Пример

Prev Next
.
.

Игорь Фунт

  • Главная
    Главная Страница отображения всех блогов сайта
  • Категории
    Категории Страница отображения списка категорий системы блогов сайта.
  • Теги
    Теги Отображает список тегов, которые были использованы в блоге
  • Блоггеры
    Блоггеры Список лучших блоггеров сайта.
  • Авторизация
    Войти Login form

Земля Санникова

Добавлено : Дата: в разделе: жизнь как приключенческий роман
  • Размер шрифта: Больше Меньше
  • Просмотров: 52
  • Подписаться на обновления поста
  • Печатать

16 ноября 1874 года родился военно-политический деятель, учёный-океанограф, полярный исследователь, Верховный правитель Белого движения А.В. Колчак.

Без данного похода не было бы Колчака, во всяком случае такого, каким он вошёл в историю…

Именно после этого трагического путешествия Александр Васильевич приобрёл постоянные страшные ревматические боли суставов, связанные с длительным нахождением в холодной среде, ледяной воде etc. Всю жизнь тщетно борясь с недугом, — стараясь забыть, отвлечься. Но кстати, — что ярко говорит о его характере, — однажды провалившись сквозь трещину в море, он жалел не об обширном обморожении, а о потере единственного имеющегося в упряжке анероида — для измерения высоты ледников.

«В упряжке Толля в качестве передовых вожаков были его любимая собака Туркан и любимая собака Колчака Печать. Турканом якуты называют птицу гагу. Самец гаги имеет брачный наряд, напоминающий чёрный плащ с белым воротником на груди. Такое прекрасное оперение, сверкающий оранжевый бугорок на клюве, зелёные круглые, как яблоко, щёки — всё это представляет изумительное зрелище.

Собака Туркан и была названа в Усть-Янске именем этой птицы благодаря своей чёрной спине, белым шее и груди. Туркан принадлежал к числу сильнейших и красивейших ездовых усть-янских собак.

Другая собака — Печать — хорошо слушала команду и сильно тянула. Во второй паре были Соколка и Шахмат, в третьей — Ласка и Крошка. Нарты Колчака в первой паре тянули Серган и его тёзка Чёрный Серган, во второй паре — Туркан-второй и Собака. В третьей паре шли Леска и умная и крепкая собака Деничка». (Из книги В. Синюкова «Колчак».)

За Землёй Санникова гонялись и русские, и канадцы, и американцы…

Наверное, не сыскать в Петербурге свежеиспечённых морских офицеров, не мечтавших умчать на быстром барке в неведомую даль — на поиски легендарного материка-призрака! — загадочного, недоступного. К тому же вот уже почти 100 лет ускользающего от исследователей.

Однажды, — на одном из выпускных собраний Морского корпуса, — император Александр III, крайне благоволящий к изыскателям, то ли в шутку, то ли всерьёз обнадёжил смельчаков-первопроходцев: «Кто откроет эту землю-невидимку, тому и принадлежать будет. Дерзайте, мичмана́!»

И «мичмана́», став лейтенантами, дерзали… Лейтенанты Коломейцев и Матисен, лейтенант Колчак, лейтенант Брусилов, старший лейтенант Седов…

И вот, в звенящем сиренью мае 1900 года, на Неве у набережной Васильевского острова второй офицер лейтенант флота Александр Васильевич Колчак, гидролог и топограф, недавний выпускник вышеуказанного учебного корпуса, до сих пор не верящий в несбыточное счастье уйти в Арктику, пришвартовал пахнущую свежей краской — новенькую «как с иголочки» — шхуну «Заря». Полностью переделанную для трудного путешествия. (Без ледовых подкреплений, деревянную, немагнитную, что очень влияет на ориентирование, — авт.)

С Русской полярной экспедицией на борту — под патронажем известнейшего геолога — барона Э. Толля. Под непосредственным командованием лейтенанта флота Российского — Николая Коломейцева.

Личный состав утверждён Президентом императорской академии наук Великим князем Константином Константиновичем. Благословлён Высоким посещением шхуны Венценосным Вождём Государства Российского императором Николаем II.

Доходило до смешного…

Преподаватель физики, кандидат наук Фридрих Зееберг — астроном и магнитолог — попросил Великого князя взять его хотя бы кочегаром, если на корабль нет другой вакансии! Учитывая рекомендации директора Пулковской обсерватории академика Баклунда и проф. Юрьевского университета Левицкого, Зееберга включили в научную группу.

