Пример

Prev Next
.
.

Блог Андрея Резцова
Обо всём сразу
О ней

  • Главная
    Главная Страница отображения всех блогов сайта
  • Категории
    Категории Страница отображения списка категорий системы блогов сайта.
  • Теги
    Теги Отображает список тегов, которые были использованы в блоге
  • Блоггеры
    Блоггеры Список лучших блоггеров сайта.
  • Авторизация
    Войти Login form

Ваш Эквадор пьян!

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
  • Размер шрифта: Больше Меньше
  • Просмотров: 81
  • Подписаться на обновления поста
  • Печатать

Ваш Эквадор пьян!

Такое сообщение прозвучало из трубки телефона, когда её поднял Ринат Барабуллин. На другом конце ещё что-то говорили, но Ринат уже всё понял.

Пару лет назад на день рождения Барабуллина друзья подарили ему карликового малайзийского жирафа. В доме Рината зверёк успел только получить имя - Эквадор - и прожил там до шестого или седьмого съедания занавесок на кухне. Нравятся они - занавески - жирафу на вкус. Зина намекнула Ринату, что с такими вкусовыми пристрастиями Эквадор скоро примется за её платья и галстуки самого Барабуллина. Пришлось отдать экзотическую скотинку в зоопарк города Чашки Свердловской области. И навещать его там. Самое сложное было убедить администрацию зверинца, что Ринат знает географию и не считает, что Малайзия и Эквадор расположены рядом или ещё ближе. Ну нравится Барабуллину мечтать об Эквадоре! 

И вот этот тревожный телефонный звонок ранним октябрьским утром.

  

Здесь следует заметить, что существует два известных науке вида Малайзийских Жирафов: Карликовый (о котором Ринат так беспокоится) и Карликов (назван в честь российского учёного-математика  с именем Карликов. Я лично знаком с ним, чем и горд.)

 

Профессор Эрнандес Халилович Карликов - человек интересной судьбы. Его мама - дитя Испании, приехавшая в Советский Союз в конце Испанской Гражданской войны 30-х годов, его папа - родом из татарской интеллигенции. Одно время Эрнандес жил и работал в Куала-Лумпурском университете. В один из тёплых влажных вечеров Куала-Лумпурщины, как раз по завершении очередной лекции (о континуальной альфа-конвертации бета-цикличной Рамуальдовской алгебраичности в конвергентность Авербаховой плотности) наш русский профессор вышел на крыльцо университета. Свежий вечерний воздух слегка разогнал хмарь и духоту Куала-Лумпура. Были чётко слышны удары молоточков, которыми местные гурманы раскалывали панцири крабов - традиционный ужин малайзийского населения. Где-то далеко взлетел и пошёл в направлении на Европу пассажирский Боинг. Тут вдруг на Карликова с банановой пальмы свалился небольшой, но юркий зверёк, похожий на жирафа, но поменьше ростом. Математик не растрялся и сгрёб "ночное чудовище" в крепкие объятия (мы не знаем, были ли их объятия континуальными, и в какой мере соответствующая альфа-конвертации бета-цикличной Рамуальдовской алгебраичности перетекала в конвергентность Авербаховой плотности). Утром временный сплав человека и зверя был разжат коллегами по университету. Зверёк всё ещё напоминал жирафа, набросился на еду и слегка попискивал. Никто не возражал, когда радостный ректор университета предложил назвать ночного гостя в честь профессора Карликова.

 

Куала-Лумпур (малайск. Wilayah Persekutuan Kuala Lumpur (Куала-Лумпур в переводе: «грязное устье»)) — столица Малайзии, расположена на полуострове Западная Малайзия (Малакка). В городе проживают малайцы, китайцы, тамилы, малаяли, телугу, бенгальцы, джакуны, ибаны, сенои... В стране ещё тысячи островов.

