Пример

Prev Next
.
.

  • Главная
    Главная Страница отображения всех блогов сайта
  • Категории
    Категории Страница отображения списка категорий системы блогов сайта.
  • Теги
    Теги Отображает список тегов, которые были использованы в блоге
  • Блоггеры
    Блоггеры Список лучших блоггеров сайта.
  • Авторизация
    Войти Login form
Подписаться через RSS Просмотр записей с тегом философия

Добавлено : Дата: в разделе: мысли вслух
Сова Минервы. Ко дню рождения В.Одоевского

Для разума инстинкт есть бред. Одоевский

«Кто знает голоса русских народных песен, тот призна́ется, что есть в них нечто, скорбь душевную означающее», – говорил Радищев, слыша в крестьянской, исконно русской музыкальной культуре и чувства, и настроения, и думы народа. И мысли и слова, самобытность и извечный «скорбный протест».

Победы русского Просвещения мало что дали непосредственно самому народу.

Более того, явный западнический уклон лучших умов, – отрицающих преобладание диатонизма и квинтовой темперации, – под прикрытием таких несгибаемых авторитетов, как Державин, бездоказательно внёс в обиход надуманные положения о древнегреческом происхождении р. н. песни. Способствовало этому также и отсутствие в светских образовательных пансионах отдельной самостоятельной дисциплины об изучении музыки вообще – и народной в частности: «Изумительная способность русских поселян присоединить к хору тонику или доминанту, а иногда к ним терцию или квинту, из всех народов, сколько известно, принадлежит исключительно русским», – утверждал герой нашего повествования.

Привязка к тегам музыка философия
Ангелы: Ходасевич, Набоков и континуум-гипотеза

Стихотворение Владимира Набокова "Крушение" (1925) -- тревожное и мучительное переживание боязни крушений. Если страх перед хождением в море на больших кораблях  известен со времён Од Горация, то страх перед крушением поезда необычен в истории поэзии; скорее, поездка по железной дороге воспринималась как мучительный однообразный ритм, как в "Трилистнике вагонном" И. Анненского. 

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
Линейное и живописное глазами самого феномена

Главная философская трудность теории Генриха Вёльфлина (1864 - 1945) была в том, что коренное противопоставление «линейного» и «живописного» в конце оказывалось противопоставлением вещи данной и вещи явленной. Линии сурово натыкались на саму реальность вещи, и даже их геометрическая условность постоянно предавала себя под нажимом карандаша художника.

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
Аристотель. Метафизика. Книга N (14), 1--4

1

О такой сущности мы уже много сказали. Но все философы придумывают противоположные начала  в физическом мире, и по этому образцу в мире неподвижных сущностей. Но если неприемлемо, чтобы что-то предшествовало началу вообще всего, то невозможно, чтобы такое начало служило началом, не будучи само началом. Это всё равно что сказать, что белый цвет – принцип только для белого цвета, тогда как белое может существовать только как признак другого подлежащего, и это подлежащее первично. 

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
Аристотель. Метафизика. Книга Ι (10), 8--12

8

Так как о простом сущем говорят во многих переносных смыслах, в то числе как о существующем свойстве, то сперва начнем с существования свойств. Что ни одна из наук нашего предания не трактует свойства, очевидно. Строительство не смотрит на обстоятельства пользования домом, скажем, будет ли жителям грустно или весело. Также и наука ткача, наука башмачника, наука повара, каждое по себе смотрит на относящееся к ее ведению, что и есть собственная ее цель. 

Аристотель. Метафизика. Книга I (10), 6--7; Книга М (13), 1--2

Из книги I (10)

6

Близко к описанному и изречение Протагора, который говорил, что человек есть мера всех вещей. Он сказал лишь, что несомненно только то, что в людском мнении. Но если так, то одно и то же есть и не есть, плохо – это хорошо, и противоположные высказывания совпадают. Ведь часто одному одно представляется правильным, другое другому, и тогда что каждому представилось – то и мера. 

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
Аристотель. Метафизика. Книга Λ (12), 6--10

6

Так как три существования, из которых два природных и одно неподвижное, о последнем нужно сказать, что неподвижное существование не может не быть вечным. Ведь существования стоят во главе всего существующего, и если все они подвергутся разрушению, то будет разрушено всё. Но нельзя породить или разрушить движение, оно было всегда, или время. Ведь чтобы сказать «раньше» или «позже» и требуется время. 

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
Аристотель. Метафизика. Книга 11 (К), 1--4

1

(1059а) Что мудрость, в общем – наука о началах, очевидно из сказанного в начале, когда мы застревали в сказанном другими о началах. Но сейчас мы застреваем на другом вопросе: одна предполагается наука мудрость или много? 

