Пример

Prev Next
.
.

  • Главная
    Главная Страница отображения всех блогов сайта
  • Категории
    Категории Страница отображения списка категорий системы блогов сайта.
  • Теги
    Теги Отображает список тегов, которые были использованы в блоге
  • Блоггеры
    Блоггеры Список лучших блоггеров сайта.
  • Авторизация
    Войти Login form

Незамеченная тяжесть жизни.

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
  • Размер шрифта: Больше Меньше
  • Просмотров: 461
  • Подписаться на обновления поста
  • Печатать

О книжке Кундеры:

Помню рассказы приятелей о том, как они бросали наркотики. Помню этот полувымысел о превозмогании себя. Не в том смысле что им было легче чем они говорили, а в том, что им приходилось бороться с собой. В этих рассказах всегда был какой-то подвох, и словно извиняясь за это, мои знакомые рассказывали об этом с каким-то особым напором и пиететом. Получалось еще привторней.

Я бросал курить. Пару раз в своей жизни, где-то на месяц. Это конечно совсем не то, наверное. Но это неудобно. Не тяжело, не больно, но внутри словно появляется какой-то чужеродный предмет, довольно больших размеров и тебе приходится с ним жить, пока он не рассосется. А рассасываться он не особо торопиться. И ускорить этот процесс нельзя. Совсем не кусочек сахара во рту.

А потом мне довелось поиграть в одну игрушку. Там можно было принимать наркотики и твой персонаж, со временем к ним привыкал. После того, как ему начинало не хватать вещества, он начинал плохо себя чувствовать. Хуже бегать, ниже прыгать, производить неприятное впечатление на других персонажей, становился слабей и невнимательней. Но он вовсе не просил еще дозы, ведь он это мы. Его разум - наш разум. Тогда это казалось какой-то недоделкой. Ну не так же выглядит ломка.

 

 

А сейчас стало понятно: есть психологическая зависимость и химическая. Психологическая просит еще, а химическая ни о чем не просит, она просто мучает тебя как болезнь. И на самом деле, они мало связаны напрямую. Организм человека - существо довольно глупое, если ему чего-то не хватает, оно просто страдает. В средние века, матросы умиравшие от цинги, каким-то внутренним чутьем иногда догадывались до того, что их организму не хватало витаминов. В таких случаях на корабли  загружали лимоны перед дальним плаваньем. Но это происходило не часто. Ни о каком научном обосновании такой практики речи не шло, так как не было ни такого термина, ни сформулированного четкого современного отношения среди людей к нему. Люди гибли, у них выпадали зубы и все это происходило по причине нехватки естественных, необходимых веществ в человеческом организме, но люди не корчились в мольбе о лимончике на палубах, не качались обнимая свои колени и страдая параноидальным бредом по поводу того, что кто-нибудь из команды зажал лимончик. Люди просто плыли, болели и умирали. Прямая естественная химическая зависимость не была связана с психологической. Таких примеров гибели людей в истории много. История вообще довольно безжалостная штука, если конечно не считать, что погибшие не возвращаются, чтобы рассказать нам, как им было плохо.

Сегодня мы уверены, что до определенной степени понимаем себя. Что по крайней мере свои основные потребности мы способны заметить, что они находятся в зоне нашей видимости, что мы в состоянии нести за себя ответственность. Этот миф порожден идеей о сильной личности, о превосходстве человека над самим собой, о его безграничном потенциале, который необходимо реализовать за жизнь. Но в том то и дела, что этот миф вытянут потребностями становления человека как величественного создания, целостного, а потому имеющего права на самого себя. Права неотъемлемого в нынешней системе ценностей. Права обоснованно и эффективно принадлежать себе и своему сознанию. К сожалению такое бесстрашие не является следствием познанного о себе и мире, а лишь ложным основанием необходимого.

