Пример

Prev Next
.
.

  • Главная
    Главная Страница отображения всех блогов сайта
  • Категории
    Категории Страница отображения списка категорий системы блогов сайта.
  • Теги
    Теги Отображает список тегов, которые были использованы в блоге
  • Блоггеры
    Блоггеры Список лучших блоггеров сайта.
  • Авторизация
    Войти Login form

Олег. 3 в 1

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
  • Размер шрифта: Больше Меньше
  • Просмотров: 1521
  • Подписаться на обновления поста
  • Печатать

Девять вечера. Солнце. Володя Пухов, Гена Борычев, Валерик Яблонский и он.

«Чего ты нам в глаза Ричардом Бёртоном тычешь? Меня один парень в больнице, когда я с переломом валялся, на молоке учил, как без передыха бутылку прикончить. Фокус в том, чтобы на корень языка…»

«Да знаю!…»

«Знаешь – зачем байку про Бёртона пересказываешь?»

«Ага! Мы бы лучше про Лиз послушали. Какие она кунштюки умеет…» 

Олег смотрит на проход к заводским воротам. Проход наискосок от него, поэтому и на проход, а не в проход. Проход зажат между оградой сквера и стеной. За воротами, в дальней глубине садится солнце. Здесь, на тротуаре, где они стоят, свет срезает вершины домов, и небо хрупко-голубое, хочется назвать его стратосферным. А там, в глуби, уже ничего от дня: только сгусток, только капля меди под линзой, почти правильно круглое, и тень, и пожарные отблески на ограде сквера.

Оттуда, из тени и огня, она шла к нему, она – утешение, она – вечер. Богиня, слеза, ладонь, небо понимания. Она – тепло вечера, милосердная радость. Она – закат, она – руки, доброта и сумерки, целое. Из не остывающего покоя, чтобы всегда идти навстречу и не прийти, как луч, разбитый о прутья ограды.

Они шагали теперь, все бодрее, в еще не закрывшийся магазин, купить пол-литру, чтобы Гена «отыгрался за Союз» перед Бёртоном. Генка был повыше Олега, и как гуттаперчевый – мог вращать суставами рук и потешно танцевать, точно пропускал зигзагом между ногами кошку. Лицо костистое, бледное, а про свои глаза говорил, что они цвета маминой шинели, потому что мама донашивала вместе его и шинель. Олег любил его. После «диплома» Генка пропал с горизонта, потом объявился, потом пропал снова, взаправду. На середине Генка сломался – кадык будто скакнул. Он выплюнул, потекло по подбородку, сгорбился, стал утираться жалко и кисло, но быстро вскинулся и: 

<p«Ну?! Где моя Лиз?!»

«Осилил бы пол-литра, было бы тебе пол-Лиз, - ухмыльнулся Валерик, - А так четвертушка полагается»

<p«О, четвертушка Тэйлор – это ж как раз Ларисочка!» - Володька чуть не в визг ушел, и Генка сначала замолчал сгорбленный, с рукой у губ, а через секунду все услышали его смех-иканье, потому что однажды, пьяный, он вдруг упал, словно чтобы отжаться, и поцеловал асфальт там, где только что ступила Лариса Рыбак.

Их было две девчонки на курсе: Лариса Рыбак и Таня Шендяпина.

<...>

Рая села на борт фонтана. Олег встал рядом и вдруг увидел: не могло тогда этого быть – того, что он вспомнил. Потому что Ричард Бёртон с Элизабет Тэйлор приезжали в Москву на кинофестиваль в 73-м, а ворота завода были, конечно, раньше. Осенью 73-го Таня – раз поженились они в 72-м – впервые заболела, потому и запомнил наверняка. Значит, не мог Валерик пересказывать со слов двоюродного брата, студента ВГИКа, сплетню, ходившую в их киношном кругу после фестиваля, о том, как Бёртон на спор единым глотком, не останавливаясь, прикончил бутылку «Столичной». А ворота завода были, конечно, до Тани, но чего ради вкрались они в историю с Генкиным унижением? И где, когда оно было? На их с Таней годовщине. Генка между провалом в несколько лет и концом. Тогда, у них дома, Валерик пересказал про Бёртона, и Генка, придя уже чуть «разогретым», начал цепляться, и в итоге Володькино о Ларисе. Которой ведь не было на годовщине, потому что ее муж только что получил направление куда-то в Среднюю Азию. И Таня, Таня зачем-то принесла Генке полотенце из ванной, и он приложил его к лицу.

Комментарии

No post has been created yet.