

а мог бы и не забывать истоки и протоки, устья и дельты, но Копенгагенцы эти ... они ж  словно дети ... распластались по планете

нордическими шоумями в Копенгагене пренебрегнув ...  вечно ... беспечно ... отчеканил ... 

вдруг... шуу .. чуу ... слышу шум волн Волги ... волнуюсь ... с ними вместе

гляжу, созерцаю, пытаюсь понять, где ж у них руки, ноги прочая стать

куда же она впадает ... экая проказница Волга ... ждать не могу долго ... стынет чай

но нордические шоуииии всякие в Копренгагене напрочь отрубили моё восприятие

мою возможность анализирвать и запоминать , оставив лишь крики чаек и ружьё,  из которого стрелять

Волга протекла мимо, пырхнула чуток, пошла пузырями и рассосалась по степям ... я же ждал у Жигулёвского водохранилища

я сижу нордично и прилично в Копенгагене на шоу, мну кепку, пью дармовое кофе литрами с печгеньем

но не могу вспомнить ничего о Волге и её впадании, впадении, падении, бум-ля-лянии

  

  

  *** 

  

Я вышел в космос

  

  

Я вышел в космос ... Один, без партнёра

Скафандр мой сидит, как влитой

Но почему-то нет мне покоя

Когда я щупаю вакуум рукой

  

Я никуда уйти не пытаюсь

(Шланг кислородный мне не даёт)

Но знаю я, что не ошибаюсь

Мысль тревожная жжёт

  

Где же бутылочка с водой родная?

Чтобы сделать протяжный глоток

Нет её внутри скафандра с края

Там, где для неё особый крючок

  

Я ищу её, голову ломаю

В скафандре места мало искать

Александра! Теперь то я знаю

Кому нельзя бутылочку доверять

  

Ты её положить обещала

Но убежала с листиками играть

Или изучать, как выглядит коала

Когда ей негде воду взять

  

И у меня нет с водой бутылки

Я в скафандре её не нахожу

Сэндвичи в ассортименте нащупал вилкой

Вернусь из космоса - покажу

  

Но ты, Александра, воду не положила

Я в невесомости об этом молчу

Луна собою землю закрыла

Бутылка не прижата к плечу

 

  

  

  *** 

  

    

 

У меня чужие ноги

  

Мои выставил в отеле за дверь, чтобы их привели в порядок

Утром обнаружил там чужие

Не скажу, что хуже моих, но не те

Мои были родные и надёжные

Эти надёжные, но не родные

Мои были мужские и волосатые

Эти так и не понял какого пола, слишком красивые, длинные и гладкие

Ногти на моих были в порядке, но таком, что лучше без носков не ходить

И не спать без носков, если с прекрасной незнакомкой

А эти и не на пляже выставляю на обозрение, смело, словно они мои

Мои ноги мне раньше не очень нравились, но привык к ним

Эти же непривычно милы

Пошёл этими ногами в футбол поиграть

Пожалел их, остался играть с пенсионерами в шашки

Один пенсионер начал рассказывать, как он в Гражданскую потерял коня

Случайно рубанул его шашкой

Нашёл же другого и более прыткого

У меня аж слёзы на глазах

Комок к горлу подступил

Сопереживаю

 

 

  

  ***     

   

  

был день

 

был день прожит ... сейчас лежит

как лист помятый

и на груди его дрожит

второй и пятый

  

пчела натужно так жужжит

а жеребята

спешат пожить и положить

в межу лопаты

 

  

  

  *** 

  

   

  

я почему называю тебя

    

я почему называю тебя 

самою лучшею в мире?

ноги и руки считаю, любя, -

в сумме их ровно четыре!

    

с ними встречаю закат и рассвет,

снова и снова считаю.

может быть шесть или восемь? Нет! Нет!

ровно четыре - я знаю!

  

пусть продадут мой компьютер седой,

счёты забросят в болото,

(годы пойдут, как века, чередой)

поотменяют субботу ...

    

я прокричу в темноту из пружин,

крепко зажатый в диване:

"самый счастливый ведь я из мужчин!

так передайте вы Тане!" 

 

 

  

  

  *** 

  

     

Я рисую пейзажи лосём

   

Пусть же отменят! И отменят всё!

Даже то, что не отменимо.

Я рисую пейзажи лосём,

Когда он пробегает мимо.

   

Вот он мчит меж рощ и болот,

Я держу мольберт смелыми руками.

Зацепит - убьёт. Вот Вам и Вот,

Труп оберните пиджаками.

   

Но я смело иду к лосю,

Он чувствует силы пламень.

Налегает рогами вовсю,

Помогая им ногами.

   

Хрясь! Хрясь! Мазок за мазком, -

На холсте голый торс вышел,

А к нему подбирается ползком

Флаг над толпой, что мы колышем.

   

Вновь лося из болот жду,

Надо добавить лица и взгляды.

Ночью в тайгу смело иду,

Где лоси спрятались - гады.

   

И вновь у нас кутерьма, -

Они - бегут, я - краской стреляю.

Вот вышли на холсте дома,

Пятиэтажки, что отменяют.

 

Лось художнику, как мопед, -

Ничего самому делать не надо.

Плохо, если лосей этих нет,

Эмигрировали куда-то стадом.

   

Ночью не сплю, держу мольберт.

Жена зовёт: "Ложись рядом!

В нашем лесу зверей нет.

Всех побило дождём и градом."

   

Пусть дождь отменят! Град отменят, всё!

Даже то, что не отменимо.

Я рисую пейзажи лосём,

Когда он пробегает мимо. 

 

 

   

  *** 

  

   

разбили окно, бросив в него записку с камнем внутри

    

я хотел ногой пнуть

или даже плюнуть губами.

мне ж советуют записку развернуть

и посмотреть, что в ней за камень.

    

если он, как гонконгская лапша,

легок, нежен, соусом пышет,

надо на записку подышать

и пошептать, пусть услышит.

  

если ж булыжник размером с дом,

окон нет, жильцы пропали,

такую записку читать "влом",

в ней одни "трали-вали".

  

я ответ напишу, решу,

заверну в него тот ящик,

в котором не спрятаться карандашу,

если он настоящий.

  

и запульну этот предмет

международной почтовой службы

туда, где высший свет

обещает поддержку и дружбу.

      

пусть меня примут в клан,

в тайное сообщество пятых,

в кооператив "океан"

для всех вместе взятых. 

 

   

  *** 

  

     

Я числился вождём карасей

  

Я числился вождём карасей

Тех, которые спят в тине.

Мой портрет у них повисел

В красном уголке, а ныне

  

Другой карасями рулИт.

Роста моего, но худее.

Я думал - Я ! А он говорит,

Что русским не владеет.

  

Отдаёт приказы карасям

Неаполитанской песней

Про сурка, что там и сям,

Так карасям интересней.

  

Я поднял было мятеж,

Тину поднял, не вижу

Рыб, что с края и меж,

И что ими движет.

      

Да, пусть плывут они В

Или НА. Куда им ближе.

Я внушал карасям позитив,

Как Нотр-Дам в Париже.

     

Они же выбрали огольца

Итальянского толка.

Он не мужик, а пацан,

Худее меня только. 

 

  

  *** 

  

    

Наш друг работает профессором физики

   

Путешествуя по Словении, остановились в Любляне не в гостинице (что мы обычно делаем), а у знакомого. Уж очень он уговаривал, звал (Гад такой! Как выяснилось позже). Этот наш друг работает профессором физики в университете, поэтому и дом свой обустроил всяческими экспериментами и демонстрациями феноменов великой науки. Открываешь дверь, собираешься входить, а мимо тебя со свистом проносится маятник Фуко. Полсотни килограммов веса "бандура". И через пары секунд она же летит в обратную сторону, словно электричка Москва-Петушки. 

    

Забегаешь внутрь, дверь захлопывается, можно идти только вперёд. Каждую секунду ждёшь удара в спину маятником Фуко. Но это лишь цветочки, рассчитанные на детей - школьников младших классов. Впереди ждёт анфилада иссиня чёрных комнат. В каждой из них может быть Кот Шрёдингера или Демон Максвелла. Все эти монстры из Квантовой Механики норовят омрачить твоё проживание в квартире профессора физики. 

    

Вырвешься из бесконечной череды тёмных комнат прямо на кухню. А там тебя ждёт Электрофорная Машина, на которой предполагается готовить еду с помощью голубых молний и щёлкающий электростатических разрядов. 

    

"Да, иди ты в свою лабораторию, Люблянский профессор физики!" - Вежливо подвели итоги мы и выпрыгнули из окне прямо в объятия водителя такси, увёзшего нас в Хорватию. 

 

 

  

  *** 

  

    

Сгоняя

    

Сгоняя сусликов на бойню,

Свивая лёгкий снег в пургу,

Срывая встречный план удойный,

Ещё не это я могу!

   

Подвластны мне мирские тайны,

Подпольный предан мне отряд.

Пивные кружки шлют летальный,

Тугой исход в свой ровный ряд.

    

Зову я лётчиков на кичку,

Зелёный перец рву в лапшу,

Забыл зайти я в электричку

Поехать к матери, отцу.

   

Племянник едет в серой Волге,

Подсаживай к нему ягнят.

Пинаю день неспешный, долгий.

Пингвины сусликов винтят. 

 

 

  *** 

  

    

я служил в венеции маской

  

я служил в венеции маской

белой, мужской, с длинным носом

традиционной

пользовался успехом, популярностью 

нависал над лицом

мешал смотреть и дышать

но меня терпели

и даже любили

и тут вдруг случилось непоправимое

я поправился

потяжелел

лица не выдерживали

уставали

меня срывали

бросали в гранд канал

на растерзание теплоходам вапоретто

пытались сплавить по течению в албанию

а там я был не нужен

я цеплялся за венецию

за каждую сваю

зависал на мосту риальто

      

а я служил мотоциклиста каской

белой, мужской, с золотистыми разводами

традиционной

пользовался успехом, популярностью 

нависал солнцезащитно над лицом

мешал смотреть и дышать

но меня терпели

и даже любили

и тут вдруг случилось непоправимое

я поправился

потяжелел

лица не выдерживали

уставали

меня срывали

бросали во встречный поток

на растерзание грузовикам камаз

пытались сплавить через кольцевую в подмосковье

а там я был не нужен

я цеплялся за мотоцикл

за каждую спицу колёс

зависал на на выхлопной трубе 

  

  

  *** 

  

    

Новости правоохранительных органов

     

Открыто дело о хищении знаков препинания в моих стихах.

Оно будет объединено в одно расследование с тем, где выясняется,

Куда подевались заглавные буквы в начале строк. 

      

Разъяснение:

      

открыто дело о хищении знаков препинания в моих стихах

оно будет объединено в одно расследование с тем, где выясняется

куда подевались заглавные буквы в начале строк

 

 

  

  

  *** 

  

    

 

  

  

В Бразилии спасли выбросившегося на берег 14-летнего ... 

  

Ждёте продолжения? Ждёте "14-летнего горбатого кита"?

  

Ан нет. Будет Вам другое.

 

В Бразилии спасли выбросившегося на берег 14-летнего пловца. Он пытался выйти на берег, показывал на свои вещи, сложенные кучкой. Не дали выйти, спасли. Затем он пробовал выползти на берег, обмануть своих спасателей, не справился и с этим. Не дали выползти, спасли. После всего пловец отрешённо смотрел на берег в тоске. Но его спасли. От высыхания его кожи. От поклёвывания бакланами. Последнее, что увидели спасавшие - ничего, словно и не было спасённого ими 14-летнего пловца. 

 

 

  

  

  *** 

  

    

 

Из Википедии: Матилдовы Острова

     

Багамские Острова (англ. Bahamas), полная официальная форма — Содружество Багамских Островов (англ. Commonwealth of the Bahamas) — государство на одноимённых островах к северу от Карибского моря и Кубы, к юго-востоку от полуострова Флорида. В архипелаг входит около 700 островов (из них обитаемы только 30) и 2000 коралловых рифов.