Все мы знаем это чувство, когда что-то не так. Совсем не так. В некотором смысле сегодня люди уже привыкли к мысли, что выяснить, что именно не так на самом деле невозможно. Что это именно чувство, само по себе, как самоощущение, словно побуждающее тебя то ли к абстрактному поиску, то ли к осознанию его бессмысленности. В такие дни ты идешь по улице и понимаешь, что то, что мешает тебе больше всего - даже не определимо. И поиск способов это преодолеть начинает напоминать перебор вариантов того, чем можно заполнить образовавшуюся пустоту внутри. Его бесплодность часто очень быстро сознается, а попытка объяснить становиться признаком плохого тона. Мы в бессилии существуем в этом чувстве, пока нас что-то не отвлечет. А в некоторых тяжелейших случаях и это не помогает. Мы просто осознаем свое существование, ощущаем неудобное протекание времени сквозь нас самих. Тяжелое. Порой невыносимое.

В детстве я часто болел. Терпеть болезнь не всегда было в моих силах. Ты лежишь в кровати и терпишь, день, два. А температура только растет, тебе становиться хуже. И вот терпение лопается и ты словно бы сдаешься… Отпускаешь, начинаешь умалять про себя, хватит… Ну и что? Ты все равно болеешь дальше. Время все равно идет, а тебе все равно плохо. Никого не интересует, что ты сдался. Тебе будет так же плохо. А может еще хуже, кто его знает. И ты будешь терпеть.

Тереза терпит. Томаш терпит. Франц терпит. Каренин спит. Чтобы они не делали, болезнь продолжается. У Томаша есть, как ему кажется реальное осознание. И он знает лечение, как ему кажется. Он грузит Терезу и Каренина в машину и уезжает. Тереза терпит. Томаш терпит. Каренин спит. Франц умирает. Ах бессмысленность смерти по кажущемуся важным поводу.

Лечение не помогло. Томаш грузит в машину Терезу и Каренина и возвращается.

Тереза терпит, Томаш терпит, но они больше не ищут решения. Каренин засыпает навсегда. Пора бы уже, вроде, старенький. Его конечно жалко, но такова жизнь.

Жизнь становиться спокойной и размеренной.

Сиюминутное не так и…

Томаш разбивается. Тереза разбивается. Ах, бессмысленность бессмысленной смерти.

Кундера не многое придумывает в своем романе. Все исторические события и чувства персонажей реальны, все случайные совпадения не случайны. Если и существуют области человеческого знания  о том, почему люди поступают так или и иначе, живут, принимают решения, мыслят и осознают, то это только психология и литература. Притом первой я не доверяю, и только вторая связывает это напрямую с обстоятельствами, давая возможность изучить это произвольно подробно и частно, а не в рамках теорий и формальных экспериментов. Исходя из этого можно запросто забить на интерпретацию всего этого автором или критиками. И вот что я скажу. Я все больше и больше начинаю верить, что весь мир страдает цингой, но просто не может поверить в то, что ему просто чего-то не хватает. Слишком уж человек умен и велик, чтобы не заметить чего именно. Мы не столь ничтожны, разве нет? Ну уж кто-нибудь бы смог объяснить чего именно, а раз никто - значит это метафора там, или аллегория - короче благородная творческая депрессия. Вот что меня навело на мысль о цинге - они возвращаются.

Они не просто возвращаются. Они сводят свою жизнь к самой утрированной форме возвращения. Они едут жить за город. Они возвращаются в Чехию, к природе, к земле, к покою загородной обстановке, к маленьким деревенским общинам, где через пару дней все становятся знакомыми. Это утрированное возвращение так успокаивает их, что даже позволяет Каренину спокойно испустить дух. Это, наверное, самая спокойная смерть в Кундеровских книгах. Они словно изо всех сил прижимаются к самым примитивным представлениям к покою и возвращению. А что такое возвращение?