 

Так вот, Ринату подарили другого жирафа - карликового малайзийского жирафа, известного науке более ста лет и не имеющего никакого отношения к Эрнандесу Халиловичу Карликову и его континуальной альфа-конвертации бета-цикличной Рамуальдовской алгебраичности в конвергентность Авербаховой плотности. Этот зверёк не прыгает с банановых пальм, а тихо и покойно пасётся на склонах малайзийских холмов, тех небольших островов Малайзии, что расположены вдалеке от полуострова Западная Малайзия (Малакка) и столицы страны Куала-Лумпур.

 

Сначала Эквадор (так, как вы знаете, назвали жирафа) отказывался есть варёную колбасу и стричься под полубокс. Постепенно он перешёл с сервелата по семьсот рублей за килограмм на нормальную русскую еду: гречку и пшёнку. Он полюбил нарезные батоны и нарезать круги “на раёне”. Он вступил в тысячу групп на Одноклассниках и ловко лепил политические фотожабы на все темы дня. Девушки из деревень полюбили его шутки, женщины из рабочих посёлков - его фотографии в обнимку с улыбающимся диким оленем, тётки из местных администраций - его с шиком закрученные усы. Всему пришёл конец в зоопарке, где интернета не было и не будет.

 

Когда Ринат вошёл в вольер Эквадора, тот сидел на раскладушке в одних трусах. Волосы мокрые и взъерошенные, но взгляд потухший и даже тусклый. Увидев Барабуллина он улыбнулся и запел:

 

Увы, я не надену фрак.

И жизнь пройду в одном исподнем.

Я подарю Вам Доширак,

Но не простой, а новогодний.

 

Я прохожу сквозь мглу и мрак.

Любой гобой был мне подобный.

Я покажу Вам делать как

Пиджак просторный и удобный.

 

Из внутреннего тайного кармана своего просторного и удобного пиджака Ринат достал электрическую соковыжималку, включил её в сеть и начал аккомпанировать эквадорскому пению. Жираф встал, встряхнулся и запел громче:

  

К тебе бездарно был прижат

И пережат, как вена, чтобы

Не смог я скрепы или скобы

Менять на юных медвежат.

  

Зоопарк затих, все (и звери и люди) слушали волшебную музыку. Директор зверинца - бывший кэгэбэшник и генерал - прослезился было, сидя в своём кабинете, полез в холодильник-бар за своей любимой водкой Барабуллинка - Гидравлический Удар. Но вдруг передумал, бросил пить и уехал в степные районы России.  Главный жирафовед-жирафолог - женщина неимоверной тяги к прекрасному - потянулась к прекрасному и тоже уехала в степные районы России. Билетёрша тётя Клава, считающая себя прямым потомком дореволюционных владельцев зоопарка, воздержалась от поездки в степные районы России, но серьёзно об этом размышляла.

 

Главным итогом жирафного пения стал не только шквал аплодисментов, но и настойчивое желание Эквадора продолжить обучение по классу вокала. Он пообещал Зине не есть больше кухонных занавесок. А Рината карликовых малайзийский жираф убедил, что собирается также получить и диплом гидравлика. Благо чашкинский Университет Гидравлики под боком, рядом, пешком можно дойти. Иметь же добротную инженерную специальность в дополнение к диплому певца совсем не плохо. В тот же вечер Эквадора перевезли в дом Барабуллиных. Зоопарк без директора и жирафоведа-жирафолога не казался удачным местом жительства для студента.

 

Жираф стал широко известен мировой публике после короткого, но ёмкого выступления в качестве разогревающего. Без него "Концерт Майи Берлинской в Берлинской квартире композитора Милана Немецкого" наверняка тоже бы состоялся. Но соседи бы не вызвали полицию, пожарных и телевидение. Сама Майя Берлинская так и не успела в тот вечер ничего спеть. Композитор Милан Немецкий успел спросить "Что за?" Публика подваливала с соседних улиц и далее со всего города. Их подваливание длилось более тёх суток. Приезжали любители-ценители пения из Мюнхена. Жизнь Берлина и пол-Германии была парализована. Но никто не роптал. Разве лишь те, кто "педгрёб" к месту действия тогда, когда оно уже закончилось.