    

Багамы стали британской колонией в 1718 году, но оставались малонаселёнными до тех пор, пока сюда в начале XХ века не прибыло около 8 тысяч любителей балета, которые и переименовали свою новую малую родину в Матилдовы Острова.

   

В 1964 году, в соответствии с новой Конституцией, островам было предоставлено внутреннее самоуправление, с 10 июля 1973 года — независимость и новое-старое имя - Багамские Острова. 

 

 

  

  

  *** 

  

    

 

 

 

 

Вы когда-нибудь в прошлом были в будущем?

     

"Вы когда-нибудь в прошлом были в будущем?" -  спросили меня в настоящем и по-настоящему, поэтому вопрос не показался смешным, шуточным, а спрашивающий не выглядел по-скоморошному потешным.

    

"Какое это имеет отношению к моему нынешнему путешествию в прошлое?" - спросил я, будто был ошарашен, но я не был. Так, шуганул бесшабашно.

    

"Имеет и очень даже большое отношение! Во вчерашнем сообщении было обращено внимание, что у путешествовавших в прошлом в будущее может быть перекошена шторка в  окошке перещёлкивания из настоящего в будущее. Таким путешественникам в прошлое зашторивание от настоящего происходит слишком широко, смещается шумовой щит, его же заглушка защемляет штырь шторки и ... путешествующий в прошлое прощёлкивается в боковушное (параллельные миры). Проще скажу, что товарищ ощущает себя прищеплённым к верхней полке-боковушке плацкартного вагона, да ещё и у удушливо пахнущего туалета. Путешественники в боковушное вместо прошлого ощущают себя неотомщенными, верещат и тащатся в общественную приёмную, чтобы сообщить и обобщить. У пострадавших от путешествия в боковушное просят прощение, но тщетно, они тушуются и несчастны по-настоящему" - заявил мне представитель компании, предлагающей путешествие в прошлое.

  

"Как это пошло! По моим ощущениям ваша компания не настоящая! Никогда не буду иметь с вами дело в будущем!" - я ушёл, обобщая. 

 

 

  

  

  *** 

  

    

 

Памятник Уильяму Шекспиру в окружении десятков фигур персонажей его произведений

     

В Лондоне в районе Сохо на границе его с Ноттинг-Хилл установлен памятник Уильяму Шекспиру в окружении десятков фигур персонажей его произведений. Интересный подход скульптора Грега Шилдса (Greg Shields) - фигуры и лица литературных героев совпадают с таковыми самого Шекспира. Ромео и Джульетта - это ... Уильям и Уильям. Шекспир - Отелло душит Шекспира - Дездемону. И так далее ... Хороший знаток творчества британского поэта и драматурга легко определит,  где кто изображён. Поверхностный читатель (школьный двоечник по английской литературе) получит подсказку в коротком тексте из произведения, "притороченном" к каждой группе персонажей. Искать эти строчки приходится порой в самых непредсказуемых местах, упоминание некоторых из которых здесь неуместно. 

 

 

  

  

  *** 

  

    

 

Последние дрова 

     

Последние дрова

Поздние

Пахнут грибами 

На вкус тоже, как они

Скользкие, словно маслята

Травинки, хвоинки прилипли к ним

Вот дохлый муравей

А рядом живой

Первый тоже живой, но хитрый

Поздние дрова чуть меньше ранних и даже обычных брутальных

От холода физические тела сжимаются

Вот и поздние дрова так насжимались

Они смеются, шумят, шутят, столпившись у входа в коровник

Только не курите там, огольцы

Я машу им рукой

Из окна бани

Дескать, идите сюда, здесь вас ждут

Не спешат

Потом один отделяется от компании и неторопливо идёт

Все ждут, смотрят выпытывающе

Как там, в бане?

Не угорим?

Припозднились поздние дрова

Уже не жарко в тулупе выходить с ружьём открывать ворота сельхозтехнике

Сельхозтехника мёрзнет в своих железных латах

Им бы поздние дрова и по сто пятьдесят граммов

Если по пятьсот, то дрова не потребуются

Да ну их, поздних

Пусть полежат до весны

Невостребованные

Есть ружьё - должно скоро стрельнуть

Жду

Поздние дрова ничего не поняли

Они глупы, улыбаются чему-то

Словно ёжики в апельсиновой роще

Иду будить хозяйку

Пусть растопит печь

В бане

Поздними дровами

 

 

  

  

  *** 

  

    

 

   

Но и её ему будет мало

   

Ночь

Холодильник, в котором давно перегорела лампочка

Протягиваешь руку

Берёшь наощупь

Тяжело

Судок

В лунном свете блестит студень

Нет, не блестит - всего лишь продолжает твою руку

А на ней часы 

У них тускло светятся стрелки и рисочки цифр

Тело студня надъедено, лопнуло 

Постепенно, медленно проседает

Сползает в съеденную часть

Дай студню вселенную заполнить собой

Но и её ему будет мало

Как теперь в темноте холодильника найти горчицу? 

 

 

  

  

  *** 

  

    

    

мой портрет на фоне айфона

   

мой портрет на фоне айфона вызывает жалость

я мнусь и гнусь под тяжестью айфона этого проклятого

у всех всё хорошо в жизни. у них нет айфона никакого

у меня же есть и самый новый. вот зараза! сейчас бы нокию

но финляндия молчит, не выражает восторгов, не верещит

ищу трещину в стене, чтобы туда засунуть айфон, избавиться от него

но стена не как спина, нет в ней тайных лакун. я осиротел как бы

даже плакать хочу, но держусь за стену одной рукой

в другой руке айфон. сейчас запоёт песню входящего звонка

позвонит мне друг, узнает, что у меня айфон, бросит трубку

бросит спички и кисет. бросит камень в стену мою, но снаружи

зычно ответит стена, пошлёт камень назад. 

отрикошетит подарок бывшего друга

  

  

  ***  

  

  

поменял имя на Ча Сью Бао

   

переехал жить в Макао,

поменял имя на Ча Сью Бао.

но мне сказали, когда пил какао,

что нет во мне нужного для этого задора (и забора тоже нет).

  

  

  ***  

  

  

ударно-канатного действия

  

я обнимал буровой станок

ударно-канатного действия,

но прибежал буровой мастер - бестия,

обнял и назвал меня Сынок.  

но просил не крутить ручки

и кнопки никакие не нажимать.

я ушёл и стал ждать получки,

там, где не велят ждать.

  

мне за это дали строгий

вы-го-вор (не выговоришь никак).

я поменял у танка трак,

сняв сапоги, босоногий.  

и меня зауважали  на работе,

те, кто раньше ехидничал по углам.

не нахожу больше окурки в компоте

и другой несъедобный хлам.

  

   

  ***

    

Тонкий шницель из города Вена

  

Рано утром играю в дуду,

Опираясь ногой о полено.

И подушку из мягкого сена

Я на это полено кладу.

 

Воспеваю питьё и еду:

Капучино горячую пену,

Тонкий шницель из города Вена,

Аранчини... И дую в дуду.

  

  

  ***

  

песнь о нержавейке

   

песнь о нержавейке

я в тиши ночной пою,

завернувши в телогрейку

таз с царапиною на краю.

 

вот придёт соседка

нож свой поточить,

будет табуретку,

словно краб свою ракушку, волочить.

 

плюхнет самогонки 

мне-себе в стакан,

от торта картонку

сложит... и в карман.

 

тёмными ночами ем,

что в кастрюле ждёт.

нету романтических тем

для того, кто о нержавейке поёт.

  

  

  ***

  

  

я пришёл из школы

  

я пришёл из школы 

как обычно, двойками полон дневник

мать рыдала и бегала с тряпкой за мной

отец приложил

я в отместку присвоил его сигареты

и как после этого объяснить им, что я - руководитель ракетного комплекса?

лауреат всевозможных премий, академик и депутат?

тыкал им в лица корочки, умолял позвонить президенту и убедиться,

показывал на личный самолёт, припаркованный у крыльца,

исписал все стены формулами, отремонтировал утюг, теперь он модем,

вывернул кота наизнанку и показал, что это мой личный телохранитель генерал василенков,

шпрехал на трёх языках, лепил из жёваного хлеба модели секретных ракет

мать выпила валерианки и пошла стирать отцовы брюки, что из титанового сплава

отец выпил, ещё выпил, открутил себе голову, положил её в шкаф и заснул

утром вновь прошлось идти в школу

а домашку-то я не сделал

ожидаю много двоек в дневник

  

  

  *** 

  

  

Ой-Да про селёдку поют

  

Ой-Да про селёдку поют

Песни казаки на конях

В чистом по-о-ле васильковом

Да в рассветной тиши.

 

Не проснётся младенец в люльке,

Не разбудят его казаки.

Они песню поют о селёдке

Да на чёрном хлебе-е.

 

Скачут, скачут бравые парни.

Каждый - кандидат наук.

Каждый пятый - доктор и профессор.

О селёдке песню поют.

 

Выходила Маша наша

И селёдку несла в руке.

А в другой руке карандашик

Записать сколько кто съел.

 

Наши парни врагов не боятся.

Каждый саблей машет острой.

Отрубили Маше карандашик,

Расцеловали в губы вишнёвые.

 

Приноси, Маша, ещё селёдки

Хоть балтийской, хоть тихоокеанской.

Ой Ты Гой-Еси, не приноси иваси!

Маша наша красавица неписаная.

 

Вышли кони утром в чисто поле.

А на них казаки бравые рубаки.

Им селёдка мать родна-а

Им хлеб чёрный брат родной

  

  

  *** 

   

  

 

 

 

Полночный всадник

 

Чёрный полночный всадник на чёрном коне разрезал тьму.

"Это тебе, парень!" - сказал он голосом, который и должен быть у чёрного полночного всадника на чёрном коне.

"А что это?" - проговорил я, дрожа и заикаясь. В голове завертелось вечное-человечное нифигасебе-нифигасебе-нифигасебе...

"Две по полпуда." - ответил полночный всадник на чёрном коне, ответил тем же голосом.

"А с какой стати его голос должен измениться?" - подумал я между тем, как подумал о нифигасебе-нифигасебе-нифигасебе...

Я присмотрелся к подарку. Да, так и есть. Две по полпуда. Две гири по 8 кг из спортивного магазина.

  

  

  ***

  

  

Мордады

  

 

Мордады Мордадай Мордаваев 

- Мой любимый гонимый поэт.

Бороды Мордады не сбривает, -

Острой бритвы и зеркала нет.

  

Мордады подошёл и кивает,

Ожидая вопрос и ответ.

Мордадай хорошо понимает,

Что ему не подвластен балет.

  

  

  ***

  

    

Никто не может выразить словами то, что я прошепчу

   

Никто не может выразить словами то, что я прошепчу ей ... с помощью жареной рыбой.

Удобно устроившаяся в широкой тяжёлой чугунной сковородке, будто бы подпрыгивающая в шипящем масле камбала - это знак чистой, светлой, незамутнённой ничем любви.

Если чувство ещё сильнее и намерения серьёзные, жарьте рыбу-меч. Напиленные из её торпедоподобного тела "блины" не соврут, не подведут.  

Я не верю, да и никто не поверит жеманности лосося. Эта рыба словно командированный из Москвы, приехавший в наш город за тросиками для аппарата остронаправленного гидравлического удара. Хлыщ столичный. Этой рыбы мясо хорошо ложится в тарелку рядом с картошкой в обычный будний день после того как мы  здесь, в нашем городе, завершили трудовые смены у токарного станка или в конторке бухгалтера. А для высоких чувств лососина не подходит. 