[Математик Ф. Г. Зееберг вместе с доблестными спутниками — бароном Э. Толлем, якутами Н. Протодьяконовым по прозвищу Омук и В. Гороховым по прозвищу Чичак — погиб во время поисков Земли Санникова в 1902 г. О чём уведомляет мемориальная доска от Академия наук СССР на станции о-ва Котельный. С подписью при установке: «Якутская АССР. Лето, 1928 г.»]

— Если я когда-нибудь открою остров, назову его вашим именем, — расставаясь, прошептал Колчак на ушко своей невесте Софье.

С которой его познакомил неуёмный отец Василий Иванович. Высмотревший и «вычисливший» её по земляческим каналам. Невзирая на Сашино сопротивление.

Омирова — статная, утончённо-красивая, не в меру серьёзная девушка, дочь покойного предводителя каменец-подольской Казённой палаты.

Круглая сирота, она зарабатывала на жизнь домашней учительницей. Вела себя уверенно и наравне — живо, эмоционально. Относясь с элегантным юмором и неприкрытым интересом к неведомому и опасному миру морских скитаний.

 

И много лет прошло

Томительных и скучных.

И вот в тиши ночной

Твой голос слышу вновь.

И веет, как тогда,

Во вздохах этих звучных,

Что ты одна — вся жизнь,

Что ты одна — любовь…

 

Этим фетовским строкам, переложенным на музыку романса, Колчак внимал в минуты отдыха на «Заре». По невиданной доселе европейской новинке — фонографу, — привезённому на корабль Толлем из родного Ревеля.

Замуровавшись в тесной каютке, — за крохотным откидным столиком и с листком почтовой бумаги, — он быстро, не выбирая слов, писал Софье: «Прошло два месяца, как я уехал от Вас, моя бесконечно дорогая, и так жива передо мной вся картина нашей встречи. Так мучительно и больно, как будто это было вчера, на душе…»

Прошёл год...

Шхуна стоит на зимовке в Таймырской губе.

Один из выступов суши на п-ве Таймыр уже назван Толлем именем А. Колчака. В благодарность за его беспримерное научное подвижничество.

Позади — первый этап по обустройству партии в устье Лены. В следующую зимовку 1902-го предполагалась высадка десанта на о-ве Котельный и далее — собственно закрепление на Земле Санникова. Пока туда не высадились скандинавы либо посланники новоизбранного (1901) Президента США республиканца Теодора Рузвельта по прозвищу «разрушитель трестов». Тем более предыдущий, — застреленный «бешеным» анархистом президент Мак-Кинли, — нацелил внешнюю политику US сугубо на Восток и на Север: оккупация, аннексия, протекционизм.

Есть одна причина, о которой широкой публике не сообщали.

Ещё американский полярный исследователь Дж. Делонг обнаружил на острове Беннетта бурый уголь.

Барон Толль, в свою очередь, считал, что третичные угленосные пласты о-ва Новая Сибирь простираются до Беннетта и дальше — вплоть до гипотетической Земли Санникова. Этот фактор очень важен с геостратегической точки зрения: суда, идущие из Архангельска во Владивосток Северным морским путём, могли бы пополнять запасы угля в середине долгого пути. А военные корабли получали бы возможность огибать Чукотку и достигать Владивостокского порта не вокруг Африки, а кратчайшим и практически внутренним российским путём.

У американцев тоже имелись планы и на уголь, и на морской путь…

*

Отвлёкшись добавим, что провидческий смысл той экспедиции стал ясен не менее чем через 100 лет.

То была кампания стратегической важности! Она проводилась скорее в интересах Военно-морского флота, нежели в интересах Академии наук.

Да, учёные искали Землю Санникова. Но искали также и залежи каменного угля, для того чтобы кораблям, переходящим с запада на Восток, из Мурманска и Архангельска на Камчатку и во Владивосток, было чем заправлять свои бункеры на полдороге.

Правда, к тому времени, когда такие походы стали проводиться, транспорту уже не требовался уголь, — а жидкое топливо соляр.

Но — гидрограф Колчак и его сотоварищи — весьма основательно проштудировали арктический покров: движение льдов, толщину, природу образования, плотность. Изучали столь скрупулёзно, будто наперёд знали, что именно ледяной панцирь Северного океана станет последним щитом России. Потому что крайний рубеж обороны, прибежище подводных ракетодромов, атомных крейсеров с баллистическими ракетами в шахтах — мощные паковые льды. Под которыми сверхсложная и сверхсекретная техника сохраняет неуязвимость.

