Пример

Prev Next
.
.

  • Главная
    Главная Страница отображения всех блогов сайта
  • Категории
    Категории Страница отображения списка категорий системы блогов сайта.
  • Теги
    Теги Отображает список тегов, которые были использованы в блоге
  • Блоггеры
    Блоггеры Список лучших блоггеров сайта.
  • Авторизация
    Войти Login form
Подписаться через RSS Просмотр записей с тегом Экспериментальный перевод

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
Аристотель. Метафизика. Книга Г (4)

1

(1003а) Есть наука, которая обозревает существующее в его существовании и всё самостоятельно в нём проявляющееся. Такая наука – ни одна из зовущихся так частных наук. Ведь ни одна из других наук не обозревает всеобщее существование существующего; но такие науки, отрезав какую-то часть, в ней осматривают свойства: скажем, точные науки. 

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
Аристотель. Метафизика. Книга А (1)

1

(980а) Все люди от природы охотники до знания. Примета этого – чувственное восхищение: без всякой пользы люди любят чувствовать ради чувства, особенно смотреть. Мы не только в работе, но и когда не собираемся работать, предпочитаем смотреть, а не что-то другое делать. Среди всех чувств лучше всего зрение помогает познанию, показывая нам все возможные различия вещей. 

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
Аристотель. Метафизика. Книга В (3), 1--2

1

(995а) Возвращаясь к искомой науке, прежде всего приглядимся, что нас больше всего ставит в тупик. Это то, что разные философы делают совсем разные предположения об одних и тех же вещах, и то, что важные вещи все философы проглядели. 

Если мы хотим выйти на широкую дорогу, нужно научиться правильно выходить из тупиков. Мы пойдем прямо, если разберемся с тем, чего не понимаем. Но нельзя распутать то, чего не знаем. 

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
Аристотель. Метафизика. Книга N (14), 1--4

1

О такой сущности мы уже много сказали. Но все философы придумывают противоположные начала  в физическом мире, и по этому образцу в мире неподвижных сущностей. Но если неприемлемо, чтобы что-то предшествовало началу вообще всего, то невозможно, чтобы такое начало служило началом, не будучи само началом. Это всё равно что сказать, что белый цвет – принцип только для белого цвета, тогда как белое может существовать только как признак другого подлежащего, и это подлежащее первично. 

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
Аристотель. Метафизика. Книга М (13), 4--7

4

О математических вещах, что они существуют и в каком смысле существуют, в каком смысле первичны, а в каком – нет, мы много сказали. А об идеях, сперва следует осмотреть положение об идеях, не сближая их с природой чисел, но как их изначально предполагали те, кто первые стали говорить об идеях. 

Положение об идеях возникло у говоривших о них благодаря тому, что они послушались как истинных формулировок Гераклита, что все чувственные вещи вечно текучи, и значит, если знание и понимание имеют свой предмет, то должны быть какие-то другие сущности кроме чувственных, устойчивые: о текучем знанию не быть. 

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
Аристотель. Метафизика. Книга Ι (10), 8--12

8

Так как о простом сущем говорят во многих переносных смыслах, в то числе как о существующем свойстве, то сперва начнем с существования свойств. Что ни одна из наук нашего предания не трактует свойства, очевидно. Строительство не смотрит на обстоятельства пользования домом, скажем, будет ли жителям грустно или весело. Также и наука ткача, наука башмачника, наука повара, каждое по себе смотрит на относящееся к ее ведению, что и есть собственная ее цель. 

Аристотель. Метафизика. Книга I (10), 6--7; Книга М (13), 1--2

Из книги I (10)

6

Близко к описанному и изречение Протагора, который говорил, что человек есть мера всех вещей. Он сказал лишь, что несомненно только то, что в людском мнении. Но если так, то одно и то же есть и не есть, плохо – это хорошо, и противоположные высказывания совпадают. Ведь часто одному одно представляется правильным, другое другому, и тогда что каждому представилось – то и мера. 

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
Аристотель. Метафизика. Книга Λ (12), 6--10

6

Так как три существования, из которых два природных и одно неподвижное, о последнем нужно сказать, что неподвижное существование не может не быть вечным. Ведь существования стоят во главе всего существующего, и если все они подвергутся разрушению, то будет разрушено всё. Но нельзя породить или разрушить движение, оно было всегда, или время. Ведь чтобы сказать «раньше» или «позже» и требуется время. 