Тот же хек честнее и искреннее лосося. Прост, но нежен. Влепи его в сковородку, словно скульптор весло в руку девушки или дантист пломбу в больной (до этого) зуб. Жди, когда поджарится одна сторона - это уже "Я Тебя..." Переворачивай, но не развали. Там же ждёт, будет "... Люблю" 

Сардины тоже хороши. Но их надо не жарить, а делать гриль на решётке. Лучше на свежем воздухе. Щедро посолив прямо сверху по чешуе. Забыв почистить внутренности (или специально оставив их нетронутыми): "Вот я весь перед тобой здесь, какой есть, без прикрас."

Мелкую рыбу не выбрасывайте. Она не виновата. Дайте ей шанс. Пусть будет рыбный дождь. И каждая капля - поцелуй.

Как быть, если рыба заморожена, в брикетах? Или ещё хуже - иностранная, не наша, не отечественная? Главное не поддаться панике, не выбросить белый флаг. Пирог с рыбой, расстегай с горячим бульончиком внутри сделает Вашу избранницу по-настоящему Вашей. Так что не ошибитесь ни с ней ни с рыбой.

  

  

  ***  

  

  

Встают табуретками гномы

 

Встают табуретками гномы

В тугой микрофон поорать.

Заправлены в аэродромы,

Как мы заправляем кровать.

  

Рубашки заправлены в брюки,

Заправлен бензином бачок.

И тянутся жадные руки

Заправить в бретельку плечо.

 

Заправим слюнявчик-салфетку

В рубашки тугой воротник.

За правило взял он соседку

Не звать на пруды на пикник.

 

За правду сойдёт полуправда,

За наших пусть ваши дудят.

Проносится красная Лада,

В ней синие тени сидят.  

  

  

  

  ***  

     

 

 

Стихами полон мой забор

  

Стихами полон мой забор, исписанный врагами.

Они пытались извратить суть наших перемен.

Но я их ловко запинал красивыми ногами.

Теперь уж не узнает мир, какую же из Лен

Воспел проклятый враг за красоту её колен.

  

    

   ***   

   

   

Странный мужчина, смотрящий не туда

      

Не скажу, куда он смотрит,

Взгляд направив вон туда,

В сердце вызывает отклик

В серой краске борода.

     

Укусить его не пробуй, - 

Бьёт размашисто и в цель,

Очень редко чистит обувь, 

Любит Баха и свирель.  

  

  

  ***  

    

 

Запретить рассол?

 

Может нам запретить рассол?

Много воды, ерунды и соли.

Вылить рассолы эти под стол!

Нет разносолов что ли?

   

Нельзя эти рассолы есть.

Долой их из мокрого жбана!

Флаг возьми и пытайся несть

От Москвы и до Магадана!

   

Надо писать не Несть а Нести?

Прости, Ожегов Сергей Иваныч.

Я помнил-знал, но забыл по пути,

Ногой ударившись о диваны.

   

Так давайте ж запретим рассол!

Сергей Иваныч не возражает.

Ногой больно ударился босой,

Телескоп звёзды приближает.

   

Я речь у жбана произнесу 

Про космические объекты.

Рассол вылей, ешь колбасу,

Выбери в жизни правильный вектор! 

    

  

  ***  

  

 

Оптимистичное

    

Сто пятьдесят самых смелых парней

(Двадцать из них - это девки)

Вышли из леса из синих теней,

Брови задвинув под кепки.

  

Каждый нетрезв и немного небрит

(Многим покажется - много).

И на груди, словно орден, горит

Задняя лапка бульдога.

   

"Ща мы покажем, где хрен, где уют!"

(Счастье разлейте по флягам!).

Нет, никого никогда не убьют

Синих теней работяги.

   

Нежность их выше (и ниже) похвал.

Только глазами стреляют:

"Ну-ка, скажи, ты куда заховал

Тропки, что в поле петляют?"

  

И пролетит неприятная грусть

(Цвета Флоренций-Италий).

Я обниму их и в миг... застрелюсь,

Чтобы меня не пытали.

 

  

  ***  

  

 

Ловкий бантик

   

Я хочу, чтоб мне каждый сказал, 

В ловкий бантик связав уши:

"Я вошёл в это серый зал

Чтобы съесть здесь спокойно суши.

Чтобы ветер в лицо не выл,

Не хватала б зима за пятки.

Суши-ролы за рупь купил,

А ведь мог бы убить тяпкой.

Продавец бы лежал мёртв,

И кровища вокруг лужей.

Сэкономил бы рупь, чёрт,

Свой японский срубив ужин."  

  

  

  ***  

  

Песня о Тайной Полиции и её работниках

   

Майор ФеррАринков выходит на заданье,

Иссиня брит до глаз и до бровей.

Майорский торс, размятый на диване,

В мундир зажат и мчит над родиной моей.

   

Его девчата провожают колыханьем

Красивых бёдер и размахами ресниц.

Майор ФеррАринков выходит на заданье,

Шагами мерит геометрию границ.  

   

Его пистоль (порой зовём его Макаров)

Направлен будет в лоб бандиту-подлецу.

Майор ФеррАринков не пахнет перегаром,

И афтешейва лёгкий бриз ему к лицу.

    

Уснёт страна, уснут весёлые трамваи,

Майор ФеррАринков не дремлет на посту.

Пока народ наш на диванах отдыхает,

Майор собою заполняет пустоту.   

   

  

  ***  

 

Через двадцать три года

      

- Мне доложили, что вы отказываетесь быть здесь, с нами, со всеми. Даже пытались убежать.

- Нет, это неправда! Я не отказываюсь и убежать не пытался. Я в туалет захотел.

- А охранник говорит, что вы пытались убежать. Туалет же специально закрыт, чтобы вас выявить. Таких.

- Так я и не понял, что он закрыт. Искал другой вход в туалет.

- Не врите! Вход и выход один! Но они оба закрыты. Уже двадцать три года. 

- А как же?

- Терпеть надо. Сначала трудно, потом все втягиваются. Заводят семью, пьют горькую, повышают производительность труда. Но всё без ходьбы в туалет.

- А если по медицинским показаниям? 

- Для таких ещё через двадцать три года туалет откроем.  

  

  

***  

  

    

Ехал мужик в таратайке

  

Ехал мужик в таратайке

Между полей и озёр.

Двести плодов яблок китайки

Он из поездки припёр.

 

С ним пассажир подвязался,

Чёрный портфель теребя.

Возле Читы он сошёл, распрощался,

Так не назвавши себя.

    

Тётка какая-то в платье,

Сшитом из тусклой джинсы,

Тоже доехала в город Епатьев,

Тот, где растут огурцы.

   

Дядька - обычный водила,

С рожей, как мент из кино,

Не приставал, не сказал чтоб платила

Телом, закрывшим окно.

 

Может боялся не сдюжить

С девушкой цвета волны

И не пытался добраться до кружев,

Тех, что иметься должны.

   

Капало время в поездке

Скучно, как сладкий сироп.

Только разок тормознул дядька резко,

В трактор не врезаться чтоб.

 

Дома на местной газетке

Семечек чёрных ряды.

Грубо сколоченные табуретки,

Стол со следами еды.

 

Сим завершаю, родная,

К Вам в Симферополь письмо.

Завтра с бригадой в Давос улетаю,

Где и тружусь я зимой.

  

  

  

  ***  

  

Без спроса

   

Я бродил по городу без спроса...

И без проса и без ячменя.

У меня всего лишь три вопроса

К молодым девчонкам и парням.

  

Первый я вопрос задать не смею,

А второй без первого ничто.

Ну а третий шас как забубеню,

Отыскав шпаргалочку в пальто.

  

Вот она вопросина вопросин,

Чёткая, как ломом по ногам.

После лета к нам приходит осень...

Бумеранг летает по кругам...

  

Синее всегда блестит гламурно...

Хороша таранька для пивка...

Как не нужно, всюду эти урны,

А как нужно - высохнет рука.

   

Вот задам вопрос и станет пусто

На душе, а также за душой.

Словно тараканов травят дустом

Мне ответы ваши...      Я пошёл...

  

  ***   

   

Я узнал из правительственных газет

   

Я узнал из правительственных газет,

Что мне выделен блин от штанги.

А забрать ли его ли нет.

Не мне решать, а Орангутану.

 

Он сожмёт нос пятернёй.

Я б не смог, слабы пальцы.

Выстрел слеп! Стреляте днём!

Если голые, то одевайтесь.

 

Если пьяные, трезвейте вмиг.

Суп горячий, коровьи ноги.

Я про штанги блин постиг

Тайну, помещу в Блоге.

 

 

Ты с пургой зимой не шути,

Даже если блин от штанги

Ты не поднял, а укатил.

Укатил прочь от яранги.

 

В снег зарыл его - блин,

Чтоб не биться о штангу.

Вышибал бы клином клин,

И пинал бы консервную банку.

  

  

  ***  

   

 

Системы Стечкин

  

Там далеко, на мысе Канаверал

Я астронавтом стану. И тогда

Меня весь мир по телику увидит...

Я махну рукой, дескать, "Поехали!",

Надев скафандр с надписью NASA.

И буду есть из тюбика борщ

И цыплят табака.

Жаль пить на орбите нельзя.

Там далеко, на Байконуре

Меня все путали с Юрой.

И ещё с Гречко.

А я - почтальон системы Стечкин,

Тридцать лет просидел на печке. 

  

  

 

  ***  

  

   

Фламинго получают свой цвет

   

Фламинго получают свой цвет от своей основной еды - мелких ракообразных.

С интересом смотрю на цвет своей еды, ищу буйство красок, отражённое во мне.

Человек, много и часто пьющий водку (не я) должен быть прозрачен, слегка хрустящ огурцом.

Пожиратели фуа гра серы и неприметны.

Борщееды краснорожи.  

  

  

  ***  

  

 

Эту Сказку картонкою резал

 

Эту Сказку картонкою резал

Тот, который, фамилией резв.

А ведь мог бы стрелять из обреза

По друзьям что имеют обрез.

  

И они бы в ответ (чем не шутка?)

Отстрели б ему стать и прыть.

И лежал бы в больнице и утку

Обнимал, и пытался не выть.

  

Приходили б к нему гондольеры,

Предлагая гондол глубину.

Из Германии разные Херы

Зря стремились бы в нашу страну.

  

  

  ***  

  

   

На работу ему к трём

  

Просыпался он поздно, днём

Потому что любил спать.

На работу ему к трём -

Корабельной сосной стоять.

   

Чтобы враг и его друг

Не прошли никуда и никак -

Их захватит в тугой круг

Корабельных сосен косяк.

   

Диверсант был избит, сжат,

Ловкой звёздочкой октябрят.

И поджилки его дрожат -

Словно тапок, ногой смят.  

  

  

  ***  

    

Я пришёл на работу, потёртой одёжкой шурша

 

Я пришёл на работу, потёртой одёжкой шурша,

Килограммы лаптопа пытаюсь забросить на стол.

Но увидел, засёк я охотника ствол в камышах,

Сизый пороха дым мне шепнул, что ушёл,

  

  

Что свалиться с небес не желает мой гусь.

Тот, которого я, как ребёнка, растил.

И не станет он баночкой красных чернил

Проливаться на осень, озёра и Русь.

  

  

  ***    

  

  

Белым снегом осыпан

   

   

О высокой любви, о страданьях пишу я,

На лоскутья порву габардиновый фрак.

Белым снегом осыпан, весною дышу я,

Лето вижу, но осенью полон чердак.

 

Приноси мне клинки из калёной, откованной стали.

Мне в музейной тиши сабли слышится стон.

Я протру их платком, жалкой версией шали.

Воздух вздрогнет в тугой трансформируясь звон.

 

Серым утром дыхну, полумокрым и полуусталым.

Мелкий дождь на моей расписался судьбе.

Приходи! Обними! Я безрукий, беспалый

Эсэмеску пишу, сердца стук отсылая тебе.

  

  

  ***  

  

 

  

И шла она полями

   

И шла она полями...

Шаги её легки...

Дописывайте сами

про Родину стихи...

  

Несла она лукошко...

А в нём яичек ... пять...

По форме, как картошка...

Ну что ещё сказать?

