Пример

Prev Next
.
.

  • Главная
    Главная Страница отображения всех блогов сайта
  • Категории
    Категории Страница отображения списка категорий системы блогов сайта.
  • Теги
    Теги Отображает список тегов, которые были использованы в блоге
  • Блоггеры
    Блоггеры Список лучших блоггеров сайта.
  • Авторизация
    Войти Login form


На семинаре

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
  • Размер шрифта: Больше Меньше
  • Просмотров: 1659
  • Подписаться на обновления поста
  • Печатать

Поэты собрались на станции, курили, хвастались алкоголем: у Петра Солондза был самогон, настоенный на фильдеперсовых чулках. Было душно, тексты потели. Тропинка, как мудреное стихотворение, уводила глубоко в чащу. "Ну, пойдем, пойдем,"- предложил Главный Гуру, степенный человек в желтой рясе. Ну, пошли. Брели потихоньку, стараясь не привлечь внимание велоцирапторов. Нашли поляну, притащили бревно. "Кажется, мы на нем уже сидели", - сказал Петр. "Сидели," - подтвердил гуру. Быстро выяснилось, что это не бревно, а хвост зауропода, околевшего во время предыдущего семинара. "Сначала едим, потом читаем? - спросил Петр, - Или наоборот?" Все хотели есть, разделились по гендерному признаку: девушки делали бутерброды, мальчики разливали вино и фильдеперсовую настойку.

Без Файзова было не то: никто не умел говорить тосты. Выпили за мир во всем мире, не чокаясь. Потом выпили за мир между либералами и ватниками, но не все стали пить. Наиболее злостного графомана, который вечно косил под Бродского и читал всегда не меньше десяти своих опусов, отправили на дерево, чтобы стоял на стреме. Стали читать. Начали с девушек. Вперед вышла Марина и театральным голосом продекламировала:

"В пузыристой листве плоды трансгуманизма.
За скрепами идет стеклянная плотва.
Мы стали функцией мужского организма.
Координаты заменили нам слова.
Кричи, кричи, в кровавой пене, рыба.
Прибой несет других. О, Жиль, ты был неправ.
И этой Лампедузы диатриба
встает на место, словно вправленный сустав."

Петр Солондз попросил распечатку, долго изучал, сняв очки. "Нет, нет, это не Марина, которую я знаю. Это не стихи Марины." Марина протестовала. "Нет, нет, тут как бы что..., - продолжал Солондз, - Вот ты Библию читала?" Марина читала. "А писания отцов церкви?" Марина не читала. "А ты почитай. Ты поймешь. Так нельзя. "В пузыристой листве" - это скучно. И рыба в пене - скучно. Ты это не прожила. Трава не пузырится. Смотри внимательно. "Фотоувеличение" все смотрели? Стыдно. Стань травой. Ты должна стать как трава, как рыба. И тогда, понимаешь? Угол, перспектива. Когда плотник делает лодку... Ты умеешь смолить лодки?" Марина не умела. Распечатку взял Главный Гуру. "Мда...", - сказал Главный Гуру. Все ждали, сосали травинки. "Мда... Нет, ну, конечно, можно и так. Наверное. Или нет? Вы считаете, нельзя? Я не уверен. Может быть, это хорошо. Мне понравился "вправленный сустав". Остальное - не уверен. Скорее, нет. Но может быть и да." Из-за кустов выпрыгнул велоцираптор и утащил Марину. Помолились. Вперед осторожно выполз мальчик в винтажных очках и почти неслышно зачитал:

"Порко. Порко. 
Лебединый.
Пин-код. Кода. 
Дзыньк!"

Стихотворение было посвящено Хаяо Миядзаки. Петру Солондзу понравился выбор адресата посвящения. Одобрямс. Главный гуру сказал, что ничего не понял, но это, может быть, хорошо. Ведь когда все понятно, тоже плохо. "Да херота это!", - крикнул с псевдобревна поэт Александр Киссельброд, он сидел до этого тихо, пил настойку. "А у вас лучше?" - спросил Главный Гуру. "Я писать бросил, - сказал Киссельброд, - зато у меня есть гарпун." Петр Солондз был в восторге, стали обсуждать гарпуны, виолончели, ручной труд. Мальчик в очках куда-то исчез, наверное съели. "А кто на стреме стоял?" - спросил Петр Солондз. А на стреме больше никто не стоял. Никто.

"Не надо бояться велоцирапторов, - сказал Главный Гуру. - Мы в молодости тоже их боялись, ходили с пистолетами, гарпунами. Помню, иду по лесу, тащу гарпун. Тяжелый, бесполезный. Смотрю - идет мужик, голый по пояс, ничем не вооружен, одной руки нет. "Мужик, ты чего," - спрашиваю. А он объяснил, что укусов не чувствует. Оказывается, можно приобрести иммунитет против велоцирапторов. Для этого надо зайти в их логово, сесть спокойно и пусть они тебя едят. Через полчаса перестаешь что либо ощущать."

Стихов больше ни у кого не было, стали собираться. По дороге потеряли еще двоих. Хорошая погода, хороший воздух. Утром вывесили фотографии. Отличный был литсеминар в Парке Юрского периода. Главное, никаких туристов, шашлыков. И домой пришел почти трезвый.

------------------------

Ряд идей в этом тексте подал мне Дмитрий Волкош

Комментарии

В гостях у папы
- Эти друзья твои... фигню они все пишут, понял?- Пишут, - соглашаюсь я.Это я с папой разговариваю.- Погоди, а какие друзья?- Ну эти, - сообщает папа. - Учитель этот твой... Показывал ты мне его.- Кос...
Колодец и маятник
/К 70-летию Победы и к 15-летию "тихой реабилитации" Сталина/, (по мотивам Эдгара Аллана По).  До седин ей снился страшный детский сон: ее отец стоит один над колодцем, на помосте: на нем лиц...
Рассказ "Красная стена или конкурсный сценарий" /Посв. памяти Б. Е. Немцова/
«Мой город – склеп. Моя страна – могила. И сохранить его –                                        ...
Как я торговал сигарами
После того, как я поработал в галерее современного искусства и поучаствовал в Венецианской биеннале, я обнищал и решил стать обыкновенным продавцом. Как заядлый мизантроп я хотел продавать что-нибудь ...
Возвращение
Когда Дима проснулся, по обе стороны от точки его пробуждения возникла весна и протянулась на тридцать два года в прошлое и будущее. Из этого прошлого Дима почему-то в первую очередь вспомнил невкусно...
После смерти
Витя был мертвым шахматистом. Однажды, когда он потянулся к пешке, чтобы передвинуть ее на одно поле, в глазах у него потемнело. Витя умер и только после этого завершил ход. Противник - рассеянны...
Король солнца
Когда-то давно – я уже толком не помню, когда это было – я жил в просторной комнате с пианино, в котором обитала обезьяна-людоед. Я никогда ее не видел, потому что она вылезала по ночам, когда я спал,...
Зима
Когда Юрка был маленький, зима приходила не на три месяца, а лет на сто. При виде первого же снега, он цепенел, внутри у него все сжималось - он знал: надо сосредоточиться, чтобы пережить следующий ве...
Записная книжка. Часть 1
На днях я прогуливался в полном одиночестве по станции метро "Кропоткинская" и довольно громко насвистывал Моцарта, пугая людей. Приехали друзья, мы вышли на поверхность, спрятались за памятником и по...
Горести и радости в американской больнице
На днях посетила госпиталь (так мы здесь величаем стационар), в котором работает мой муж, и пока дожидалась его на тенистой террасе, ко мне подсела наша общая знакомая, научный сотрудник, и поведала т...