Если одна наука, то любая наука всегда изучает противоположности, а начала не могут быть противоположными. А если много наук, то какие это науки? 

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
Аристотель. Метафизика. Книга Λ (12), 1--5

1

Мы обозреваем существование: ведь мы посягаем на начала и причины существований. И если «всё» -- это нечто целое, то существование – первичная часть целого. А если «всё» -- это последовательность, то всё равно сначала существование, потом качество, а потом только количество. Что не существование, то и не существует как таковое, но выступает как качество или движение. Если мы определим что-то как «не белое», «не прямое», то мы просто признаем, что существует что-то не белое. 

Ничего кроме существования не существует самостоятельно. В пользу этого свидетельствует и проделанная древними работа: они отыскивали начала, элементы и причины. 

Аристотель. Метафизика. Книга седьмая (Ζ), 10--13

10

Всякое определение – мера. Но всякая мера состоит из частей, и как мера соотносится с вещью, так и ее части – с частями вещи. Сразу вопрос. Выводится ли мера частей из меры целого или нет? Мы видим, что иногда выводится, а иногда нет. 

Так, чтобы измерить круг, не надо мерить его отрезки. Но чтобы измерить слог, надо учесть все буквы. Хотя круг так же делится на отрезки, как слог делится на буквы. 

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
Аристотель. Метафизика. Книга седьмая (Ζ), 5--8.

Мы зашли в тупик. Если мы отказываемся называть определением формулу присоединения («это когда…»), то как можно дать определение не простым вещам, а сочетаниям? мы поневоле будем говорить сначала об одном, а потом о другом. 

Например, есть нос, он изогнутый и курносый, и мы будем говорить, что «когда он такой-то с таким-то». Ведь нос не страдает курносостью или изогнутостью, но таков сам по себе. Это не то что «Каллий белый» или «Человек белый», где это привходящее свойство человека, -- но это как для животного мужской пол, или для количества наличие равного количества, или для всего заявившего о себе то, что о нём заявляют. 

Пушкин и философия Лиссабонского землетрясения

В стихотворении Пушкина «Движение» (1825) не вполне ясен конфликт: противопоставление аксиоматического и достоверного знания (Зенон и Антисфен) публика решает в пользу достоверного знания, но во второй строфе достоверное знание сводится к правдоподобному и потому ложному. Это не та критика классицистского правдоподобия, которая в культуре утвердилась позднее: как раз перед публикой правдоподобие работает, оно не работает как фигура памяти. Ассоциативность памяти, «другой пример… мне приводит», иллюзия правдоподобия оказывается с самого начала разрушена механизмами ассоциаций, возводящих случай в непогрешимый пример.

Добавлено : Дата: в разделе: Без категории
Федье о Гераклите

Досократики для Федье, автора лекций о метафизике – это те, для кого текст не будет первой и последней инстанцией: часто даже от них не дошло фрагментов, но только намеки на фрагменты. Эти намеки Федье называет презумпциями – мы знаем, что они сделали что-то значимое в той же мере, в какой мы знаем, что они создали тексты. При этом текстов у нас нет в распоряжении, мы можем только отличить их тип мысли от того типа мысли, который пришел с Сократом. Но так же мы знаем, что между ними и Сократом больше общего, чем между всеми философами и предшествующей традицией. Они уже не воспевают бытие, потому что нашли для него хотя бы предварительные формулы. Когда перед нами одна формула, как у Анаксимандра, она с трудом считывается, но обещания многих формул, как у Гераклита, считываются легче.

(К выступлению на семинаре "Язык богословия" в Федоровском соборе, СПб., 20 ноября 2015 г.)

1. Вопрос о подразделениях религиозной философии усложнен тем, что сам статус этой дисциплины неясен. Несмотря на мощную институционализацию религиозных дисциплин в постсоветское время, не было даже попыток открыть специальность "религиозная философия"; философские факультеты предпочли выпускать религиоведов. Программы дисциплин "Религиозная философия" представляют изложение как основных тем рассуждений тех, кого назвали религиозными философами, так основных философских положений, выводимых из разных религий. В религиозной философии не увидели ни способ подготовки элит старого бюрократического типа, ни подготовки новых элит менеджерского типа. При этом учение тех, кого действительно можно назвать религиозными философами до эпохи современности, например, Михаила Пселла, Георгия Гемиста Плифона или Пико делла Мирандола, в существующих программах по курсам религиозной философии почти не рассматривается.

Привязка к тегам философия христианство