  

В другой руке корыто...

В нём сорок поросят...

И радостно, открыто

Они на нас глядят....

  

Зовут девчушку Зоя,

А может быть Рахиль...

Она коней напоит

И чайник сдаст в утиль,

  

Налепит ровным слоем

Пельмени, пирожки,

Опять коней напоит,

Наполнит им кишки...

  

  

  ***  

  

Вернуться ль в метель?

   

Вернуться

Ль в метель?

Где гнутся

Пешеходы,

Крадутся

Синие, как Гжель,

Вдоль улицы

Имени времени года.

  

  

  ***  

  

На танке

 

Шёл я в Театр На Таганке,

Кожаной курткой скрипя.

Вдруг подкатили девчонки на танке,

Всхлип обнимали меня.

 

Жались ко мне, словно мышки,

В серых солдатских пальто.

Установили на улицах вышки,

Чтоб ни шаманил никто.

 

Длинные русые косы,

Голубизна светлых глаз...

Мне задавили вопросы,

Но их не вспомню сейчас.

 

Я Гопака под гармошку

С ними отбацал, как мог.

Полсковородки вкусной картошки,

С ливером съел пирожок.

 

Где-то билет затерялся,

Мне же в Театр идти!

Девки хотели, чтобы остался

На запасном их пути.

 

Нет, мне Театр дороже,

С вешалки он начался.

Жизнь на Театр тоже похожа,

Как пеликан на гуся.

  

  ***  

  

Из снега

    

Мы изваяли вдруг из снега

Ни дым, ни бересту-кору, -

Атлета в самом сердце бега

И кровь из пальца на ветру.

 

Проныры вышли бе изъяна,

Которого в них не найти,

И палочки для барабана,

А с ними нам не по пути.

 

Конторы в здании высотном,

Следы от бубликов в руке,

И в кулачок зажатый, потный

Талончик на укол пирке.

 

Из снега вылепили танцы.

Сбежались тётки посмотреть.

Но нас уж увели пытаться

То плакать, то от счастья петь.  

  

  

  ***  

  

Гантели замолчали

  

Я шёл к тебе от остановки,

"Пятёрочку" полдня прождав,

Тащил гантели на верёвке

Всем говоря, что он - удав.

   

Ты приняла меня такого,

Гантели выгнав на крыльцо.

Но ухали они, как совы,

Пытаясь сохранить лицо.

  

Ты мыла ноги на комоде,

Я шумно ел пустые щи.

Гантели замолчали вроде,

Хоть к остановке их тащи.

  

  

  ***  

    

 

Помахала

 

Малярным помахала шпателем

И три движения истратила

На выражение любви...

 

Я поманю тебя шурупами,

Прутка титанового трупами.

Хоть телогрейкой их лови...

 

Пройди, опалубку не трогая,

И вагонеткою двуногою

Шланг поливальный не дави...

 

С тобой мы словно лом с лопатою...

А шапку тёплую лохматую

Ты на планёрке предъяви.  

  

  

  ***  

  

 

В Монголии работал я Монголом

   

Когда в Монголии работал я Монголом,

Я на конях монгольских ездил голым.

Но наступила и в Монголии зима.

Коней - в расход! Подорожали там корма.

  

    

  ***  

  

  

Во сне я плАчу, реву

   

Во сне я плАчу, реву.

А наяву? Не знаю.

Подзываю сову

Криками попугая.

  

Скосили у нас траву

И по центру и с края.

Поймали мою сову,

Заперли в сарае.

  

Подсолнечную халву

Ем, крошки собираю.

Ими кормлю сову,

Любящую попугая.

  

    

  ***  

  

 

Туман над городом

   

Туман над городом. 

Он похож на дым. 

Но это не дым, нет! 

Туман пахнет океаном. 

Вдохнёшь его полной грудью и ... 

Чувствуешь, как китайские-вьетнамские рыбаки 

На лодочках-джонках начинают колотиться у входа в твои ноздри. 

Выдохнешь - слышишь в новостях как либерийский танкер сел на мель.

Помашешь рукой сквозь туман и зачерпнёшь российского моряка, 

Кто напильником затачивает якорь. 

Старшие товарищи поручили ему это важное для обороны дело. 

Махнёшь ногой, пытаясь пройти - очередной айсберг отвалится от Антарктиды

Ученые всего мира начинают судорожно высчитывать уровень подтопления островов Вануату. 

Включаешь фонарик, что хоть что-то увидеть в этом густом тумане, - 

Какие-то странные существа разбегаются во все стороны, 

Впрыгивают в свои тарелки и резко берут старт к Альфа Центавра. 

Лучше не переживать ни о чём, а спокойно двигаться в сторону своего офиса, 

Не обращая внимания на туман.

Наощупь.  

  

  

  ***  

    

Поболей за меня

  

Поболей за меня, дай мне силы для спорта и спурта.

Я надену коньки - крепкой стали седое ребро.

Прокричи моё имя, не Ганса-германца, не Курта.

Журавли пролетят на таможне роняя перо

  

  

  ***  

  

До того, как пошёл дождь

    

До того, как пошёл дождь, мы сидели на итальянских оранжевых креслах, пили красное холодное вино прямо из холодильника, махали низко пролетавшим самолётам.

  

  

  ***  

     

В морду воде

 

В моём колодце проснулась вода,

Ведро сожрала моё.

Чтобы не бросал прямо я в морду воде

Своё на верёвке ведро  

    

  

 

  ***  

  

  

Мой друг – охранник в банке

 

Не все знают, что мой друг - охранник в банке - свободно изъясняется по-французски. Основная трудность этого европейского языка, на котором только во Франции говорят 48 миллионов человек, заключается в том, что очень много окончаний в словах не произносится. Автомобиль Пежот будет Пежо - самый простой и яркий пример. 

 

Моему другу - охраннику в банке - же это трудность далась легко. И всё потому, что в языке охранников в банке вообще ничто не произносится. Не только окончания. Именно поэтому, а не по другой причине, никто никогда не видел и не слышал разговаривающих охранников в банке. Они разговаривают между собой, но не произносят ни начало, ни середину, ни окончание слов охранников в банке. Со стороны наблюдателю кажется, что охранники в банке не разговаривают, но это неправда. Охранники в банке очень разговорчивые, даже излишне болтливы. Они сами знают этот свой недостаток и борются с ним. Самых болтливых просят говорить пореже.

  

  

  

  ***  

  

  

 

он леопарду нарисовал пятна

   

он леопарду нарисовал пятна

когда тот спал и отказаться не мог

стал от пятен леопард неопрятным

как немытый забытый сапог

  

он зебру в полоски тоже

расчертил поперёк спины

вот леопард зебру и гложет -

у них орнаменты разнЫ

  

  

  ***  

  

  

Я пою о судьбе сигарет

 

Романс

     

Я пришёл,

Как Сапсан на вокзал.

Я люблю

Переезды и хмарь.

Приноси-и-и

Недопитый бокал,

И котлеты

Почётче пожарь.

   

Я люблю

Обнимать тебя в пыль,

На снегу

Расправляя шинель.

Приноси-и-и

На пластинке кадриль.

Будем слушать

Следы и капель.

  

Я пою

О судьбе сигарет,

Что в шкафу

у соседки лежат.

И не курит...

противная... нет!

Обнимая

Ночных медвежат.  

    

  

  ***  

  

Мы пожарили котлеты

  

Мы пожарили котлеты

И кастрюли обернули

В те газеты, где портреты

Математиков Бернулли

 

Патриот своей котлеты,

Огурец беру и слово:

"Надо выбирать газеты,

Где портреты Ляпунова!"

  

  

  ***  

  

  

он леопарду нарисовал пятна

   

он леопарду нарисовал пятна

когда тот спал и отказаться не мог

стал от пятен леопард неопрятным

как немытый забытый сапог

  

он зебру в полоски тоже

расчертил поперёк спины

вот леопард зебру и гложет -

у них орнаменты разнЫ

  

  

  ***  

  

  

Майку снял

     

Майку снял и протёр ею лобовое стекло

Вынул стекло и впустил в машину свежий ветер

Ветру выдал пропеллер крутить

Пропил и пропеллер и майку

Таким непростым оказался мой день

Всё вышенаписанное я просто выдумал

Нет у меня майки

Вместо неё гаечные ключи и гайки

Гайку открутил и протёр ею гаечный ключ

Вынул ключ из-под ключицы и впустил под мышку свежий батон

Нарезал батон (он же нарезной!) перпендикулярно и намазал его 

По касательной (то есть тангенциально)

Параллельно расположил Лобачевского и Минковского

Маяковский был без майки, но любил Майку-соседку

  

  

  ***  

  

  

Словно бы кнопка

 

Словно бы кнопка, был он нажат.

Пынечкой красного цвета 

Быть не хотел...  А хотел он лежать

В тёплых объятиях лета.

  

  

  ***  

  

  

Стареть днём и молодеть ночью

  

Полюбил стареть днём

И молодеть ночью.

Твоей ступни подъём

Раздирает меня до почек.

 

Прижмусь к тебе в темноте

Без смотрящих вперёд глаз.

Их оставил лежать на тахте

В баночке цвета сухих колбас.

 

Часы отбивают время суток.

Я антрекот отбить бы рад.

Но принесли мясо уток...

Похожих на пионерский отряд.

 

Сам себе отстрелил вымя

Или что-то похожее на звон

Колоколов, у которых имя

Ерофей, Серафим и Антон.  

  

  

  ***  

    

  

Иду по планете

  

Иду по планете,

Хрустя льдом у самого полюса.

А у экватора, еле избегнул встречи со слоном.

Он мчался за мной, словно Восточный Экспресс.

Я же за ним не пойду.

Даже если сам позовёт,

Даже если дважды в свой протрубит хобот.

Я в это время буду подходить к другому полюсу.

И снова захрустит лёд.

Полярники выбегут посмотреть.

Что за хруст, может сухари кто ест втихаря?

И в харю тому, кто ест хрустя, но втихаря.

А если б тихо-тихо-тихо ел,

То все бы услышали песню слона,

Трубящего в хобот.

И мне бы пришлось идти за слоном,

чтобы он не обиделся -

Зверёк ушастый

МАЛЕНЬКИЙ ТАКОЙ.  

  

  ***  

   

Рим наш!  

     

Рим наш! И наша Венеция.

Стой на гондоле, греби!

И взглядом и вздохом, сердцем я

Всё люблю... Но го-лу-би... :((

 

Пусть они развернут крылья

И улетят в город не наш.

Туда, где уют, где был я,

Но забыл, какой этаж,

 

Где не живёт адресат мой,

Где кофе варят, а не пью...

Где пишут всё-всё под катом,

Строчку-линию превращая в змею.

 

Город неплох, я был там,

Там хорошо кому-то с кем.

И легко быть пьяным, сытым,

Не выпадать из продуманных схем.

 

Рим наш! А наша ли Падуя?

Пора поставить об этом вопрос.

Часами на башне тебя радуя,

Площадь Синьории идёт вразнос.

   

  

   

  ***  

    

  

Вкусна же эта селёдка в банке

   

Вкусна же эта селёдка в банке!

Восемь полутушек одна к одной

Открываешь консервным ножом

Каррамба! Их только четыре!

Ухмыляясь выкладываешь оставшиеся тела 

На блюдо... На минуту... 

Пустое блюдо с укором смотрит в твои глаза

  

  

   ***

   

  

Пришлите мне

  

Пришлите мне тяпки и кепки,

И тапки для левой ноги,

Стальные блестящие скрепки -

Скреплять командора шаги.

 

Придёт он, гремя кастаньетой,

А может быть шпагой звеня.

И тут я его (отвлекая котлетой)

Скреплю:«Пошагай у меня!»

 

Он крякнет испанскою статью,

Но крепок стальной мой зажим.

Ты выйдешь в прозрачном халате,

Мы голыми в сад убежим.