Вот человек, живет много лет в пространстве и формирует тысячи зависимостей. Зависимости от вида из окна, привычного магазина, стола на кухне, где в определенном углу стоит пепельница, собаке, звуку поворачивающегося в замке ключа, скрипу паркета и по особенному затхлого воздуха. Людей что вокруг, людей к которым привык, слов, которые произносят на улице, привычной вере что ты знаешь что за этим или за этим поворотом улицы, пониманию что ничего интересного здесь не произойдет. Человек, с точки зрения природы - приспособленец. Мы изучаем мир в котором находимся и адаптируемся к нему. А что такое адаптация если не привычка? Но человек всего этого не видит. Ему некогда. Он верит что видит все и видит что-нибудь блестящее вдалеке. Хоп. Он уже там. И если блестящее оказалось блестящим говном…? Томаш не может вернуться в старую Чехию - ее больше нет. Тереза не может вернутся вместе с Томашем в старую Чехию - ее больше нет. Каренина никто не спросил. И они возвращаются так сильно как могут, во все смыслах в которых могут, где-то  в глубине чувствуя, что там есть лимоны, от которых напрямую зависят их организмы. Особенно Тереза, которая этого возвращения вообще с самого начала книги ждет. Потому что когда-то было привычно.

Мир к которому мы привыкли всегда рассыпается, а мы просто смотрим на его смерть. Мы просто наблюдаем смерть необходимого нам Каренина, всю нашу жизнь. А ведь у него были лимоны. А чтобы привыкать к новому…

 

Чтобы привыкнуть к новому нам нужно, чтобы нас ой как подмаслили. А иногда наоборот. Но это другая история. А чтобы не привыкнуть? Достаточно дать время оценить различия.

Невыносимая легкость бытия - это прекрасный термин. Он честный, а потому не принадлежит к одной интерпретации. Так что я бы сказал так, нам невыносима кажущаяся легкость, когда мы слепо не осознаем и не видим веса, который мы на себя постоянно накладываем. Нам должно быть легко. Вот что крутиться в голове в такие минуты. Должно же быть легко - что не так-то? Не должно - а ты слеп.



И еще, весь роман написан слишком правильно. Кажется что из уважения к хорошему вкусу Кундера избегает постановки вопроса, персонажи Кундеры избегают постановки вопроса. Я бы может быть это и понял, но, блин… я не знаю ни одного человека, за которым не числилось бы на моей памяти хотя бы намека на постановку этого вопроса. Ну нет у людей вкуса. И это достоверно. Хотя, кому нужен этот реализм?




Я давно читал Невыносимую Легкость, и честно говоря не очень ее люблю, чтобы перечитывать. Читайте лучше Бессмертие, вот это классная книжка.

 

P.S.

 

Вики говорит:

«Невыносимая лёгкость бытия» (чеш.Nesnesitelná lehkost bytí) — романМилана Кундеры, написанный в 1982 году и впервые опубликованный в 1984-м во Франции. Действие происходит в 1968 году в Праге.

Согласно Кундере, бытие полно невыносимой лёгкости, потому что каждый из нас живёт всего один раз: «Einmal ist Keinmal» (нем.единожды — все равно что никогда, то есть «то, что произошло однажды, могло совсем не происходить», «один раз не считается»). Значит, каждая жизнь несёт в себе таинственную случайность, каждое наше действие не может полностью предопределить наше будущее. Любой выбор не отягощён последствиями, а потому не важен.

 

Но это похоже на гнилую отмазу. Я вроде сначала понял о чем этот чувственный бред, но потом подумал, ну было бы их две, этих жизней. Ну три… Сколько там надо, чтоб наконец она обрела смысл? А если переборщить смысл случаем не раствориться совсем?

 

А потом стал думать, разве единственное что мы знаем о последствиях наших действий - это не то что мы наблюдаем? И как то что мы наблюдаем может быть для нас бессмысленным, если вся жизнь - это по большей части наблюдение? Нет, правда… Гнилые отмазы. Может просто кто-то слишком много хочет от жизни?

 

Комментарии

No post has been created yet.