Сквозь толщу паковых льдов — ледяной щит России! — не проникают поисковые электронно-лазерные системы обнаружения. Не проложены кабели для донных гидрофонов. На том виртуальном щите, обильно политом русской кровью, огромными буквами выгравированы фамилии полярников, пришедших сюда на «Заре» в 1901 году.

А на открытых и описанных в увертюре XX в. Яковом Санниковым (внуком того Санникова) о-вах Столбовом и Фаддеевском стоят станции навигации ГЛОНАСС и GPS.

*

Колчак с Толлем и двумя каюрами в это время совершают множественные санные поездки — уточняют карты, проводят топографические съёмки. Наносят высоты, делают географические привязки.

Выйдя в конце апреля 1901 в один из санных походов, они вскоре поняли, что не рассчитали полностью силы. И продуктовые запасы к тому же.

Отправив каюров с одними нартами обратно на «Зарю», двинули дальше, к мысу Инклинаторный. («Инклинатор» — прибор, служащий для измерения величины наклонения силы земного магнетизма, — авт.) Колчаку хотелось достигнуть самой северной точки Сибири — мыса Челюскин. Оттуда уже вернуться на зимовку.

Провизии не хватало — собаки постепенно оголодали. Оттого приходилось чрезвычайно экономить.

Ночью усть-янские ездовые, пусть и необычайно по натуре крепкие, вовсе отказывались двигаться дальше, особенно если предстоял подъём в гору: «Леска в пути поедала помёт передовых собак; вероятно, вчера во время кормёжки соседние собаки похитили у неё рыбу, и дело обошлось без драки благодаря её добродушию. Весь день она ухаживала за Крошкой, у которой было укушено ухо, и заботливо зализывала её рану», — отмечал Толль в журналах.

Колчак с Толлем впрягались в нарты, подбадривая поникших с голодухи животных, плетущихся вдогон, спотыкаясь и скуля.

К концу мая дневной километраж упал до 12 км — при необходимости 20 и более. (Вообще же, хорошая упряжка с двумя седоками преодолевает до 250 км в сутки, — авт.) Измученные животные валились с ног, превращая упряжь в «живую глыбу». Мучила дикая усталость тридцатидневного пути.

Часто поднимался жесточайший ветер, превращающийся в ураган. Супротив шквальной жгучей мороси собаки просто не в состоянии были устоять, невмочь продвинуться ни на сантиметр. Падая навзничь.

Шторм бушевал до июня. Прошла ещё неделя тяжелейшего пути. Июнь принёс небольшое успокоение.

По утрам вместе с палаткой и нартами откапывали собак, вмёрзших в лёд. Лайку и Крошку пришлось убить, — что, несомненно, облегчило их участь: идти они уже не могли, тем более тащить. По подсчётам, до «Зари» надо было одолеть километров двести. Псов делили надвое — одни тянули нарты, другие влачились рядом.

«Сегодня съели последний сухарь, — пишет Толль в дневнике, — осталось немного крошек, которые бережём в качестве приправы к супу… Мы оба обессилели, питаясь в штормовом лагере одной четвертью рациона. Чувствую себя особенно плохо — болит голова и наступила апатия, а также потерял голос. Гидрограф Колчак бодрее и сохранил достаточно энергии, чтобы дойти сюда, в то время как я готов был сделать привал в любом месте».

В конце концов собаки начали гибнуть одна за другой.

Полярники впрягались в лямки и волокли упряжку до потери сил, еле переступая, — нестерпимо болели руки, ноги, всё тело. Уверенность, что они доберутся до шхуны, таяла с каждым часом. Шанс повстречать оленя или медведя для пропитания — один к тысяче. Надежда — на закладку примерно в сорока километрах от барка.

Но увы, в кромешном тумане достигнув мыса Миддендоф и направляясь по знакомой уже дороге к Таймырскому проливу, они прошли мимо! — не заметив сигнальных шестов с оленьим черепом на рогатине.

Решили не возвращаться. Оставалось километров десять. Они совсем ничего не ели уже несколько суток. Вместо еды — для подкрепления сил… — курили трубку с крепким поморским табаком.

Затягиваясь чудом сохранившимся куревом, Александр Васильевич каждый раз думал, — мысленно прощаясь с семьёй, невестой, — дескать, не последняя ли это затяжка в его короткой путешественнической жизни?.. Пока на горизонте не появились мачты шхуны.