  

  

  ***  

    

  

Я спою тебе песню лыж

  

Я спою тебе песню лыж,

Лыжных палок рапсодию.

Загоню я в берданку пыж,

Как коней загонял Благородие.

 

Он хлестал и кричал им «Кыш»,

Как перчатки, меняя Родину.

Ты на лыжах едва стоишь,

Выкинь всё! И поешь смородину.

  

    

  

  ***  

    

Однажды Самопалов сказал, вращая глазом

  

Однажды Самопалов сказал, вращая глазом:

«Не надо мне понятий, исписанных в труды.

Вы дайте мне две ручки и папку для приказов.

Уж я то понимаю, река течёт куды!»

    

  

  ***  

   

Люблю тебя любить босую

   

Люблю тебя любить босую,

Поймав меж фикусов и дынь.

Прижму к асфальту, обрисую.

Как ледокол ломает льды

 

Как трактор сеет кукурузу,

Как лётчик щурится, смеясь.

Вгоняю шар бильярдный в лузу,

Вплетаю жизнь в немую вязь.

 

Носи охапками поленья,

О калорифере грустя.

Люблю и пятки и колени,

И на гумне и на сносях...

  

  

  ***

  

 

Фиджийские бубны

  

Мне фиджийские бубны поют

Про фиджийскую злую любовь,

Про бананы, грейпфруты и кровь.

Мне фиджийские женщины лгут…

 

Вы не лгите, фиджийки, нельзя!

Не к лицу вам обманы и ложь.

А банан, он на палец похож.

На слона я меняю ферзя.

 

Я усну между всплесков зари,

На банановых листьях лежа.

Между нами грейпфрут и межа,

И бананов у нас целых три. 

  

  ***  

    

  

Изучающим акул

  

Нам - изучающим акул,

Плывущим возле злобной пасти,

Приятно вдруг услышать "Здрасьте",

И чтобы добро так моргнул,

Нам Ихтиандр, попавший в снасти.

  

  

  ***

  

  

Мост над речкой пахнет сыром

   

Мост над речкой пахнет сыром,

Колбасой - мои шаги,

Пахнет шпротами рапира

(От дуэли не беги).

Сон тревожный пахнет кашей

Без изюма, кураги.

У соседки тёти Паши

Пахнут мясом утюги

(И гвоздями - пироги).

  

  

  ***

  

  

Имя-песня Колхоз

   

Вот, например, имя-песня Колхоз

Мальчику дайте, чтоб к пашне прирос

Чтобы на тракторе жил он и спал

И до экватора всё распахал

  

  

  ***

  

 

Желаю!

   

Желаю пива! Простокваш не надо!

Заглянул в паспорт - там карманы.

Картины Перова Василия - в кучу

С его же платформой Перово.

Деньги высохли, сжались в шнурки,

Принимай-ка приветливость каши.

Они здесь, но чужие, не наши,

Как взведённые к бою курки.

  

  

 

  ***

  

  

 

Прошла она

  

Прошла она по улицам Парижа,

Свободно говоря на языке

Декарта, Депардье и тех, пожиже,

Что след не оставляют на песке. 

  

  

  ***  

  

  

Башню сбило

   

Башню сбило от той красоты.

Любовался, а башню сбило.

Позабыл, что до этого было,

И когда же разводят мосты.

  

  

  ***

 

  

Топоры, пилы и долгая дорога в Фермопилы

 

Оперетта в 16-ти действиях.

 

Детектив с убийствами, похищениями и трупами, раскрывающий подлость и коварство преступников, воспевающий доблесть полицейских и кропотливую работу сыщиков.

 

Все поют, даже трупы и орудия убийств.  Между пением все говорят банальные и (в то же время) мудрые философские вещи. Даже генералы полиции не молчат. У всех яркие красивые одежды, даже у серых личностей, прячущихся за мусорными баками в тёмных переулках.

 

Краткий взгляд прямо внутрь Оперетты. Действие происходит везде. Тут и горячо любимый нами город Чашки Свердловской области и Женева с её женевскими полицейскими. Не забыта и Австралия, где основные преступления случаются то на кенгуринной, то на крокодиловой ферме. В Копенгагене трупы некуда девать, в Гётеборге с ними не легче, но Осло справляется с волной преступлений благодаря суровому нормандскому климату (и юмору).

 

В Тулузе у сыщиков украли чемоданчик с порошком для снятия отпечатков пальцев. В Каркасоне его вернули, но с установленным внутри жучком для прослушки. Фигерасский музей (а Вам что послышалось?) Сальвадора Дали сначала спрятал трупы, а затем их показал. Было трудно определить, где работа современного преступника, а где - шедевр мужа Галины.

 

В Лиссабоне главный подозреваемый удрал от преследующих его полицейских на трамвае номер 28, а вернулся в нижнюю часть города на лифте Санта Хуста. В конце концов раскрывать преступление пришлось там, где они начались - в городе Чашки. Но неожиданно выяснилось, что существует бандитский подземный ход оттуда прямо в Оперный Театр Сиднея. Хор сыщиков спел финальную ораторию А Капелла с ансамблем песни и пляски кровожадных преступных элементов. Зритель (он же слушатель оперетты) так и не понял, куда утекли похищенные деньги.

 

Продолжение (то есть либретто Оперетты) следует...

 

 

---

 

 

Действие 1-е. "Повтор Пробела"

 

В городе Чашки Свердловской области печальный медитирующий Ринат Барабуллин сидит на крутом берегу реки, которая оттуда, хитрым образом изгибаясь и лукавя, течёт прямо в Волгу и впадает в неё около Саратова. По-весеннему тепло. На грустного, полного сплина и хандры, Рината ветер бросает лепестки цветов сакуры или жакаранды. Точно определить цвет лепестков, а следовательно и сорт дерева, нелегко. Их мощно перекрывает яркость одежды Барабуллина. Определить и запротоколировать цвет цветков поручено следователю Шоколадкину. Он и Барабуллин вместе служили в Авиации фюзеляжниками на аэродроме.  Сам Шоколадкин с Петровки 38, но надолго откомандирован в Женевский по особо опасным преступлениям филиал Полиции России (для краткости ЖпоООПФПР). Он по сути своей дальтоник, но скрывает этот факт от своего начальства и подчинённых.  Вот и придумал сыщик вывести Барабуллина из состояния апатии, а заодно и выяснить цветовую гамму лепестков. Шоколадкин (тенор) запевает бодрую песню фюзеляжников. Так как он родом из Слуцка, лёгкий приятный белорусский говор взлетает в небо.

  

  

[ Оптимистичная песня фюзеляжников ]

  

 

Фюзеляжник! Фюзеляжник!

Отчего ты так хорош?

Почему пустой бумажник

Твой на толстый не похож?

 

Припев:

 

Ура-аааа! Ура-Ура!

Вперёд! Разить врага!

Мы исправим все изгибы!

Фюзеляжные войска!

 

Радостный Ринат подхватывает песню друга.

  

 

Наш весёлый Фюзеляжник

Не горюет никогда.

У него пустой бумажник

И побрита борода.

 

Припев:

 

Ура-аааа! Ура-Ура!

Вперёд! Разить врага!

Мы исправим все изгибы!

Фюзеляжные войска!

  

  

Барабуллин практически одним движением японского самурайского меча катана сбривает свою бороду, что отросла за дни его хандры. Обнявшись друзья уходят в направлении города Чашки. Зрители долго слышат затихающий вдали припев.

 

Ура-аааа! Ура-Ура!

Вперёд! Разить врага!

Мы исправим все изгибы!

Фюзеляжные войска!

  

 

Два или три часа маршируют однополчане фюзеляжники вокруг главной клумбы в парке культуры и отдыха города Чашки. Они поют и поют свою любимую песню.

  

  

[ Ария Клумбы ]

  

  

Ехал мужик в таратайке

Между полей и озёр.

Двести плодов яблок китайки

Он из поездки припёр.

 

С ним пассажир подвязался,

Чёрный портфель теребя.

Возле Читы он сошёл, распрощался,

Так не назвавши себя.

    

Тётка какая-то в платье,

Сшитом из тусклой джинсы,

Тоже доехала в город Епатьев,

Тот, где растут огурцы.

   

Дядька - обычный водила,

С рожей, как мент из кино,

Не приставал, не сказал чтоб платила

Телом, закрывшим окно.

 

Может боялся не сдюжить

С девушкой цвета волны

И не пытался добраться до кружев,

Тех, что иметься должны.

   

Скучно промчалась поездка

Без приключений для ж%п.

Только разок тормознул дядька резко,

В трактор не врезаться чтоб.

 

Дома на местной газетке

Семечек чёрных ряды.

Грубо сколоченные табуретки,

Стол со следами еды.

 

Сим завершаю, родная,

К Вам в Симферополь письмо.

Завтра с бригадой в Давос улетаю,

Где и тружусь я зимой.

 

 

[ Лезгинка Цветов ]

  

  

заглянул с утра в Фэйсбук...

в голове туман и стук...

приходи общаться, друг...

на столе от лампы круг...

падает стакан из рук...

бьёт об пол, рождая звук...

был индеец, стал индюк...

наловил сомов и щук...

выкосил лужок и луг...

выпить пива недосуг...

  

  

Затем они останавливаются, повинуясь крепким рукам Шоколадкина. Он пристально смотрит своими голубыми глазами в карие глаза Барабуллина. Взгляд идёт снизу, так как сыщик ниже ростом, чем его армейский друг. Да и выглядит Ринат точь-в-точь, как одна из наиболее прославленных статуй античности Дискбол - первая классическая скульптура, изображающая человека в движении. Оригинал «Дискобола» — статуя из бронзы, считающаяся работой скульптора Мирона, жившего в середине V века до н. э., — не сохранился, он был утерян в Средние века, но представлен многочисленными копиями римского периода. А Шоколадкин статью своей пониже и пожиже. Он больше похож на статую Давид работы скульптора Донателло (полное имя — Донато ди Никколо ди Бетто Барди).

 

Шоколадкин спрашивает Рината, изучающе глядя ему в глаза:"Так какого цвета эти лепестки?" "Какие лепестки?" - не понимает вопрос друга Барабуллин. Он вновь затягивает припев марша фюзеляжников.

  

  

  

[Пение хора недоумевающих фюзеляжников ]

  

  

Молодой человек, угостите сигареткой!

А не куришь, так огрею деревянной табуреткой.

Белая луна пропиндюрилась сквозь ветки...

Что-то не могу найти для электробритвы я розетку.

   

 

 

 

Припев:

Заносит меня на повороте на мокром асфальте...

Серые птицы, к тёплым озёрам Америки улетайте!

  

 

Молодой джентельмен, угостите-ка сигарой!

А не куришь, так огрею электрической гитарой.

Бледеное лицо пропиндюрилось сквозь сны и сквозь кошмары...

Что-то не могу найти две электрические пары.

  

Припев:

Заносит меня на повороте на мокром асфальте...

Серые птицы, к тёплым озёрам Америки улетайте!

 

  

 

Им обоим приходится срочно (просто "пулей!") возвратиться к реке (Шоколадкин же не различат цвета). Берег аккуратно прибран, словно кто-то специально спрятал все следы. Дерева, роняющего цветы, нет. Лепестков нигде нет. Ни одного.

  

  

 

 

[ Ария Шоколадкина "Куда-Куда..." ]

  

  

С тобою говорил я ни о чём,

Обыденном,  банальном и неважном.

Ты удивлённо повела плечом,

Когда я сообщил, что я бумажный.

 

Что сделан из Парижских я газет,

На улицах подобранных клошаром.

Папье-Маше слепил он и - Привет!

- Я должен жить, по этим под кошмаром.

 

Нет сердца, нет души, и нет огня.

Внутри себя любви не зажигаю.

Тебя от слёз я берегу! Меня

Я тоже берегу. Я водопромокаем.

 

Взлетев, упало девичье плечо,

Глаза потухли,слёзы не роняя.

Не говорил о главном. Ни за что

И ни про что навек тебя теряю.

