Пример

Prev Next
.
.

  • Главная
    Главная Страница отображения всех блогов сайта
  • Категории
    Категории Страница отображения списка категорий системы блогов сайта.
  • Теги
    Теги Отображает список тегов, которые были использованы в блоге
  • Блоггеры
    Блоггеры Список лучших блоггеров сайта.
  • Авторизация
    Войти Login form


У меня было такое же пальто…

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
  • Размер шрифта: Больше Меньше
  • Просмотров: 2063
  • Подписаться на обновления поста
  • Печатать

 b2ap3_thumbnail_518073.jpg

кадр из фильма "Журналист".

Рецензия, запоздавшая на сорок восемь лет

1967 год. В районном Доме культуры объявлен фильм «Журналист», мы, сотрудники районной газеты пошли на него всей редакцией. Этакий совместный «культпоход».
«Пресса пришла!» -- перешептывались зрители, поглядывая на газетных «зубров».
Мне, начинающему фотокорреспонденту, было лестно сидеть рядом с известными в здешних кругах людьми. У некоторых пишущих товарищей были красные носы – перед фильмом местные «писарчуки» приняли по сто пятьдесят, а может и чуть более граммов. В то время слово «журналист» в провинции еще не было в ходу, мы говорили о себе просто, но с гордостью – «газетчики»!

Фильм «Журналист» -- заранее объявленный шедевр, в центральных газетах прошло множество хвалебных рецензий, до нашей глубинки фильм добрел лишь осенью.

Районные газетчики надеялись увидеть конкретную работу столичного работу журналиста, а им показали банальную любовную историю в духе итальянского неореализма, модного в то время, как были модны болоньевые плащи, мелькающие на экране и шуршащие в полутемном кинозале.
По сюжету фильма, московский журналист, приехавший в провинцию по делам, пытается соблазнить скромную девушку, затем возвращается в столицу. На какое-то время он забывает об этой командировке. На этом можно было бы ставить точку, но была еще и вторая растянутая серия – о поездке журналиста Алябьева за границу.
Наутро следующего дня в редакции состоялось что-то вроде обсуждения фильма, все сошлись в едином мнении -- серость! скука! киношная богема! Где мысли, страсти, эмоции? Где неистовое сердце настоящего журналиста?
Хрущевская оттепель закончилась, художественные деятели в то время уже не знали, чего можно сказать зрителю с экрана, а чего нельзя. Даже известные советские режиссеры, «сливки» тогдашней элиты, не отваживаясь на создание фильмов социальной тематики.
Я надеялся увидеть на экране сердитых газетных начальников, вроде моих редактора и ответсека, но таковых в "Журналисте" не было. Осознавал ранним юношеским умом: редакции во всем мире примерно одинаковы – есть люди талантливые, пришедшие в ту или иную редакцию по призванию, но есть и такие, кто протирает здесь штаны или устроен на работу по блату.
И вот журналист Алябьев, главный персонаж фильма, вдруг очутился за границей. На Западе в то время давно уже нет "братьев по классу», но нет и явных врагов.
В фильме показан Париж, остров капиталистического рая. Советская делегация выглядит импозантно, она вписывается в капиталистический комфорт, диалоги ведутся ничем не примечательные. Альябьев и за границей остается таким же идеологически вялым и «мутным товарищем», как, впрочем, и его оттепельные наставники. В этой неопределенности, расплывчатости был запечатлен мнимый комфорт западной жизни, показанной нам, сельским жителям 67-го, не снимавших резиновых сапог до Нового года. В то время в нашем райцентре еще не было ни клочка асфальта.
Впрочем, советские кинозрители, могли гордится тем, что наши люди, очутившись за рубежом, выглядят вполне достойно, и также могут сидеть за чашкой кофе с глубокомысленным выражением лица и вальяжно развалившись в кресле.
Образ Алябьева символизирует собой начало застоя. Общественный творческий порыв в эпоху Алябьевых закончился. В этом скрытая трагедия лирического героя 60-х.
Мы видим на экране западный провинциализм, не идущий ни в какое сравнение с величественной Москвой. Глушь Запада, где Париж воспринимается как симпатичная провинция пусть даже и с популярной певицей Мирей Матье, выступающей перед советскими гостями.
Мнение вчерашнего школьника в редакции не учитывалось, но про себя я думал: чем-то фильм меня все-таки задел! Наверное, непривычным для советского зрителя индивидуализмом, живым и добрым эгоизмом Алябьева. И пальто у меня было точно такое же, как у главного героя фильма «Журналист», и прическа – один к одному, и сам я был немного похож на актера Васильева.
Кончались «оттепельные» 60-е, на смену «лирикам» и «физикам» приходили серые герои, тихие профессионалы, не затрагивающие горячих социальных тем. Гораздо проще критиковать советских мещан времен угасающего социализма.
Возвращение Алябьева в уральский городок к девушке Шуре – киношный «рояль», с треском вытащенный из кустов. В кино подобные «рояли» просто необходимы, без них фильмы не имели бы завершения. У Алябьева экранного, как у человека, стремящего к истинной жизни, нет другого выхода, кроме как остаться в провинциальном городке, хотя всем понятно, что он здесь не нужен, в силу привычки и склада характера он, после Москвы и Парижа, не сможет жить в глухой провинции. А возьмет ли Алябьев Шуру с собой в Москву – большой вопрос.
Таков был на мой тогдашний взгляд на фильм про журналиста. Я был гораздо моложе Алябьева, мне в ту пору было семнадцать с половиной лет! А то, что я работал фотокорреспондентом в сельской газете, а не в столичной, меня нисколько не огорчало.

 

 

Комментарии

No post has been created yet.