В отчёте по поводу обследования западной части п-ова Таймыр Толль резюмировал:

«Наша экспедиция продолжалась всего 41 день, из которых 9 пошли на стоянки во время сильной пурги, а 4 — на безуспешную работу по раскопкам депо. В течение остальных 28 дней мы совершили около 500 вёрст».

Вкратце же основные этапы можно обрисовать следующим образом.

Ушли в 1900 г. и пробыли на Севере до 1902 г.

Две зимовки провели на Таймыре и на о-ве Котельном, — в исследованиях Новосибирских островов.

На третий год барон Толль, понимая, что не удаётся пробраться дальше на север, предпринял ещё одну экспедицию. У него были собственные предположения о неизведанном материке.

Кораблём дошли только лишь до Земли Беннета. После чего неутомимый Толль ушёл пешим. Приказав оставшимся обследовать Землю Беннета и возвращаться через устье Лены домой. Завезти в Петроград документы, все добытые коллекции — и, не медля! — за ним.

Толль рассчитывал автономно вернуться с земли Санникова на Новосибирские о-ва — к законсервированным продовольственным складам.

Барон Толль со товарищи, не найдя нового материка, погиб при переходе на большую землю с Земли Беннета.

В январе 1903 академик Ф. Шмидт отбивает архангельскому губернатору телеграмму:

«Прошу Ваше превосходительство приказать безотлагательно мезенскому исправнику выбрать для Русской полярной экспедиции восемь человек самых опытных мезенских поморов, предпочтительно из участников Шпицбергенской экспедиции, в том числе одного хорошего шлюпочного мастера, и подготовить две отборные лодки для зимних промыслов. Для заключения условий с людьми и осмотра лодок прибудет около 20 января лейтенант Колчак».

Так началась Спасательная экспедиция под руководством А. Колчака. Наполненная трагизмом — в плане борьбы за жизнь. И яркими победами — в плане научных открытий.

Колчак нашёл останки экспедиции Толля. Нашёл собранные им коллекции геологических образцов, документы и журнальные архивы. К сожалению, не сыскав подтверждения существования пресловутой Земли Санникова. Завещав её дальнейшие поиски потомкам.

«8 февраля 1904 г. я приехал в Якутск, — отчитывается по итогу Колчак перед Академией наук, — и на другой день уже получились тревожные известия с Дальнего Востока. 10 февраля получено известие об объявлении войны. И я, испросив разрешение Великого князя Константина Константиновича отправиться на эскадру Тихого океана, сдал окончание дел экспедиции в Якутске. Куда и прибыл со своей командой 11 марта. 15 марта я отправил под командой Железнякова четырёх поморов в С.-Петербург, а сам остался с боцманом Бегичевым, пожелавшим также ехать со мной в Порт-Артур. 22 марта я и Бегичев уезжаем в Порт-Артур».

То был финал Спасательной экспедиция Александра Колчака. Финал поисков Земли Санникова.

В 1913 году экспедиция Б. А. Вилькицкого (в 1919 — в звании контр-адмирала — возглавившего белогвардейскую продовольственную Карскую экспедицию, организованную Колчаком) открыла исполинский архипелаг, не нанесённый на карту Арктики. Побольше того, что ожидал увидеть якутский зверопромышленник Яков Санников в 1810 г.

Вилькицкий назвал архипелаг землёй Императора Николая II. Большевики — Северной Землёй. На 42 000 квадратных километров приросла тогда Россия.

Это оказалось последним великим, величайшим географическим открытием на планете! Земля Санникова же навсегда осталась прекрасной неисполнимой утопией…

Литература:

1. Синюков В.В. Колчак. «Учёный и патриот». М., Наука, 2009.

2. Будберг А.П. «Дневник белогвардейца». Л., 1929.

3. Черкашин Н.А. «Белая карта». М., 2010.

4. Смолин А.В. «Два адмирала». Спб., 2012.

5. Плотников И.Ф. «Колчак: исследователь, адмирал, Верховный правитель». М.: Центрполиграф, 2003.

Привязка к тегам притча

Комментарии

Пробуждение
Фильм «Весна, лето, осень, зима и снова весна» (2003), пожалуй, самое светлое произведение южнокорейского режиссёра Кима Ки Дука, в котором он рассказывает буддийскую притчу об этапах становления чело...