  

  

[Гопак пропавших лепестков ]

  

  

Шёл я в Театр На Таганке,

Кожаной курткой скрипя.

Вдруг подкатили девчонки на танке,

Всхлип обнимали меня.

 

Жались ко мне словно мышки

В серых солдатских пальто.

Установили на улицах вышки,

Чтоб ни шаманил никто.

 

Длинные русые косы,

Голубизна светлых глаз...

Мне задавили вопросы,

Но их не вспомню сейчас.

 

Я Гопака под гармошку

С ними отбацал, как мог.

Пол-сковородки вкусной картошки,

С ливером сьел пирожок.

 

Где-то билет затерялся,

Мне же в Театр идти!

Девки хотели, чтобы остался

На запасном их пути.

 

Нет, мне Театр дороже,

С вешалки он начался.

Жизнь на Театр тоже похожа,

Как пеликан на гуся.

   

  

Шоколадкин раздевается до трусов и сигает с крутого обрыва в реку. Холодная ещё вода обжигает тренированное тело сыщика. Но и там, в реке,  нет лепестков. Ни одного. Словно корова языком вылизала. В данном случае морская корова, которая в наших краях не водится.

  

  

[ Бодрая Песня Купальщиков ]

  

  

Если коней измерять в ослах,

Гондолы Венеции мерить в комодах, -

Нас никогда не покинет страх

Искать смысл жизни в подземных переходах.

 

  

Приходится просить помощи у саратовских коллег, звонить капитану полиции Александру Алексееву. Тот увлекается альпинизмом в безгорье Саратовщины, поэтому звонок Шоколадкина застаёт его в полной экипировке скалолаза на задней стене здания управления внутренних дел.

  

  

[ Ария Скалолаза (типа той, что в Мистере Икс) ]

  

  

Ноги устали, товарищ Пальто,

Грязи месить тротуары.

Сделайте (Что-ли не может никто?),

Чтоб по ногам не стреляли!

 

Шарфик вальяжно отбросив назад,

Мистер Пальто отвечало:

"Зад у пижамных штанов полосат -

Вам не покажется мало!"

 

Крепким коленом отбросив полУ,

Пуговиц круглые фиги

Я разбросаю, как город селу

Ловко подбрасывал книги.

 

И зашагает, подкладкой шурша,

Чёрное гибкое тело.

Дайте огрызок карандаша!

Так на душе накипело!

  

  

 

Сыщик сыщику всегда поможет. Уже через полчаса Алексеев вылетает на скоростном катере в фарватер широкой реки, чтобы отобрать пробы воды и лепестков в месте, где речка Чашки, текущая из окрестностей города Чашки, впадает в Волгу. Приятно позвякивают карабины альпинистского снаряжения, всё ещё крепко и надёжно обхватывающего сильное гибкое  тело капитана полиции.

  

  

[ Динамичная песня о водных прогулках ]

  

время часов и часовен...

падает в бездну момент...

галки, скворцы, нету сов и

птиц-пересмешников нет...

   

 

На встречу саратовскому товарищу из города Чашки мчатся Шоколадкин и Барабуллин (вдруг и Алексеев дальтоник). В качестве транспортного средства им достался бывший советский секретный военный экраноплан «КМ», известный за  рубежом  как «Каспийский монстр» — экспериментальная боевая машина, разработанная в конструкторском бюро Р. Е. Алексеева (это не родственник нашего альпиниста) и послужившая основой для разработки и создания в 1987 году экраноплана-ракетоносца «Лунь». Многое об этом красавце уже рассекречено, но на всяких случай мы не сообщаем здесь сколько времени потребовалось на полёт над водой от города Чашки до (практически) Саратова.

  

  

[Танец Секретных Инженеров, но его никому не покажут, засекречено!]

  

  

Стихами полон мой забор, исписанный врагами.

Они пытались извратить суть наших перемен.

Но я их ловко запинал красивыми ногами.

Теперь уж не узнает мир, какую же из Лен

Воспел проклятый враг за красоту её колен.

  

  

Нигде наши фюзеляжники и их друг альпинист не могут найти даже одного лепестка. Пару раз они замечают вдалеке быстро уезжающие от реки автомашины иностранного производства, находят на песке отпечатки кроссовок, тоже не наших. Похоже, враг опередил Шоколадкина.

  

  

[Мелодии шпионской тематики ]

  

  

Встают табуретками гномы

И в жухлую зелень стучат

Заправлены в аэродромы

Как мы заправляем кровать

 

Рубашки заправлены в брюки

Заправлен бензином бачок

И тянутся жадные руки

Заправить в бретельку плечо

 

Заправим слюнявчик-салфетку

В рубашки тугой воротник

За правило взял он соседку

Не звать на пруды на пикник

 

За правду сойдёт полуправда

За наших пусть ваши дудят

Проносится красная Лада

В ней синие тени сидят

  

  

 

В одном месте им чуть не повезло. Подросток лет шестнадцати сидит у реки и сжигает лепестки. Он сжёт. Он уже все лепестки сжёг. Какие-то чужие дяди попросили помочь последить за догорающим костром. Им срочно надо было уезжать на другой объект.

  

  

[ Детская песня про Пионерский Костёр ]

  

он принёс ей завтрак в постель

она ела и улыбалась

он рисовал её: уголь и пастель

она медленно так одевалась

а за окном смеялся коростель -

перелётная птица, зимует в Африке к югу от Сахары

она ушла, осталась измятая постель

далеко от шумного города, где плиткой покрыты тротуары

  

  

Так сказал их начальник, представившийся ...

 

… Ринатом Барабуллиным. Ловко и чётко, словно "на счёт раз" Шоколадкин и Алексеев скручивают руки Рината за его спиной, надевают на них наручники, приковывают парня к лодке «Каспийский монстр» с помощью альпинистских карабинов саратовского сыщика.

  

  

[  Весёлый дуэт Допрос с пристрастием ]

  

  

Прокурлыкай мне имя своё,

Непростое и редкое имя.

Где качались хлеба, там жнивьё,

Две берёзки и лужа меж ними.

  

Приносил я тебе виноград,

Тридцать ягод зелёного цвета.

Пролетело невзрачное лето,

Как галоши летят в палисад. 

  

  

 

 

 

[  Ария “Я Невиновен, Братцы!” ]

  

 

я редко выхожу из дома,

и крайне редко в дом вхожу.

дождусь грозы, раскатов грома,

промокну, лягу в рожь, лежу...

 

а вы под зонтики и крыши,

а вы в машины и трамвай...

упали б в рожь, смогли услышать,

как ей там мокро, хоть рыдай!

  

  

Позже они, конечно, разбираются во всём, устанавливают невиновность Барабуллина (он как раз маршировал с песней вокруг клумбы, когда лже-Ринат жёг костёр). Но не извиняются. Не до нежностей и расшаркиваний, когда тут такие события происходят.

  

  

 

[ Массовые народные гуляния и песни о милиции ] 

 

 

Майор ФеррАринков выходит на заданье,

Иссиня брит до глаз и до бровей.

Майорский торс, размятый на диване,

В мундир зажат и мчит над родиной моей.

   

   

Его девчата провожают колыханьем

Красивых бёдер и размахами ресниц.

Майор ФеррАринков выходит на заданье,

Шагами мерит геометрию границ.

    

   

Его пистоль (порой зовём его Макаров)

Направлен будет в лоб бандиту-подлецу.

Майор ФеррАринков не пахнет перегаром,

И афтешейва лёгкий бриз ему к лицу.

    

  

Уснёт страна, уснут весёлые трамваи,

Майор ФеррАринков не дремлет на посту.

Пока народ наш на диванах отдыхает,

Майор собою заполняет пустоту.

 

 

Ринат вдруг заявляет, что он дальтоник и не может назвать цвет лепестков. Ошарашенные полицейские уносят его топить. Слышны прощальные крики Барабуллина, переходящие в его трагическую Арию жакаранды:

  

  

Пройдут года... К тебе я осторожно

Прижмусь, как к выключателю рука.

И надавлю на точки те, что можно.

И не коснусь я тех, что мне нельзя пока.

  

Походкою пройдёшь виолончели

Чуть горделиво... Без смычка.

На фабрике строгали ели

И выгибали у доски бока.

  

В тарелку мне плесни окрошки.

Рассольника простыл уж след.

Виолончель ты, я - твоя гармошка,

Шуршатель пожираемых конфет.

    

  

Зрители догадываются, что это и было то дерево (жакаранда). Шоколадкин и Алексеев не догадываются. Но они вытаскивают из воды Рината. Он прощён.

  

  

[ Песня друзей ]

  

  

Унесло меня дождём,

Словно лист осенний.

Перетерпим, переждём

Это наводнение.

 

И на краешке стола,

Там, где тень упала,

Напишу я, чтоб ждала,

Не переживала.

  

  

  ***  

  

  

Та, которую он не убивал

  

Криминальный детектив

  

"Я не убивал Сюзи! Я её любил!" - утверждал на каждом допросе Крис Тоббингауэр. Но всё меньше и меньше верил ему инспектор Джонатан Мэтью Кингфишер.

 

Собранные против подозреваемого косвенные улики множились с каждым часом. Скоро для них нужно будет искать отдельное помещение в здании полиции штата. Здесь Вам и измазанные в характерной грязи кроссовки Криса. Он безуспешно пытался отмыть свою обувь, тёр её щёткой с мылом под струёй проточной воды. Но эксперты легко доказали, что грязь осталась и никуда не делась. Часами рассматривал Джонатан Мэтью заключение об исследовании кроссовок. Он чувствовал свою правоту, верил в грядущее правосудие, но никак не мог понять как же грязная обувь связана с убийством.

 

Может переключиться на остатки пиццы, обнаруженной в мусорном баке подозреваемого? Или совсем осмелеть и заглянуть под кровать в спальне, в которой неоднократно занимались любовью Сюзи и Крис. Бедняга Тоббингауэр признался в этом на самом первом допросе, когда ничего кроме нечёткой фотографии кровати не было ему предъявлено. Однако, инспектор Кингфишер решил не спешить с заглядыванием под кровать. А зря...

 

На ковре под кроватью Криса притаилась живая и невредимая Сюзи. Ей так хотелось, чтобы опостылевшего ей бойфренда посадили в тюрьму или даже на электрический стул. Сладко об этом мечтая, девушка молча и почти неподвижно лежала между нескольким случайными детальками конструктора Лего и закатившимся туда же мячом для бейсбола. Сюзи требовалось продержаться (проваляться) годик-другой, так как в нашем штате следствие и суд работали неторопливо, не говоря уже о специалистах, обслуживающих электрический стул и приводящих его в действие. "Я выдержу! Я смогу! Я упрямая!" - утешала себя девушка.

 

Коварным планам подкроватной наковёрной злодейки не суждено было сбыться. Не прошло и трёх месяцев, как полицейские заявились с инспекцией в спальню Криса Тоббингауэра (так и хочется сказать в рифму - узника тауэра).

 

Сюзи как раз задремала, лёжа на спине, не высовываясь из под ровати. Эта поза, по-видимому, и спасла её от обнаружения приехавшими. В комнату вошли инспектор Кингфишер и эксперт Джулиа Макгрегор. Последняя сразу же набросилась на своего коллегу, повалила на кровать и начала ловко и увлечённо раздевать его. Такова была её сильная любовь к инспектору, эта страсть, долгое время скрываемая под униформой работника органов дознания. Кингфишер почти сразу же ответил, отозвался на ласки женщины-полицейского. Только доля секунды потребовалась ему для взвешенного подсчёта всех За и Против. И, как Вы поняли, аргументы За перевесили.