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
Аристотель. Метафизика. Книга 11 (К), 1--4

1

(1059а) Что мудрость, в общем – наука о началах, очевидно из сказанного в начале, когда мы застревали в сказанном другими о началах. Но сейчас мы застреваем на другом вопросе: одна предполагается наука мудрость или много? 

Если одна наука, то любая наука всегда изучает противоположности, а начала не могут быть противоположными. А если много наук, то какие это науки? 

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
Аристотель. Метафизика Z 14--17

14

Очевидно из сказанного, что получается у тех, кто говорит, что идеи – отдельные сущности, и одновременно придумывает, что вид состоит из рода и отличительных особенностей. Ведь если «идеи» есть, и «живое существо» и в человеке и в лошади, то либо это одно «живое существо», либо всякий раз разное. Если исходить из формулы, то одно, потому что мы говорим о разных вещах, но всякий раз говорим одно: «живое существо». А также если есть «человек сам по себе», как определяемое отдельно, то необходимо, чтобы его составные части, как «живое существо» и «двуногое» тоже имели бы свое значение и имели бы обособленное существование. И то же самое нужно сказать о «живом существе». 

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
Аристотель. Метафизика. Книга Λ (12), 1--5

1

Мы обозреваем существование: ведь мы посягаем на начала и причины существований. И если «всё» -- это нечто целое, то существование – первичная часть целого. А если «всё» -- это последовательность, то всё равно сначала существование, потом качество, а потом только количество. Что не существование, то и не существует как таковое, но выступает как качество или движение. Если мы определим что-то как «не белое», «не прямое», то мы просто признаем, что существует что-то не белое. 

Ничего кроме существования не существует самостоятельно. В пользу этого свидетельствует и проделанная древними работа: они отыскивали начала, элементы и причины. 

Аристотель. Метафизика. Книга седьмая (Ζ), 10--13

10

Всякое определение – мера. Но всякая мера состоит из частей, и как мера соотносится с вещью, так и ее части – с частями вещи. Сразу вопрос. Выводится ли мера частей из меры целого или нет? Мы видим, что иногда выводится, а иногда нет. 

Так, чтобы измерить круг, не надо мерить его отрезки. Но чтобы измерить слог, надо учесть все буквы. Хотя круг так же делится на отрезки, как слог делится на буквы. 

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
Аристотель. Метафизика. Книга седьмая (Ζ), 5--8.

Мы зашли в тупик. Если мы отказываемся называть определением формулу присоединения («это когда…»), то как можно дать определение не простым вещам, а сочетаниям? мы поневоле будем говорить сначала об одном, а потом о другом. 

Например, есть нос, он изогнутый и курносый, и мы будем говорить, что «когда он такой-то с таким-то». Ведь нос не страдает курносостью или изогнутостью, но таков сам по себе. Это не то что «Каллий белый» или «Человек белый», где это привходящее свойство человека, -- но это как для животного мужской пол, или для количества наличие равного количества, или для всего заявившего о себе то, что о нём заявляют. 

Аристотель. Метафизика. Книга α (Книга вторая)

1

Созерцать истину то затруднительно, то легко. Примета проста: никто не настигает истину торжественно, но и не терпит полного поражения, но каждый говорит что-то «о природе», и всякий раз хоть какой-то вклад вносит в победу: а вместе получается уже значительная совокупность. Так и бывает, прямо как в поговорке «В широкие ворота не промахнешься». Поэтому истина легко дается, но трудно удержать целое, разбираясь с частями, отсюда и трудности. 

Аристотель. Метафизика. Книга Θ (9). Бета-версия перевода

Девятая книга «Метафизики» посвящена в основном действительности: Аристотель не берет онтологические понятия как что-то готовое, но всякий раз расчищает им место среди заблуждений и затруднений нашего языка, меняя слайд за слайдом и аспект за аспектом. Весьма трудно переводить эту книгу, потому что не сразу представляешь, какие заблуждения угнетали слушателей, но радуешься, когда понимаешь, каким счастьем становилось понимание происходящего. В этом переводе мы еще недостаточно смелы, но смелости наберемся при сведении всех книг, а перевести надо, потому что Первов и Розанов перевели только первые пять книг, а Лосев только 13 и 14 книгу. Остальные книги ждут смелых слушателей.