  

Следующий заметный успех жирафу принесло его участие в опере "Ля Котлетто Сыроватто", где наша длинношеяя зверюшка спела партию Графа.

 

 

- - -

 

 

Опера композитора Порчини "Ля Котлетто Сыроватто"

 

Либретто Клаудио Квадратти-Бискотти

 

Действие первое и самое главное.

 

Граф Витато Фумаре грустно стоит на стене своего замка, смотрит в сторону Доломитов, откуда прибывают и прибывают враги. Они скоро полностью окружат крепость графа Фумаре. И ему останется либо сдаться либо голодать. Ни то, ни другое не вызывает у Витато радости. Он поёт свою арию о еде (одну из своих многочисленных арий о еде).

 

Граф Витато Фумаре (тенор):

 

Я скоро не смогу наесться.

Мой холодильник будет пуст.

Пойду припрячу банку песто

И базилика пышный куст.

 

Вбегает служанка Клотильда Фуззини (колоратурное сопрано):

 

Халва закончилась! Халва!

ТирамисУ и нет в помине.

И потеряла я в камине

Картофелину...  Я дрова

 

Все перерыла... Нету клубня...

Граф, расстреляй своих пажей!

Они отъели у спаржЕй

Все кончики... А самый умный

 

Съел корм секретных боевых ежей!

 

Граф хватается за голову. Затем хватается за бюст Клотильды. После этого хватается за карман брюк. Кошелёк пропал. Может его позаимствовала Фуззини?

 

Граф (лирический баритон):

 

Я голоден тобой, моя Клотильда!

Твой стан напоминает шпик.

К обеду я, увы, не выйду.

А без обеда не привык...

 

Вступает хор:

 

А без обеда не привык...

Он без обеда не привык!

Нам всем от ёжиков кирдык!

 

Клотильда убегает с самым умным пажом. В город входят вражеские войска. Граф пытается сделать себе... нет, не харакири... нет, не сэппуку... Он пытается сделать себе бутерброд, но совершенно забыл, что же это такое.

 

Рассвирепевшие секретные боевые ежи вырываются на свободу прямо в зал оперного театра. Гаснет свет. Слышно лишь сосредоточенное чавканье и посвистывание ежей.

 

 

- - -  

 

 

Эквадор пел не попсу, а арии и романсы. Один из них полгода провисел и прозвучал на верхней строчке радио Шансон:

  

Ты позабудь мои слова,

Что я шептал той длинной ночью.

Моя кружилась голова -

Дом был, похоже, шлакоблочный.

  

Я приходил пилить дрова

Пилою новою и прочной.

Но закружилась голова,

Диван был мягкий и восточный.

 

Да! Ты права! Ты вся права:

Я - чей-то сын, ты - чья-то дочка.

Ты позабудь мои слова,

Что я шептал той длинной ночью.

  

Была истоптана трава

Занятьем нашим непорочным

Ты подавала мне дрова,

А я шептал: "Найди короче!"

  

  

Любителям прослушивания по радио классической музыки Эквадор запомнился исполнением бессмертной арии Штумберга из оперы композитора Штумберга под названием "Штумберг":

 

Твой профиль мне приснился,

Словно не видал я профилЕй,

Словно не едал я трюфелЕй,

Словно не держал я надфилЕй

В руке израненной моей,

Словно не варил я пельменЕй.

Вот он и приснился...

  

  

Карликовый Малайзийский Жираф экспериментировал и с формой и с настроем музыкальных произведений:

 

Светлый дом мой похож на трапецию,

Красота не даёт мне уснуть.

Приходи почитай-ка мне Герцена

И Белинского взять не забудь.

 

Буду плакать над строчкой от сердца я

И просить "Обьясни-ка мне суть".

Не махровым утрусь полотенцем я,

А льняным, что с утра принесут.

 

 

Normal 0 false false false EN-AU JA X-NONE

Ринат уже всё понял.

Комментарии

No post has been created yet.