 

Сюзи проснулась от небольшой вибрации основания кровати, что находилось буквально в сантиметрах от её лица. Она сразу всё поняла. А вскоре и увидела высокие форменные ботинки со шнуровкой Джулии и Джонатана, небрежно заброшенные ими под кровать. Было ясно, что скоро полицейские закончат свои "исследования верхней части кровати" и начнут искать свою обувь. Только одно, но верное решение пришло в голову Сюзи: "Убить обоих! Сделать это сейчас же, не дав им опомниться!" Сюзи нащупала самую большую из валяющихся рядом с ней деталек Лего. Ту самую, синенькую с восьмью пипочками, что так напоминала маленький баклажан. Прислушавшись и всё взвесив, Сюзи чётко установила, что за фигура получилась из двигающихся тел Кингфишера и Макгрегор (фамилии эти злодейка не знала, но такой информации для планируемого убийства и не требовалось).

 

Нужно было незаметно для полицейских выбраться из-под них, из-под кровати, резко и сильно, с поворотом  вставить детальку в верхнего мужского сотрудника правоохранительных органов. И сделать это надо было так ловко, чтобы пронзить и нижнюю участницу исследований кровати. Сюзи ни на секунду не сомневалась, что сможет повернуть детальку Лего. Ключ зажигания в её автомобиле вечно заедал, дав тем самым требуемую тренировку пальцам злодейки. Вот и не знаешь, где найдёшь, а где потеряешь! Тяжёлая в эксплуатации автомашина неожиданно оказалась очень полезной в трудную минуту.

 

Ешё мгновение ... Ещё один синхронных вздох полицейских ... Но ... В комнату вбежал сержант Саймон Пауэр, крича: "Инспектор Кингфишер, Вас срочно вызывает шериф штата для доклада о ходе расследования дела подозреваемого Тоббингауэра!" Последнее слово (фамилию Криса) влетевший в спальню полицейский прошептал уже вновь оказавшись за дверью. Саймон вырос в культурной семье, где детям с детства прививают чувство такта и вежливость.

  

Шериф штата ждать не будет. Поэтому Кингфишер бросился к выходу босиком, на ходу надевая одежду. За ним семенила Макгрегор, тоже одеваясь, босая и слегка растрёпанная.

 

Подождав когда обе полицейские машины отъедут с сиреной и огнями, Сюзи выбралась из-под кровати. Она ловко опустила синенькую восьмипипочную детальку Лего в один из оставшихся под кроватью ботинок. Нужно было срочно искать другое место для тихого, незаметного для окружающих лежания.

 

Ещё через полгода, пережив несколько болезненных, но безуспешных хирургических операций на ступне, инспектор Джонатан Мэтью Кингфишер вдруг осознал, что мучающие его боли в ноге, возможно, связаны с тем мимолётным сексуальным приключением. Он распорядился уволить под любым предлогом Джулию Макгрегор. Эх, не заметил Джонатан болтающуюся всё это время в его ботинке детальку Лего синего баклажанного цвета.

  

Неожиданно, без вызова, без стука в кабинет инспектора Джонатана Мэтью Кингфишера вошла Джулиа Макгрегор. Она ещё не знала, что маховик беспощадного механизма её увольнения уже запущен. Глаза эксперта полиции горели, совсем как тогда, полгода назад. Но причина была совсем другая. Джулия быстро и чётко доложила инспектору обнадёживающие результаты психо-гипнотической проверки Криса Тоббингауэра, подозреваемого в убийстве своей подруги Сюзи. Под действием наведённого на него полицейским психотерапевтом гипноза Крис начал рассказывать про пластмассовые кирпичики конструктора Лего, которые обычно валялись под кроватью в его спальне. Особо Тоббингауэр отметил синенькую, как баклажан восьмипипочную детальку, которую он и Сюзи очень любили. 

  

Обладая феноменальной памятью и особым внимательным отношением к деталям, Джулия вспомнила, что маленький баклажан она не обнаружила, когда вернулась за своими форменными ботинками в тот памятный день. Свою обувь Джонатан забрал раньше коллеги. "Ну-ка, потряси свои ботинки на предмет этой пропавшей детали!" - потребовала Джулия, указывая на ноги Джонатана. 

  

Инспектор неожиданно быстро согласился разуться, он не хотел спорить с экспертом-женщиной, которую уже мысленно видел уволенной. Синенькая баклажанинка вывалилась на пол кабинета прямо перед изумлённым Кингфишером и довольной Макгрегор. "Значит, кто-то побывал на ковре под кроватью, пока мы были на ковре перед шерифом штата, и положил в твой ботинок синий кирпичик Лего!" - заключила Джулия. "Или этот кто-то был под кроватью всё время, пока мы с тобой ... вели исследование её верхней части!" - добавил Джонатан. Он понял, что намеченную на завтра очередную болезненную операцию ступни следует отменить. Увольнение Джулии уже было не остановить.

  

Оба полицейских молча улыбались. Они радовались каждый своему. Джулия - тому, что оказалась полезной и, похоже, помогла создать новое свежее обнадёживающее направление в заглохнувшем было расследовании. Джонатан - тому, что завтра не надо будет снова ложиться из-за больной ноги под скальпель. Они и не заметили как в кабинет инспектора вошла опрятная уборщица с шумно работающим пылесосом. На её фирменной розовой футболке с логотипом компании по уборке офисов было также вышито имя - Сюзи. Вошедшая ловко подняла с пола синенький баклажанчик - кирпичик конструктора Лего, крепко зажала его в руке и размахнулась ...

  

  

  ***  

    

  

  

Карабинеры, конвоировавшие Рината

  

  

 

Карабинеры, конвоировавшие Рината Барабуллина, порядком устали от его нытья: "За что? Отпустите! Я никого не убивал! Да там и труп не спрячешь, комнатка малюсенькая! Я руки мыл в ванной комнате. Только-только пошла тёплая вода. Как вышел, здесь сразу вы! За что? Отпустите! Я никого не убивал!" "Мужик! Заткнись и встреть судьбу, не как жалкий раб, а как патриций!" - неожиданно заявил на чистом русском капитан, возглавлявший группу вооруженных работников итальянской военной полиции. И это были последние слова на родном языке, которые Ринат услышал в Риме. Последующий быстрый непонятный суд и тридцатилетнее заключение были полны чем угодно, но только не русской речью.

 

 

А начиналось всё хорошо. По прибытии в столицу Италии, Барабуллин с супругой разместились в небольшой восьмиметровой комнате с балконом в гостинице рядом с Министерством Внутренних Дел. Выйдя на балкон, можно было обозреть окна Министерства и наблюдать чиновников в кабинетах этого огромного здания. Охрана из карабинеров регулярно проходила по периметру объекта. Это придавало особый вкус проживанию в гостинце и, особенно, употреблению алкогольных напитков на балконе. Ничего не предвещало ничего неожиданного.

 

 

Ресепшнистка Магда обещала позвонить на Виллу Боргезе и забукировать экскурсию для Рината и Зины, пока те будут завтракать. Завтрак был вкусный и обильный, а работница, готовящая его, оказалась очень ловкой и трудолюбивой. Она обслуживала посетителей, убирала столы, готовила новые порции горячего, подносила, пополняла запасы на столах, варила прекрасный кофе по заказу (кому - какой). Ринат и Зина даже залюбовались её работой. Старый толстый лысый американец за соседним столиком хвалил и хвалил,  намекал хозяюшке кафе, что готов увезти её в США. Ринат и Зина ничего такого не предлагали. Они налегали на яйца-пашот, помидоры с сыром стракетти, выпечку.  По возвращении на ресепшн Барабуллины, не обнаружили там Магды. Лёгкий, словно бриз Адриатического моря, беспорядок на стойке, за которой обычно стояла такая аккуратная и педантичная во всём итальянка, несколько удивил туристов из города Чашки Свердловской области. Они решили пойти прогуляться.

 

 

Вернулись уже к ужину. Всю еду принесли с собой. Вино, Пиво, Помидоры, Панини с сыром проволоне и прошутто крудо. Ринат начал мыть помидоры и вдруг неожиданно понял, что ... 

 

... нет горячей воды. Совсем как у нас, но это же у них! Позвонил на ресепшн, ожидая услышать милый голос Магды. Ответил мужчина и обьяснил: "Никак исправить проблему с горячей водой до утра нельзя. Нужно выключить и включить рубильник на щитке. Но этот щиток расположен на балконе одного из постояльцев, нельзя его беспокоить, может, он утром уйдёт, вот тогда ... " Ринат совсем без раздражения (почти) объяснил ресепшнисту, что Магда бы помогла. Она бы решила, что нельзя оставлять двести постояльцев без горячей воды из ложного желания не беспокоить. На том конце провода молча положили трубку. 

 

Ринат мыл руки холодной водой и при этом дожёвывал свою панини (Зина отказалась, поэтому её итальянский бутерброд был уже съеден Барабуллиным), когда в дверь их комнаты вежливо постучали. Стоящие в коридоре два сотрудника отеля в костюмах сообщили, что вынуждены побеспокоить постояльцев. Причина проста - на балконе Барабуллиных расположен щиток с рубильником для электроподогрева воды. "Вы знаете!? Многие жалуются, особенно Русские туристы, требуют не ждать до утра." - пояснил один из пришедших мужчин. Другой остался в коридоре и при этом молчал. Протискивался к балкону (комната же малюсенькая), работник отеля неодобрительно посмотрел на лежащую на столике электрическую зубную щётку Рината. Она у него была на батарейках, произведена для детей, с изображением балерины из мультфильма.  Наладив работу обогревателя воды буквально за секунду, мужчина в костюме проследовал обратно. Он снова задержал свой взгляд на детской зубной щётке. Что-то другое в его взгляде, не удивление, а раздражение уловили Барабуллины. 

 

Буквально через три минуты дверь гостиничного номера Рината и Зины была аккуратно открыта ключом отеля. Карабинеры - это были они - ввалились в комнату и арестовали Барабуллина. Зина удрала через балкон задними дворами Министерства Внутренних Дел. 

 

Единственным аргументом на суде было тот факт, что будто бы найденная у Рината детская щётка с балериной принадлежала пропавшей ресепшнистке Магде. Все в отеле знали и любили  эту девушку и её зубную щётку. Ринат требовал провести экспертизу следов прикуса на щетине электрощётки. Судья и обвинение не согласились по причине отсутствия трупа Магды. А значит не было и зубов для сравнения. Не помогло Барабуллину его прекрасное знание итальянского языка, отточенное опытом многолетней жизни в Лугано, - этом италоговорящем городе на юге Швейцарии.

 

Только через тридцать лет Рината выпустили. Неожиданно нашлась Магда. В тот печальный для Рината день много лет назад она не смогла организовать для четы туристов из города Чашки экскурсию на Виллу Боргезе. Чувствуя себя профессионально непригодной для работы в отеле, итальянка немедленно сама себя уволила и уехала к себе на родину в Турин. Ушла она, бросив всё (кроме любимой детской зубной щётки с балериной) и пары слов подруге, подающей завтраки. Та закрутилась с делами в кафешке (этот толстый американец мешал своими любезностями, да и двое русских, набросившихся на еду) и забыла позже передать слова Матильды управляющему отеля. Проходя через чёрных ход кафе, ресепшнистка увидела Барабуллиных, но не нашла в себе силы поговорить с ними, сообщить о своей профессиональной непригодности. 

 

Через тридцать лет Магда посетила со своими детьми и их школьным классом тюрьму в Риме, чтобы увидеть томящегося там знаменитого заключённого с самым долгим сроком в современной Италии. Он сидел за убийство невинной девушки. В какой-то момент взгляды преступника и мамаши встретились ...

  

  

  ***  

  

  

Зря вы трупы не спрятали!

 

Давненько я не видел наших соседей Бетани и Диего (такие у них имена, не типичные для города Чашки Свердловской области). И машины их нет на парковке - нового чистенького внедорожника. Пару дней назад машина ещё была. Я видел её, возвращаясь домой на минутку за оставленными там рабочими чертежами новой автоматической чебуречной, и в подъезде наткнулся на незнакомца, идущего с нашего с Бетани и Диего этажа. Вежливо поздоровавшись первым со мной, этот человек, похожий на менеджера средней руки,  выскользнул на улицу. У нас он не был (в квартире всё цело, нет никаких следов чужака), а вот у соседей мог побывать. Спустившись с чертежами, вижу этого странного человека неспешно садящимся в соседский внедорожник и спокойно отъезжающим. Вечером рассказываю жене про эти странные события, делюсь с нею своими соображениями. Припоминаю, что видел в пятницу, что соседская дверь была приоткрыта и оставалась такой некоторое время, хотя жильцов не было ни видно ни слышно. "Да не переживай ты! Если что страшное с ними случилось, трупы, судя по фильмам, нашли бы соседи!" - успокаивает меня супруга. Так мы и есть эти соседи!

 

На допросе ...

 

"Зря вы трупы не спрятали!" - не унимался следователь. Он явно не поверил нашим объяснениям касательно найденного в нашей кастрюле пистолета (Это не наша кастрюля! В наших всегда борщ!), стреляных пуль и гильз в соседской квартире (Глушитель где?) и пропажи чистенького внедорожника, принадлежавшего Бетани и Диего (У нас своя машина есть!). Ветку жакаранды, которую я настойчиво совал ему в руки в качестве убедительного доказательства нашей невиновности, к делу не пришили. "Это катастрофа!" - крутилось у меня в голове.

 

За несколько минут до нашего ареста ...

 

 

Я заглянул в приоткрытую дверь и увидел ноги. Две пары ног, ступни, босые. Словно люди загорают или спят. Один человек на спине, другой (другая - я отличаю женские ноги от мужских) - рядом на животе. Выше-дальше колен не было видно, не позволяла дверь, уткнувшаяся в носилки Скорой Помощи. Да и меня скоро отпихнули "люди в белых халатах", дескать, нечего здесь высматривать. А мне надо высматривать, не следует меня отпихивать, я же сосед, который, по логике детективных фильмов, должен был трупы обнаружить. Не обнаружил. Не заметил. Не знал, куда смотреть, чтобы обнаружить. Не знал, что надо обнаружить. Меня будут допрашивать и подозревать. А я ничего рассмотреть не смог, не позволили.

 

На допросе ...

 

"Ваша жена во всём созналась!" - многозначительно заявил следователь. Следо - Ватель? Я знаю, что «Ватель» (фр. Vatel) — французская историческая костюмированная биографическая драма, повествующая о последних днях жизни знаменитого французского кулинара Франсуа Вателя. Там русский парень (тогда всё ещё французский гарсон) Жерар Депардьё играет. Что такое Следо пока не ясно.

 

"Не жена она мне, если созналась во всём том, в чём я её давно подозревал!" - страстно заявил я и угрюмо уставился на схему эвакуации в случае пожара. Она явно устарела. Давно уже никто не пишет слово Возле с буквой Ять.

 

"Ваша супруга ... (пауза) ... призналась в совершении вместе с Вами преступления, направленного против Ваших соседей Бетани и Диего!" - уточнил полицейский, и пристально посмотрел мне в глаза, словно пытаясь рассмотреть в их кареглазой глубине букву Ять.

 

"Ну, господин следователь, теперь у Вас проблемы, а не у меня. Никто никогда не уходил целым и невредимым из когтей моей (как бы это сказать по-уголовно-процессуальному?) ... моего Главаря Банды Особо Опасных Преступников. Сначала Вы попадаете в логическую филологическую ловушку, признав её признание (по незнанию) за истинное знание. А вскоре Вам придётся прилюдно просить у неё прощение. Как у нас теперь принято, на стадионе без штанов." - я чеканил Ять за Ятем, вбивал их в мозг полицейского.

 

Сменили следователя ...

 

Женщина-следователь не повторяла ошибки своего коллеги, не давила на меня (беспочвенно) "Признайся, Бандит!". Она сконцентрировалась на косвенных уликах и сначала предъявила найденную (будто бы) в нашем мусорном баке пустую ёмкость из-под секретного ракетного топлива. "Собирались со своей зазнобой бежать на другую планету?" - спросила он как бы невзначай, но с подковыркой. Я вынужден был признаться в межпланетных преступных планах, быстро-быстро нарисовал схему космического корабля и на пальцах объяснил принцип действия антигравитационного двигателя дизельного класса. Следователь попалась в ловушку, занесла мои показания в протокол. Она же не знала, что антигравитационные двигатели дизельного класса работают на простой русской солярке! Им не требуется секретное ракетное топливо, пустую банку из-под которого вменяли мне в вину. Я уже потирал руки от предвкушения победы в процессе судебного разбирательства, но женщина-полицейский неожиданно сходила конём... В кабинет ввели лошадь с сидящим на ней главным конструктором антигравитационных двигателей дизельного класса (он отдыхал с семьёй на конноспортивной ферме в Краснодарском Крае, когда следствие срочно вызвало его в качестве эксперта). Дедок (так он выглядел) неожиданно для меня заявил, что секретное ракетное топливо и есть наша обычная русская солярка.

 

Малява ...

 

Получил вдруг маляву - эту маленькую записку, передаваемую в тюрьму и внутри её самими арестованными. Подписи нет, но думаю, что она от друга Марата Мустафина. Он же боксёр-шахматист. Вот вся записка и закодирована шахматными значками. Е2 - Е4  означает "Не дрейфь! Помощь близка! Скоро будем вместе есть беляши с кониной на свободе!"

 

Сосед по камере ...

 

"Вас готовят на роль человека-свиньи, но вы ней не справитесь, пятачком не вышли! Ни в коем случае не берите на себя убийство Бетани и Диего!" - неожиданно заявил убийца лесника, жены и трёх охотников из Москвы. Перед этим он зачем-то снял свои кроссовки, оставил их в дальнем углу камеры и завалил сверху тюремными подушками, всяким тряпьём, а также своими и моими личными вещами. 

   

Три недели назад его ко мне подселили под видом, что во всех остальных камерах СИЗО превышены допустимые нормы плотности. Мне с самого начала не верилось, что Игорь Аркадьевич (так он представился) по жизни тракторист и находится здесь под следствием за убийство жены-доярки из ревности к леснику. За компанию с обнажёнными любовниками он также переехал трактором трёх гостивших в сторожке охотников из Москвы. Касательно приезжих из столицы я поверил бы. Уж очень у нас в городе Чашки Свердловской области их не любят. Но то, что лесник разденется догола и займётся любовными утехами с дояркой посреди охотничьего сезона? Такое показалось мне невероятным. Надо будет обсудить в Фэйсбуке.

 

Наши беседы с Игорем Аркадьевичем больше напоминали продолжение допросов. Он садился поближе, выставлял между нами ноги в кроссовках и начинал зудеть о моральной и аморальной стороне убийств и прочих преступлений. Я отшучивался, отнекивался, утверждал, что нахожусь под следствием за кражу у мэтра отечественной литературы сюжета любовного романа, да и то по навету. 

    

И вдруг сегодня тракторист отбросил кроссовки и выбросил белый флаг. Он рассказал мне, как учился в Высшей Краснознамённой Школе, служил в ГДР и Австрии. Мечтал о Швейцарии, но туда послали другого, менее подготовленного в смысле языка, но любимчика начальства, с хорошо подвешенным языком. А его бросили на борьбу с экономическими преступлениями, тщательно измазав в копоти и гари от тракторов. Игорь оказался высокоинтеллигентным человеком, начитанным и тактичным. Мы стали частенько беседовать "без кроссовок" (это в нашем случае было "без галстуков"), а затем молотили о погоде и природе, но уже под запись.

 

К нашему общему приятному удивлению выяснилось, что жена Игоря (не вымышленная супруга тракториста, а реальная дама) хорошо знает мою по частым совместным посещениям Оперного Театра. Их любовь к итальянской музыке давно переросла в крепкую дружбу. Она и выяснила, что главным конструктором антигравитационных двигателей дизельного класса является не старичок на лошади, а ...

 

...  сама лошадь.

 

Шутила так жена Игоря. Главным конструктором антигравитационных двигателей дизельного класса является женщина по имени Зоя Зайцева. Она раньше была лучшей подругой жены Игоря, но сейчас меж ними вражда. Зоя Зайцева - очень влиятельный госчиновник, занимает высокий пост в Российском Ракетно - Космическом Комплексе. Генерал-Полковник Авиации, лётчик с действующей боевой лицензией, единственная в мире женщина-пилот истребителя СУ-27М. Мастер Спорта по парашютному спорту. Одна из руководителей Центра по подготовке космонавтов в подмосковном городе Королёв. Её саму рассматривали или всё ещё рассматривают в качестве будущего космонавта. Она - инициатор Российской Программы по полёту человека на Марс. Вице-премьер Дмитрий Р. её друг и со-инициатор инициативы "Летим На Марс! Марс Наш!". Программа недавно была принята к исполнению.

 

Жена Игоря четыре года работала в Королёве в группе Public Relations, готовила материалы для газет и телевидения об этом Центре. Там и познакомилась и подружилась с Зоей. Никогда бы не подумала и никому бы не поверила, что так вот обернётся эта крепкая девичья дружба. Сейчас жена Игоря работает в многотиражке "За Мирный Космос", это не в Королёве, а в Реутове. Сама решила уйти из Центра по подготовке космонавтов. Не смогла видеть каждый день свою подлую бывшую подругу. В деньгах жена Игоря потеряла, но в духовной свободе выиграла.

  

Ноги не Бетани!

  

"Это не её ноги! Не Бетани! У неё другие! Я знаю, разглядывал, любовался соседкой, и не раз. А эти обычные, каких миллионы. Про ноги мужского "вроде бы трупа" (пока не ясно и с этим) ничего сказать не могу. Не разбираюсь. А ноги Бетани отличу от тысяч других."  - я кричал в окошко камеры, намекая, чтобы меня отвели к следователю. 

  

Ба-Ба-Бах! Бабабахнуло в моей голове. Я узнал ноги "вроде бы женского трупа" (теперь с ним всё ясно). Это ноги  - бьюсь об заклад - следователя, той женщины-полицейской, что ведёт моё дело и к кому я рвусь на допрос, чтобы рассказать про ноги. В том числе, и про её ноги. Стоп! Понятно, что провокацию против меня и моей жены готовили тщательно и не хотели задействовать слишком многих людей. Вот и мой будущий следователь-женщина некоторое время побыла трупом Бетани. Думаю, что не ошибусь, если предположу, что роль мужского трупа (трупа будто бы Диего) исполнил мой предыдущий следователь. Следователь-мужчина потому и давил на меня так страстно и самозабвенно, что уже побывал в шкуре "убитого". Для него допросы были уже личной вендеттой.

   

Когда меня привели на допрос, женщина-следователь была уже не в юбке, как обычно, а в стёганых брюках, предназначенных  для борьбы с преступностью в северных широтах и зимой. "Холодно здесь у нас в подвалах, а приходится много и долго вас таких допрашивать." - объяснила она свои изменения в одежде и добавила:"Что Вы там кричали о ногах или руках? Голову что-то не вспомнили!" Я решил приберечь все козыри своей защиты для суда (если такой будет) и промямлил про холод в камере, от которого ноги и руки мёрзнут, попросил такие же штаны. "Штанов других Вам не полагается. А вот защитник полагается! Знакомьтесь, Ваш Адвокат Карл Карлович Атверстий, он наш чашкинский и лучший." - следователь представила мне вошедшего в кабинет вскоре за мной сухопарого пожилого мужчину. Если ему надеть седой парик, приклеить бородку и усы, то получится вылитый поддельный главный конструктор антигравитационных двигателей дизельного класса, тот что был на лошади. Похоже, экономия на статистах идёт вразнос. 

  

Интересно, под каким видом я вскоре увижу лошадь? Как он будет на суде и защитником и свидетелем обвинения главным конструктором? Похоже, до суда меня не допустят.

  

 

 

  

  

 

 

  

  

 

 

 

 

 

Комментарии

No post has been created yet.